Форум » *Архив* » ИХ мнения о НАШЕМ Холмсе (продолжение) » Ответить

ИХ мнения о НАШЕМ Холмсе (продолжение)

Sascha: http://www.imdb.com/title/tt0079902/ The best Sherlock Holmes movie ever made, 16 October 2004 Author: rainfall When you visit museum of Sherlock Holmes in London, Baker St., first thing that you see on the second floor is a number of pictures of all actors who ever played Holmes in the movies, and in the middle of that compilation you can see the biggest photo - the photo of Vasiliy Livanov. All world cinematographers (including British ones) have admitted that Vasiliy Livanov is the best Sherlock Holmes that ever appeared on screen. And it is true. There were made several movies about the adventures of Sherlock Holmes and Dr.Watson for Russian TV in the late 70-ies and early 80-ies, including such films as The Meeting, The Hound of the Baskervilles, Bloody Script and many more (about 10 total number). Livanov as Sherlock, Vitaliy Solomin as Watson, Rina Zelenaya as Mrs.Hudson, Borislav Brondukov as Inspector Lestrade all make these series directed by Igor Maslennikov an all-time masterpiece. Almost all of actors started their careers in theaters (Livanov, Solomin and Zelenaya continued giving performances even after their success on the big screen) which gave films amazing atmosphere of reality. The images of old London were carefully reconstructed in Baltic cities almost untouched by time which gave movies a lot of similarities with real XIX century London. All movies (it wouldn't be right to call them episodes) are set on very high level, and from the opening unforgettable music score they charm every viewer. It's very hard to distinguish the best film of the series, every of them has something unique. The Hound of the Baskervilles for example has the greatest number of participating celebrities, including Nikita Mikhalkov (internationally known for directing and playing in such movies like An Unfinished Piece for Mechanical Piano, The Barber of Siberia, Oscar-winning Burnt by the Sun etc.), Oleg Yankovskiy (Nostalgia by Tarkovskiy), Evgeniy Steblov and many more. This set of movies is a must-see for everyone whether you've read the book or not. It's rather difficult to find these movies with English subtitles but they exist and trust me, they worth searching for them. 10 out of 10 for all films. http://www.amazon.com/gp/product/B0001WHYOC/002-8324332-0750448?v=glance&n=130 Surpasses any Holmes series made in the West, September 14, 2005 Reviewer: horatia nelson (UK) - See all my reviews This DVD is fantastic. The scripts are brilliantly written and faithful to the books but with added touches of the scriptwriter's own, all of which work wonderfully. The cast are excellent and Livanov makes a wonderful Holmes, playing him with just the right balance of humanity and arrogance. However, it is the casting of Watson which means this series stands out from the many others made. He's young! He's intelligent! He has depth! And, good heavens, Holmes treats him as an equal. The chemistry between Vasily Livanov and the late Vitaly Solomin is amazing and brings the sense of fun and friendship in the books to the small screen, especially as Livanov's Holmes teases Watson quite frequently. The sets and locations make a remarkably convincing Victorian England and it is obvious that the series has been very well researched. Holmes even writes his farewell note to Watson in English. Talk about attention to detail - the great detective would be impressed! The Reichenbach sequence and Holmes's return are very moving and illustrate the care with which this series was made. An absolutely brilliant series, even if you don't speak Russian. Sherlock Holmes from Russia..., July 2, 2004 Reviewer: Peter (Vladivostok, Russia) - See all my reviews Once the Englsh prime minister Margareth Tatcher said, that russian Sherlock Holmes was the best one... She was speaking about classical russian tv miniseries "The adventures of Sherlock Holmes and Dr. Watson" or "Priklyuchenia Sherloka Kholmsa I Doctora Watsona". It contained 5 sets of two or three episodes each. The third set "Hound of Baskervilles" was aknowledged to be the best version of Conan Doyle's stories. That is true! You know why? The atmosphere of Victorian England is just magnificent, i can say the same thing about the atmosphere of a classical detective. These tv versions are almost perfect, especially we can say this about the original score and cast. Once you see Vasiliy Livanov acting and you'll never imagine any other actor playing this part. This disc represents the second set "The King of Blackmail" and it contains three wonderfull episodes telling us a story of professor's Moriarty and Sherlock Holmes duel. If you are a real SH fan you have to see this movie: it would be a real SH pearl in your collection.