Форум » *Архив* » Василий Ливанов как писатель » Ответить

Василий Ливанов как писатель

gwettarrin: Не знаю, в это ли раздел я пишу, но вроде такой темы ещё не было. Совсем недавно купила книгу Василия Ливанова "Помни о белой вороне". Там он рассказывает об известных людях, с которыми ему довелось встречаться и работать. Туда также вошли несколько его рассказов. Очень интересно написано, пока я ехала домой в метро, прочитала страниц 40. А ещё этак года 3 назад видела ещё одну книгу, написанную Ливановым. Но сейчас, если честно, я не уверена, была ли она точно написана им самим, или же просто о нём. Я также не помню, как она называлась, но судя по всему, на тот момент она была новая. Стоила где-то около 300р. У меня не было денег, и я её не купила. Потом через некоторое время, зайдя в этот же магазин, я её уже не обнаружила в продаже. И недавно я тоже предприняла некоторую попытку найти её, но она оказалась тщетной. В интернете я никакой информации о существовании данной книге не нашла (правда я не так уж хорошо искала ). Поэтому у меня к вам вопрос: может быть, кто-то слышал о такой книге, и вообще, какие ещё книги написал Василий Ливанов(кроме детских, и "Невыдуманного Пастернака") ???

Ответов - 146, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

DonDanillo: Михаил Гуревич пишет: Не зря я люблю этот сайт! Михаил, а со съемочной площадки ливановского "Дон Кихота" фотографии у Вас остались? Ведь должны быть, наверняка :)

Михаил Гуревич: DonDanillo пишет: Михаил, а со съемочной площадки ливановского "Дон Кихота" фотографии у Вас остались? Дело было так я ездил с Василием Борисовичем уже тогда, когда они всё отсняли и готовились к техническому периоду я там общался с болгарскими артистами - Цветана Манева, Стефан Данаилов, - с оператором Леонидом Калашниковыми с болгарским продюсером Жаль , что всего три дня был Ливанов мне давал фотокадры - для использования в печати. Я и использовал, статьи выходили. Потом он всё попроси лвернуть время-то было ещё доинтернетское но одну фоточку я себе оставил - Дон Кихот с понятой рукой и открытым ртом как-нибудь всё это отсканирую и ещё есть полароидный снимок, где я и Ливанов запечатлелись на фоне памятника Александру Второму у гостиницы София, где мы тогда жили снимал как раз Калашников - Ливанов сказал: "У вас будет, кадр, сделанный великим оператором".

DonDanillo: Михаил Гуревич пишет: как-нибудь всё это отсканирую Хочется поймать Вас на слове! Только пусть "как-нибудь" произойдет поскорее, не откладывайте, ладно? Тут кое-кто, не будем говорить кто, уже больше года отсканировать одно фото и оцифровать минуту видео никак не соберется А я в качестве "алаверды" выложу снимки с открытия театра "Детектив" в 1988 году, с премьеры "Исполнителя" в помещении Студенческого театра МГУ. Мне довелось там быть 14 летним пацаном, там и познакомился первый раз с Ливановым (спустя много лет пришлось знакомиться второй раз).

Pinguin: Михаил Гуревич пишет: снимал как раз Калашников Say cheese - Kalashnikov is shooting!

Оксо Витни: Pinguin пишет: Kalashnikov is shooting! Don't shoot me I'm only piano player (c)

Алек-Morse: Оксо Витни пишет: Don't shoot me I'm only piano player (c) Что переводится, как: "Не шутите, я больно пьяный в стельку!" (с)

Рени Алдер: Dr. Percy Trevelyan Уважаемый коллега! С интересом прочла Ваши антимаршаковские филиппики. Очень поучительное чтение; еще раз подтверждает известный тезис, что люди просто обожают бороться с теми недостатками, которые присущи им самим. Вы так осуждаете Самуила Яковлевича за случайность и необязательность слов - и в то же время позволяете себе написать: штамп тем и плох, что рано или поздно стирается Если речь идет об угловом штампе канцелярии какого-л. предприятия - то да, он рано или поздно стирается; но Вы ведь говорите о штампах литературных, языковых - а они отличаются тем, что уже, изначально стерты, т.е. лишены образности, живого содержания. Ну, а теперь о, как Вы изволили выразиться, "дешевой риторике". Dr. Percy Trevelyan пишет: А читая перевод Маршака, превращаешься в усталого советского гражданина, едущего в тускло освещённом трамвае домой, одетого в потёртое серое пальто с "Правдой" в кармане, которому некогда отвлекаться на классовые предрассудки сттратфордских лебедей, а надо планировать работу собственного предприятия на год вперёд. Мне показалось, или Вы действительно слегка презираете этого усталого советского гражданина? За то, что он имел глупость целый день работать, за то, что не удосужился привезти из-за границы пальтишко поприличней, за то, что «лезет со свиным рылом в калашный ряд высокой поэзии»... Что же это, уважаемый доктор, как не слегка припудренная декларация: "Кто читает Маршака - тот жалкий совок! Для настоящих высоколобых интеллигентов годится только Пастернак!"? Сдается мне, это какой-то не совсем честный прием литературоведческой полемики... Ну, и собственно о переводе Маршака. Вы правильно написали: Dr. Percy Trevelyan пишет: ...затёрты (соглашусь, что это тоже не самый точный эпитет) Я Вам подскажу нужный эпитет. Прелесть маршаковских сонетов в том, что они очень просты - не той простотой, которая хуже воровства, а той простотой, которая чужда умничаний и красивостей, потому что просто их переросла как в свое время Пушкин перерос романтические красивости своего учителя Жуковского. Просто прочтите этот сонет. "Зову я смерть..." - что может быть проще и искренней (не-торжественней, не-фальшивее, не-риторичнее!) этого полувыдоха, этого признания усталой души. А ненавидимое Вами "всё мерзостно" - Вы пробовали произнести его? После длинного (трёхстрофного) перечисления "невтерпежных" вещей - звучащего довольно гладко и довольно однообразно по ритму - вдруг эта перебивка из столпотворения согласных (да еще и аллитерация свистящих з-с) - это же просто выплеск того, что накипело... Я обожаю этот момент при чтении вслух. Нет, я не приглашаю Вас присоединиться к моему обожанию - в конце концов, "De gustibus..." еще никто не отменял. Я только приглашаю Вас к вдумчивости и объективности. И еще - к не-риторичности.