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Алек-Morse: Так получилось, что мне наконец-то удалось заполучить в собеседники не просто англичанина, а настоящего девонширца. Его зовут Николас Вейл, он действительно родился в Девоншире, где много диких собак Баскервилей. Какое-то время он жил в Норвуде, где, как вы помните, стоит особняк майора Шолто - героя "Знака четырех". Сейчас Николас проживает в Лондоне... Как поклонник Шерлока Холмса он не мог миновать нашей экранизации "Собаки Баскервилей" с Ливановым и Соломиным (помог, разумеется, YouTube.com), а я, в свою очередь, не мог отпустить его без рецензии на этот фильм. В этой части публикую только рецензию на "Собаку Баскервилей" (перевод рецензии мой). В следующей ожидается больше картинок, и меньше монолога: речь пойдет о соответствиях / или несоответствиях мест съемок - ландашафту подлинного Девоншира. И в дополнении к переводу нашего совместного обсуждения, я планирую опубликовать еще "беглые заметки" Николаса о фильме "Сокровища Агры" (точнее, впечатления от просмотренной первой серии). Следите за рекламой :) Наша «Собака Баскервилей» – на взгляд англичанина, настоящего девонширца The Hound of the Baskervilles - a Russian adaptation as seen from the West – written by wytchcroft You may reed original English text here - http://wytchcroft.livejournal.com/16555.html Рецензия / review (с) автор: Николас ВЕЙЛ, ник - Wytch (Великобритания), август 2008 г. ! – Английский оригинальный текст можно прочесть здесь - http://wytchcroft.livejournal.com/16555.html ссылка на публикацию в моём Живом журнале - http://alek-morse.livejournal.com/16120.html «Я впервые открыл для себя Холмса еще в детстве. Он произвел на меня такое впечатление, что я написал восхищенное письмо Конан Дойлу, думая, что он еще жив. Я и представить себе не мог, что когда я выросту, я сыграю Холмса на экране!» Василий Ливанов «Ватсона обычно показывали глупым и старым, но мы как можно точнее придерживались книг Конан Дойла». Виталий Соломин Говоря о случае с русским Шерлоком Холмсом (Ленфильм, 1981), важно заметить две вещи. Во-первых, я с большим удовольствием познакомился с ним. Во-вторых, моя позиция свидетеля в этом деле обусловлена тем фактом, что я наблюдал за разворачивающимися событиями сидя напротив моего компьютера, а не перед телевизором, как могло бы быть. Но, даже учитывая это, фильм поразил меня своим богатством, дороговизной. Квартира на Бейкер-стрит больше напомнила мне клуб «Диоген», чем типовое жилище для нижнего среднего класса, как британцы привыкли видеть в фильмах о Холмсе. Возможно, кого-то из зрителей это будет раздражать, но я быстро поверил в декорацию. Почему? Потому что, как я сильно подозреваю, каждый был увлечен этим фильмом – начиная с рядовых специалистов по реквизиту, вплоть до главных исполнителей в фильме, – деталь за деталью, они перенесли реальность на экран. В «Собаке Баскервилей» (которую я возьму в качестве примера) миссис Хадсон (она действует с приятной самоуверенностью, – явное признание роли пролетариата, своеобразная уступка коммунистической этике того времени) достает карту и раскладывает её на столе, - она проделывает это так, будто проделывала эту процедуру уже миллионы раз. Холмс (Ливанов) откидывается на спинку своего кресла – и это, в самом деле, ЕГО кресло; сыщик так удобно расположился в нем, будто каждый раз на протяжении многих лет он говорит Ватсону, чтобы тот усаживался в соседнее. В то, что ближе к окну, - так, как это описано у Конан Дойла. К примеру, в английском фильме (с Джереми Бреттом) кресло удалено, - там предпочли образ стоящего Шерлока. Поскольку сейчас был упомянут Джереми Бретт, я попытаюсь провести беглое сравнение, насколько это возможно. Я большой фанат бреттовского сериала с того момента, как только впервые увидел его – в 1984-м году. Если кто-то из читающих эти строки еще не имел возможности его посмотреть, я очень надеюсь, такой шанс получит – вы, непременно, получите удовольствие. Для меня Джереми Бретт – это само воплощение Холмса, и я сомневаюсь, что по отношению к любому другому актеру я смогу испытать что-либо подобное. Тем не менее, строго говоря, сравнивать Ливанова только с бреттовским воплощением было бы обманчиво (кстати, критики об этом тоже говорили!). В любом случае, гранадовская «Собака» - один из самых слабых фильмов в бреттовском сериале. (Поэтому, как только я доберусь до русской экранизации «Знака четырех», я немедленно проведу сравнение…) Джереми Бретт, или, скорее, Шерлок Холмс, не свалился с неба. В то же самое время, когда возник Бретт, английские зрители имели возможность видеть в этой роли Тома Бейкера и Йена Ричардсона. Оба фильма были созданы с определенным тщанием и оба актера приобрели хорошую репутацию, но с ни одним из них не случилось того, что случилось с Бреттом – их фильмы о Холмсе не дали начало сериалам. Зрители и критики предпочли Бретта. Что касается Ливанова, его версию Холмса лучше оценивать в связи с богатой историей этой роли, начиная с того момента, когда Холмс впервые шагнул со страницы журнала и до современных фильмов, таких, как недавняя экранизация «Собаки», сделанная на ББС. Говоря о соответствии рассказам и каноническим иллюстрациям, важно обрисовать контекст. Россия с самого начала была восхищена Шерлоком Холмсом, критики того времени приветствовали новые рассказы, основанные на детективной интриге. Тем не менее, сами рассказы проникали к читателям пиратским способом и в большинстве своем были мошенническими подделками (и тут я должен восхититься этому сжигающему читательскому интересу!). Здесь не было эквивалента журналу «Стрэнд», не было художника вроде Пейджета или Стила, создавшего свой характерный и узнаваемый образ. Здесь не было целлулоидной монополии Бэзила Рэтбоуна, которая создала бы довлеющий образ Холмса. Некоторые западные критики могут заметить разницу в устоявшихся образах и деталях, и решить, что этот Холмс не для них. Тем не менее, совершенно ясно, что и игра Ливанова и фильм в целом, в данном случае – «Собака Баскервилей», стремятся к чему-то целостному (that Hound of the Baskervilles attempts to create something definitive – for the first time). Но не стоит говорить, что все сравнения бессмысленны... Просто, важно иметь ввиду, что русская экранизация, засвидетельствовав своё почтение к Конан Дойлу, оказалась свободна в создании собственного «виденья» Холмса. Есть в фильме моменты, говорящие о том, что постановщики имели представление о таких иллюстраторах как Пейджет, но, при этом, были меньше связаны по рукам этим знанием. В любом случае, режиссерские вольности не чужды «Собаке Баскервилей»... К примеру, США подарили миру несколько довольно эксцентричных версий «Собаки» и Холмса (вспомним Стюарта Гранджера и Рождера Мура), которые оказались настолько далёкими от действительности, насколько это вообще можно себе представить. И, конечно, самые современные версии Холмса, созданные британским телевидением, оказались реакцией против устоявшихся представлений о Холмсе. Версия «Собаки» 2002-го года (с Ричардом Роксбургом), будучи весьма вольной экранизацией, является неканоническим переложением Конан Дойла (еще дальше продвинулся в этом фильм 2004 г. «Дело о шёлковом чулке» с Рупертом Эвереттом в роли Холмса). Какое место западный зритель мог бы отвести Ливанову? На мой взгляд, в нем проглядывают образы самых разных Холмсов из истории кинохолмсианы. Ливанов – довольно стройный, среднего роста, - напоминает Питера Кашинга, который в свое время сделал акцент на интеллектуальных способностях Холмса, что добавило его образу значительности. Ливанов поступает точно также – и довольно легко. Сравните его прибытие в Баскервиль-холл с появлением там Ватсона. Ватсон (чей образ весьма далёк от растиражированного во многих фильмах комичного дурачка) полон нетерпения как-то проявить себя, он всё с интересом подмечает, и, оказывается связан с делом, в большей степени, эмоционально. Тем не менее, Холмс, только явившись, сразу фокусирует свой взгляд, у него уже созрела гипотеза, и он просто ищет подтверждений. Как и отмечается в рассказах Дойла, Ватсон смотрит, но Холмс (как и его прототип Джозеф Белл) видит. К примеру, портрет Сэра Хьюго. Как видите, это не противоречит Кашингу, но, впрочем, целеустремленный Ливанов не выказывает возбужденного напряжения, которое демонстрирует Кашинг, и позднее Уильямсон, Ричардсон и Бретт. Его энергия кажется более естественной, по крайней мере, сразу становится интересно следить за ним. В фильме есть сцены, когда он почти вприпрыжку сбегает по ступенькам, чтобы, например, пообщаться с кэбманом. Ливанов восхитительно бежит по ступенькам, и точно также в «Сокровищах Агры» («Знак четырех»), когда собирается пуститься в погоню за Джонатаном Смоллом. В движениях Ливанова нет угловатости/ заламывания рук (Livanov himself has not the angular arms), у него нет длинных пальцев, как у Фрэнка Уайльда, и растиражированной манере таких исполнителей, как Артур Уонтнер, Кашинг и Бретт. Но его спокойная манера поведения, естественная харизма (natural authority) и его физические данные заставляют меня вспомнить игру, скорее, полузабытого Холмса – Дугласа Уилмера. Голос Ливанова низкий и неспешный – предполагает одновременно леность Холмса и определенную академическую уверенность в знаниях. Дойловские рассказы часто эксплуатируют идею Холмса и Ватсона как Учителя и ученика, и в русской экранизации «Собаки» как раз тот самый случай. Минимализм в игре – центральный аспект ливановской манеры. Впрочем, его движения и выражение лица нисколько не бессодержательны или ходульны, а, наоборот, точны и о многом говорящие. Когда всплывает тема любви, Холмс делает лишь несколько быстрых движений рукой, а его брови красноречивее всяких слов свидетельствуют о нем, как о человеке привлекательном и забавном. Такого рода юмор прекрасно срабатывает в русской экранизации – одна из самых смешных сцен, когда Ватсон придирчиво осматривает сэра Генри, пытающегося одеться в соответствии с английским стилем. Сцена длится недолго, здесь нет слов, но выражение лица и движения Ватсона просто замечательны (but the expression and hand movements Watson uses are hilarious). Как и Ливанов, Ватсон лучше всего выражает своего героя в деталях / выражает своего героя чрезвычайно тонко (Watson often conveys his character best by subtlety), как и большинство исполнителей в фильме… хотя и не все. И здесь мы должны взглянуть на «Собаку Баскервилей» как на экранизацию в целом. «Собака Баскервилей» это не просто наиболее знаменитое дело из архива доктора Ватсона/Конан Дойла, но это также и наиболее знакомое. Среди множества экранизаций, снятых на заре кинематографа, наиболее значительный фильм – это лента Мориса Эльвери 1921 года с участием Элли Норвуда, и наиболее знаменитая рэтбоуновская версия 1939-го года. Были еще киноленты и телесериалы, а также мультфильмы, подходившие к книге под разным углом зрения, была даже полностью комедийная версия Питера Кука и Дадли Мура 1978-го года. Любой относительно современный фильм подвергается придирчивому экзамену со стороны