maut: Рени Алдер И как вы умудряетесь сказать то, что вертится на языке вот так просто и.. .. здорово!

Рени Алдер: maut, спасибо! Вы заставляете меня краснеть...

Михаил Гуревич: DonDanillo пишет: Хочется поймать Вас на слове! Только пусть "как-нибудь" произойдет поскорее, не откладывайте, ладно? Ладно! я буду всемерно стараться!

Фандорин: gwettarrin пишет: Совсем недавно купила книгу Василия Ливанова "Помни о белой вороне". Там он рассказывает об известных людях, с которыми ему довелось встречаться и работать. Туда также вошли несколько его рассказов. Очень интересно написано, пока я ехала домой в метро, прочитала страниц 40. Василий Ливанов многогранно талантлив...

Dr. Percy Trevelyan: Простите, что так долго не отвечал; полемика, на мой взгляд, на самом деле захватывающая, на месте администрации форума я бы даже выделил её в отдельную тему, а то здесь она выглядит несколько оффтопично; я собирался с мыслями и силами для продуманного ответа, но ему, видимо, так и не суждено появиться на свет, поэтому просто вновь попытаюсь открыть вентиль для увеличения напора потока сознания. Благодарю Вас, Рени Адлер, за развёрнутый ответ; прошу и меня понять правильно: я не призываю употреблять книги с переводами Маршака для растопки печей и разжигания костров; если они служат для чего-то топливом, так это исключительного для моего полемического пыла, возможно, и вправду излишнего. Я говорил в предыдущий раз о чтении как самоуничижении, своего рода отрешении; от чего? От себя самого - в первую очередь; именно поэтому чтение меняет человека; оно, по словам Бродского, есть "перемещение в пространстве опыта со скоростью перелистывания страниц". Мною перевод 66-го сонета был прочитан в отрешении от шекспировского корпуса сонетов, на фоне словесности сердцевины советской эпохи; Вы же предлагаете прочесть его, полностью отрешась от культурного груза, когда "МИЛЫЙ ДРУГ" не отсылает к Мопассану, а МЕРЗОСТНО значимо звучанием, а не риторичностью. Вы, разумеется, правы. В варианте С. Я. есть своя прелесть; это обращение к милому другу по-своему трогательно; столь же трогательно и МЕРЗОСТНО, и НЕВТЕРПЁЖ. Если договаривать до конца, то, в общем-то, ясно, отчего этот кривляка и шалопай НЕВТЕРПЁЖ появляется на сцене: по той же причине, что и МЕРЗОСТНО; это выплеск накопленного раздражения; "не хочу" или "не могу" были бы тут просто смешны. Мой упрёк в сбое ритма опять-таки беру обратно; я случайно отыскал ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ вариант перевода этого четверостишия, звучащий так: И прямоту, что глупостью слывет, И глупость в маске знатока искусства, И вдохновения зажатый рот, И служащие злу благие чувства. Неясно, что послужило причиной замены на дико звучащего МУДРЕЦА, ПРОРОКА; прозрачность намёка? Но тогда сонет следовало бы просто запретить к печати вкупе с Булгаковым, Бродским и Солженицыным. Да, раздражение и тёплое, слегка суховато отрешённое чувство к МИЛОМУ ДРУГУ переданы безупречно. Но, но, но... Не противоречите ли и Вы самой себе, леди Адлер? Вы говорите о простоте перевода С. Я. Но эта простота всё же несколько неестественна. Мало кто называет любимого МИЛЫМ ДРУГОМ, говорит НЕВТЕРПЁЖ и применяет эпитет БЕЗЗУБЫЙ по отношению к немощи; ведь он очевидно НЕОБЯЗАТЕЛЕН, этот эпитет, он случаен; немощь может быть беззубой, а может быть... нужное впишите самостоятельно. ЗОВУ Я СМЕРТЬ не так просто и естественно, как ИЗМУЧАСЬ ВСЕМ, Я УМЕРЕТЬ ХОЧУ; лёжа на больничной койке, я скажу ЗОВУ Я СМЕРТЬ разве что иронизируя; кстати, как верно перевести строку Шекспира: я вопию о смерти или к смерти (for restful death)? Если К, то и весь монолог обращён К ней, это беседа со смертью, что заставляет вновь взглянуть на сонет иначе. Ставя столь резко отличающееся по ИНТОНАЦИИ и БЛАГОЗВУЧИЮ (ну, или как сказать? красивости? литературности?) слово НЕВТЕРПЁЖ туда, где у Шекспира подобного не было, С. Я. поступает весьма своевольно, гораздо своевольнее кажущегося единоличником-индивидуалистом Б. Л. (Вспомните его перевод двустишия о вывихнутом суставе времени из "Гамлета", сохраняющего не БУКВУ, но ИНТОНАЦИЮ оригинала; Лозинский тоже дробит фразу: "Скверней всего / что я рождён восстановить его" - "O cursed spite, that even I was born to set it right", но "век расшатался" совсем не то, что вывихнутый сустав времени или его РАЗЛАЖЕННЫЙ ХОД; стол расшатался - да; но ВЕК??) Простота Маршака - скорее ПОПЫТА ПРОСТОТЫ; его слова просты, мудры и безупречны, но, оказавшись вместе, в одном сонете, они смущают нас, как попавшие на одн сцену для награждения великий врач, великий инженер и великий философ; помните стишок о словаре? Не словарь, а рассыпанная повесть. Вагон метро, набитый порядочными людьми, так и не заговорившими друг с другом - вот что такое маршаковский перевод. А перевод Пастернака - дружеская компания, собравшаяся для попойки даже не важно где - в сонете или в письме; главное те узы любви и понимания, которые связывают этих художников слова ли, звука ли, образа.