зрителя, хорошо знающего рассказы и множество киноверсий. Тем не менее, в большинство фильмов почему-то допускаются довольно неожиданные вещи – от ядовитых пауков (как в случае с фильмом Хаммера 1950 г.) до изменения внешности главных героев (и тут самое время поинтересоваться: «кто это носит накладную черную бороду?»). В русском фильме есть некоторые вынужденные изменения сюжета и персонажей – но, в целом, история оставлена нетронутой и есть кое-какие явные дополнения – с одним поразительным исключением. Это – сэр Генри Баскервиль, его внешность и характер. Многие люди (большинство – зрители с Запада) стонут от эксцентричного и театрального образа сэра Генри в русской «Собаке», и я вынужден в огромной мере согласиться с ними. Сэр Генри возникает в фильме вскоре после того, как мы имели удовольствие наблюдать на Бейкер-стрит за тонко отлаженными отношениями между Холмсом и Ватсоном, и за представленным нам доктором Мортимером, который, кстати сказать, изображен довольно достоверно. Сэр Генри (Никита Михалков) возникает – и всё вдруг резко меняется. За кадром вдруг начинает шутовски бренчать гитара и здоровенный «канадец» входит в дверь в огромной шубе, держа седло, и одетый как неотесанный ковбой. Вот что отталкивает многих западных зрителей (в частности, тех, кто из Северной Америки), и вскоре он сражает всех своей наигранной театральностью – стиль, известный как «тянуть сценарий» / «тянуть одеяло на себя» (?) ('chewing the scenery'). Таким образом, нет ничего удивительного в том, что его герой и его игра просто искрится (the character and his performance have drawn fire). Но, критики, игнорируя тот факт, что юмор довольно часто пропадает при переводе, если дело касается актерской игры, упускают из вида некоторые важные моменты. Если седло здесь просто для смеха (и как-то не очень - and uncomfortably so), то шуба, наоборот, очень точный сюжетный прием. Даже в сумраке девонширских болот на сбежавшем бедняге и лунатике Селдена вы сразу узнаете шубу сэра Генри. Во-вторых, характер сэра Генри представлен через столкновение с более погруженными в себя/ интровертными викторианскими джентльменами из английского общества. Такие джентльмены, с точки зрения современного зрителя, могут восприниматься как «холодные» и/или зажатые. Сэр Генри не из их числа, его дружеские жесты выказывают эмоциональную натуру, и это снова и снова повторяется в фильме. Его эмоции мгновенно проявляют себя – будь это радость или печаль, смех или слёзы. Его щедрое добросердечие ярко отражено в саундтреке. Хотя его первое появление сопровождается пародийно звучащей гитарной музыкой, - так едва обозначена экспансивная натура сэра Генри, - его музыкальная тема тут же заканчивается, и струнная секция начинает играть что-то сильное напоминающее из «Великолепной семёрки» (или из другого ковбойского кино), что также передает широкую и эмоциональную натуру сэра Генри. Трудно не поддаться на это, но мы вынуждены признать, что в эти моменты мы очень далеки от Конан Дойла и от того человека, которого Ватсон описывает как излучающего уверенность и в котором сразу угадывается джентльмен. И всё-таки, давайте снова задумаемся над этим – сэр Генри существует за гранью условностей и манер английского джентльмена, и из того, как в фильме развивается его линия, становится ясно, как сильно это его обременяет. Те самые черты, которые Ватсон в повести приписывает сэру Генри, здесь поданы как принадлежащие Степлтону – и в этом жесткая ирония. В фильме есть момент, где Степлтон (буквально) «чувствует себя как дома», находясь в гостях в Баскервиль-холле, даже в большей степени, чем сам сэр Генри. Сам Степлтон соответствует дойловскому описанию весьма грубо – более существенно то, что он передает характер своего героя, и его выражение лица, с замечательным натурализмом. Опять же, этот герой часто предстает в фильмах безнадежно театральным – и в значительной мере он такой и в самой повести. Русский актер (Олег Янковский) своей блестящей игрой спасает Степлтона от образа мелодраматического злодея... Есть в фильме один открыто комедийный образ, это – миссис Бэрримор, которая рыдает навзрыд и смеётся прямо перед лицом сэра Генри, что создает контраст всем тем угрюмым воплощениям этой героини, к чему зрители в большинстве привыкли видеть в экранизациях. Её поведение находится в необъяснимом противоречии с викторианскими нормами, и благодаря этому её труднее оправдать. Такая эмоциональность проявляется только в ней, - главные герои, включая миссис Степлтон (Ирина Купченко), действуют с известной сдержанностью, кроме небольшого момента, когда Холмс и Ватсон воссоединяются в объятиях. Восторг от встречи мог быть сыгран и посдержаннее, тем более, что далее заметно, что Ватсон в силах сдержать свой гнев (хотя Конан Дойл наградил Ватсона гневной реакцией), он мог бы почувствовать себя «преданным» Холмсом, но не позволил пошатнуть свою веру. Очень любопытный аспект в связи с Ватсоном: как только Холмс возвращается в фильм, Ватсон фактически растворяется в его тени, превращаясь (почти буквально) в фон – также, как и было в начале фильма. Это говорит о том, что отношения между ними не дают Ватсону развиваться самостоятельно, и что также красноречивее всяких слов говорит о великодушии актера Виталия Соломина, который на протяжении фильма не пытается усложнить задачу Ливанову. Как уже отмечалось, остальные персонажи тоже показаны превосходно – от харизматичного Бэрримора до искренней / безучастной (? - unaffected) мисс Степлтон и более властной Лорой Лайонс (Алла Демидова). Последняя курит трубку и, в отличие от Холмса, уклоняется от вопросов Ватсона, но по-настоящему она раскрывается и всё рассказывает уже великому сыщику. Единственная настоящая проблема этой экранизации – это отсутствие чувства региональной замкнутости (? - the sense of regional closed-ness) и местных сплетен, так хорошо переданных в книге. Второстепенные персонажи (такие, как Лайонс) появляются в фильме поздно и не пересекаются меж собой, отчего напряжение вокруг убийства/загадки, к сожалению, приуменьшается. Разобравшись с героями, давайте взглянем на то, что фильм представляет сам по себе – на съемку, декорации и т.п. Главный оператор Юрий Векслер привык использовать камеру на штативе (автор рецензии ошибается – главным оператором фильма в «Собаке», в отличие от всех других серий «Холмса» выступил не Юрий Векслер, а его учитель Дмитрий Долинин, впрочем, в комментариях я пояснил автору текста, что Векслер не занимался съемками из-за болезни) – медленные переходы от близкого к глубокому фокусу, с ограниченным использованием широко-угольных линз (unobtrusively moving from short to deep focus and with a controlled use of wide aperture lenses). Исторически сложилось, что такую камеру (известную как «Рыбий глаз») часто используют в фильмах о Шерлоке Холмсе (на пример, в «Убийстве по приказу») и других викторианских драмах (скажем, «Доктор Джекилл, сестра Хайд» студии Хаммера). Камера заставляет нас обращать внимание, оценивать украшения интерьеров – в то же время создавая иллюзию длинных коридоров и высоких потолков. Такая панорамная съемка внутри Баскервиль-холла сама по себе захватывает дух (The apparently Steadicam tracking down the Hall itself is breathtaking). Операторская работа Дмитрия Долинина (кто де факто выступил главным оператором фильма) и Владимира Ильина – высшей пробы. Выбор натуры для съемок – важнейшая вещь: учитывая, что сама повесть почти полностью строится на описательной прозе (а это три четверти материала повести, в то время как самой тайне отведено не так много внимания, да и Холмс присутствует только в одной трети). От торфяников, само собой, веет холодом – и если прибалтийский ландшафт не удается полностью выдать за Девоншир, тем не менее, попытки очевидны, – в фильме всё соответствует дойловскому описанию. Специально установленные каменные столбы замечательно воссоздают атмосферу повести, - нам предъявлено убедительное доказательство того, что режиссер был близко знаком с иллюстрациями Пейджета (The purpose built standing stones recreate the novel very well - and offer definite proof that the production was conversant with Paget's drawings). Всё это усилено композитором Владимиром Дашкевичем, завывание виолончели на фоне этих диких мест даёт двойной эффект (the lonely use of cellos that emphasise Watson sans Holmes are doubly effective in the wilds). Правда, первая сцена, когда Ватсон направляется в Баскервиль-холл, смахивает, скорее на Дикий Запад, чем на юго-западную Англию, вдобавок жилище Френкленда напоминает дом в фильме Кена Рассела «Billion Dollar Brain», но, не смотря на это, фильму удается создать убедительный и правдоподобный симулякр (an authentic seeming simulacre), многого добившись в преподнесении детально проработанного и интересного мира. То же самое можно сказать в отношении «лондонских» сцен с их архитектурным разнообразием, а также в правдивости изображения сельских реалий (This is the case with the 'London' scenes with their varied architectural styles just as it is true of the rural settings). Подобное смешение (melange – разнобой?) не станет препятствием для современной аудитории, знакомой с анимацией (?) студии «Гибли», где часто преподносятся общеевропейские реалии (This sort of melange is not difficult for modern audiences familiar with the animations of Studio Gibli which also utilise a pan-European backdrop). То же самое и в отношении стационарных красных почтовых ящиков, и висящего на почте портрета королевы «Виктории», - всё это, возможно, исторически точные детали, а, возможно, нет. Но эти детали придают происходящему определенное очарование. В конце концов, постановщики русской «Собаки Баскервилей» могут гордиться тем, что они единственные, кто создал подлинно ужасающую собаку, скрывающуюся средь торфяных болот. Её лик ужасен, при чем, по-настоящему ужасен (подчеркиваю с удовольствием). Исходя из сказанного, я готов рекомендовать русскую «Собаку Баскервилей» не только для домашнего просмотра, но поклонникам Шерлока Холмса всего мира. ----------------------------------------------------------------- Использованная автором рецензии литература: The Uncollected Sherlock Holmes - edited by Richard Lancelyn Green, Penguin 1983 The Television Sherlock Holmes - Peter Haining, WH Allen 1986 Holmes of the Movies, David Stuart Davies, NEL 1976 ---------------------------------------------------------------- Понимаю, что мой перевод не совершенен, поэтому жду ваших комментариев, поправок... и вообще соображений насчет рецензии :) ссылка на публикацию в моём Живом журнале - http://alek-morse.livejournal.com/16120.html