Фандорин: Можно, конечно, было и покороче Dr. Percy Trevelyan...

Рени Алдер: Да уж, сообщения мсье Фандорина редко бывают длиннее двух предложений... Что не мешает подавляющему большинству из них оставаться флудом А разговор о переводах - если Эрно как-нибудь заглянет в эту тему - можно перенести, напр., в тот же Лингвистический трёп...

Фандорин: Извиняюсь...

Dr. Percy Trevelyan: Короче говоря: я пастернака не читал, но если лягушка квакает, её из болота надо выселять. Таково моё мнение. Я простой доктор, заурядный хирург, режу людей, всё режу и режу, меня тоже режут нещадно - главврач режет истории болезни, коллеги режут скальпелем (и ржут, что обидно); опять-таки, резь в глазах, это неприятно, резь в животе вообще мама не горюй, так что НУ ХОТЬ ГДЕ-НИБУДЬ НАДО ОТТЯНУТЬСЯ!!

Dr. Percy Trevelyan: Кстати, если говорить о простоте и ясности, то образцом могут послужить переводы Финкеля. Он жертвует многим, кому-то покажется, что непростительно многим, но имеет на то полное право: его варианты, несмотря на мелкие огрехи и неточности, настолько искренни и чисты! Все эти лёгкие несогласованности не режут глаз, их прощаешь так же легко, как грамматические оплошности в дышащем юностью девическом сочинении. Полагаю, г-ну Финкелю просто не хватило времени ОТШЛИФОВАТЬ переводы, причины же подобной нехватки стоит выяснить. А манера его безупречна. С. Я. же, как мне представляется, не стремится к ОТШЛИФОВАННОСТИ, оттого-то и уязвим. Сам Шекспир (хотя не мне судить) в высшей степени неуравновешен, ну да, "сонет, написанный ночью, с огнём, без помарок" - ранний Пастернак перешекспирил самого Шекспира. Но тем трогательнее эта простота переводов Финкеля. Всё лучшее, всё созданное для перечитывания пишется с расчётом - пусть бессознательным - на детей. Если тяжело им, то что уж говорить о зрелых мужах...

Dr. Percy Trevelyan: Кстати, спасибо участникам дискуссии: без них Финкель так и остался бы для меня террой инкогнита.

vic: "Честь имею"-рассказ, написан Ливановым.Если ошибаюсь, заранее прошу прощения.

MariSHerlie: Фандорин пишет: gwettarrin пишет: цитата: Совсем недавно купила книгу Василия Ливанова "Помни о белой вороне". Там он рассказывает об известных людях, с которыми ему довелось встречаться и работать. Туда также вошли несколько его рассказов. Очень интересно написано, пока я ехала домой в метро, прочитала страниц 40. Василий Ливанов многогранно талантлив... Да, книги у него хорошие



полная версия страницы