Pinguin: Грандиозно. Еле осилил. Алек-Morse пишет: Главный оператор Юрий Векслер привык использовать камеру на штативе Мне так всегда казалось, что Векслер органически ненавидит штативы - практически весь фильм снят с рук. Иногда это настолько бросается в глаза, что может считаться браком.

Алек-Morse: На самом деле, я не уверен в этой фразе (как дилетант-переводчик). Еще подумаю над ней. С другой стороны, "Собаку" снимал не Векслер, а Долинин. На мой взгляд, есть кое-какие отличия. Хотя, как догадываюсь, Вакслер всё заранее продумал для этой "Собаки". Ну и потом, их манеры, стили, виденья родственны. Долинин, всё-таки, учитель Векслера. Надо еще пошерстить текст на предмет моих переводческих заблуждений. А "Рыбий глаз" - это и вправду профессиональный термин?

irussia: Алек, ! Действительно, потрудились!.. Спасибо. Я несовсем поняла про миссис Хадсон и пролетариат... ...миссис Хадсон (она действует с приятной самоуверенностью, – явное признание роли пролетариата, своеобразная уступка коммунистической этике того времени) достает карту и раскладывает её на столе, - она проделывает это так, будто проделывала эту процедуру уже миллионы раз. А почему бы ей в собственном доме не чувствовать себя уверенно (и даже самоуверенно)? Она, вроде, не наёмная служанка, а хозяйка в этой квартире. Да ещё, благодаря Рине Васильевне - дама в почтенных годах...

Алек-Morse: Мне по почте (а не в ЖЖ) автор рецензии так пояснил этот момент - просто он так пошутил, поиронизировал. В свою очередь я заметил, что люблю английский юмор необычный английский взгляд на действительность, отличающийся от нашего. И еще я прибавил, что у нас критики писали не о пролетарской жилке миссис Хадсон, а о том, что она ведет себя будто сама королева Виктория. - Вот такая разница взглядов

blue-grey eyes: Алек-Morse , с удовольствием почитала рецензию, спасибо!

LaBishop: "В фильме есть момент, где Степлтон (буквально) «чувствует себя как дома», находясь в гостях в Баскервиль-холле, даже в большей степени, чем сам сэр Генри. ... Русский актер (Олег Янковский) своей блестящей игрой спасает Степлтона от образа мелодраматического злодея... " С огромным удовольствием прочитал отзыв про Стэплтона. Особенно про "чувствовал себя как дома" - архи интересно высказано!!!

LaBishop: Алек-Morse, а можете выложить кусок рецензии про Стэплтона на английском? Хочу повторить удовольствие от чтения в новом ракурсе А то я по вашим ссылкам пошел, но не дошел - админы у у нас ЖЖ запретили. Или, может, кто подскажет сервисы, которые позволяют на запрещенные админами сайты ходить, через сайты-посредники какие-нибудь (что-то такое должно же быть).

Лоттик Баскервилей: LaBishop Достаточно посмотреть, какие чёртики вспыхивают у него в глазах от фразы сэра Генри "Я отсюда никуда не уеду"!

Dutchman: LaBishop пишет: Алек-Morse, а можете выложить кусок рецензии про Стэплтона на английском? Хочу повторить удовольствие от чтения в новом ракурсе Алек-Morse, а можете зачитать нам этот кусочек на английском/русском, со всеми присущими Вам актерскими талантами ? Хочу, закрыв глаза, получить удовольствие от атмосферы, в которую я, несомненно мгновенно перенесусь !

Dutchman: А вообще-то "ИХ мнения о НАШЕМ Холмсе" должны нас волновать мало...

LaBishop: Dutchman пишет: Алек-Morse, а можете зачитать нам этот кусочек на английском/русском, со всеми присущими Вам актерскими талантами ? Хочу, закрыв глаза, получить удовольствие от атмосферы, в которую я, несомненно мгновенно перенесусь ! Гениальный Dutchman натолкнул на мысль! А ведь я бы и правда очень хотел послушать этот отрывок в исполнении дженльтмена, написавшего рецензию! С девонширским акцентом! Черт побери, это было бы замечательно. И я не шучу.... Только, наверное, сильно нагло будет его об этом просить? Как вы считаете, Алек-Morse? Интересно, а как будет по английски "А вам чё, жалко, что ли???"

Sam: Алек-Morse пишет: Использованная автором рецензии литература: The Uncollected Sherlock Holmes - edited by Richard Lancelyn Green, Penguin 1983 Обратите внимание на издателя.

Dutchman: LaBishop пишет: "А вам чё, жалко, что ли???" Will/does it distress you?

Алек-Morse: LaBishop пишет: А ведь я бы и правда очень хотел послушать этот отрывок в исполнении дженльтмена, написавшего рецензию! С девонширским акцентом! Черт побери, это было бы замечательно. И я не шучу.... Только, наверное, сильно нагло будет его об этом просить? Как вы считаете, Алек-Morse? Мысль, несомненная, интересная. А почему бы и не попросить? Ведь английский блоггер поддался на мою "провокацию"... Но лично я пока не готов сформулировать эту просьбу. LaBishop пишет: Алек-Morse, а можете выложить кусок рецензии про Стэплтона на английском? Хочу повторить удовольствие от чтения в новом ракурсе А то я по вашим ссылкам пошел, но не дошел - админы у у нас ЖЖ запретили. Вот, пожалуйста ------------------------------------- However, again this would appear to be deliberate - Sir Henry exists outside of the conventions and manners of the English gentleman and as the film progresses it becomes clear how much of a burden this is for him. The very traits that Watson ascribes to Sir Henry are here observed as belonging to Stapleton - a cruel irony. At one point in the film Stapleton literally 'makes himself at home' in Baskerville Hall, feeling far more at home there than Sir Henry. Stapleton himself matches Doyle's description in a rough way - but more importantly he conveys the character and expression with remarkable naturalism. Again, this is a character who is often rendered hopelessly theatrical in films - and to a large degree in the prose of the novel. The Russian actor (Oleg Yankovsky) does a brilliant job of rescuing Stapleton from the melodramatic villainy of earlier times. ----------------------------------------- Всем спасибо за спасибо Бум работать/рыскать в поисках рецензий и дальше.

Dutchman: Алек-Morse пишет: However, again ... ...times. Ах, какой слог! Bravo!

NT: Алек-Morse, ваш перевод просто замечательный! Спасибо! Читала с огромным удовольствием. Ну и рецензию вы у него вытащили! Да и сколько же книжек ему пришлось перелопатить, чтоб такое написать! Но я по большинству пунктов готова согласиться с ним. Только Кашинг всё же Кушинг , по крайней мере, так называют его во всяких интервью и документальных фильмах. Кстати, Алек-Morse, а вы видели небольшой документальный фильм (минут на 40), снятый бибиси - A Study in Sherlock? В нем упоминается довольно много разных шх-фильмов. И кадры из нашего фильма начинаются прям буквально на 3-ей минуте. Типа они начали вести свое повествование о ШХ именно со сцены знакомства. И показывается сцена знакомства из нашего фильма, а за кадром читается дойлевский текст о знакомстве ШХ и ДУ. И вот я думаю, что неспроста на показ такого знаменательного события выбрали таки наш фильм! Ведь если подумать, то выясняется, что большинство зарубежных сериалов вообще опустили этот момент.

Алек-Morse: Продолжаем разговор (С) От того же автора-рецензента из Англии - взгляд на "Сокровища Агры": Agracadabra! Или английский взгляд на фильм «Сокровища Агры» Автор рецензии: Николас Вейл Часть Первая: Экранизации, персонажи, декорации и сценарий Этот же текст в моём Живом Журнале - http://alek-morse.livejournal.com/16316.html Оригинальный английский текст - http://wytchcroft.livejournal.com/15360.html «Сокровища Агры» - это экранизация повести «Знака четырёх» сэра Артура Конан Дойла, впервые опубликованной в журнале Липинскота под названием «Знак четырёх, или Дело мистера Шолто» в 1890-м году. Затем, уже с укороченным названием, повесть была издана в виде книги в октябре того же года в серии «Библиотека «Стандарт» Спенсера Блакета». Читатели в Великобритании и США слабо приняли книгу, но с чуть большим вниманием, чем к предыдущему «Этюду в багровых тонах». Тем не менее, книга стала популярной, когда Гринхоу Смит заказал Дойлу серию рассказов о Холмсе для журнала «Стрэнд», чем проложил путь карьере великого сыщика и его автора. Первая киноэкранизация появилась в 1923-м году благодаря Морису Эльви, и в роли Холмса выступил Элли Норвуд. С тех пор было снято немало других версий, несмотря на то, что «Знак четырех» сильно уступает в известности «Собаке Баскервилей». В 1983-м году в России на студии Ленфильм эта повесть была экранизирована уже под названием «Сокровища Агры», и стала частью популярного сериала с участием Василия Ливанова и Виталия Cоломина, который любим зрителем и по сей день. В этой экранизации немало сохранено от оригинальных дойловских реплик и снято в большой верности к духу и букве первоисточника. Тем не менее, в пределах главной сюжетной линии введен под-сюжет с Ирен Адлер и включены некоторые сцены из рассказа «Скандал в Богемии». Пуристам может не прийтись по душе путаница с хронологией холмсовских дел, но этот под-сюжет не мешает общему течению фильма. Как и в экранизации Вейнтроуба 1983-го г. с Йеном Ричардсоном в роли Холмса, здесь все персонажи сохранили свои имена, тогда, как в гранадовской версии, выпущенной четырьмя годами позже, имена четверки были изменены, и к ним было добавлено имя Синх, таким образом, они стали представителями сикхской религии. Перед тем, как обратиться к подробному описанию ленфильмовской экранизации, следует заметить, что копия, которая была доступна мне, была очень плохого визуального качества, - я жду возможности посмотреть более качественную версию, - так что эта статья может быть переделана, дополнена или расширена. По сравнению с «Собакой Баскервилей», фильм «Сокровища Агры» открывается с более темной сцены, очевидно, что за окнами тонущей в темноте квартиры на Бейкер-стрит идет дождь. Тем не менее, эта сцена далека от известного начала повести, где Холмс тянется за кокаином, а Ватсон яростно возражает ленивому сыщику. Если этот фильм знакомит зрителя со здравомыслящим вариантом Холмса, то также и оберегает нас от ныне распространенных клише про наркозависимого детектива. Вместо этого, в комфортабельной обстановке Холмс и Ватсон беседуют об эффекте Ирэн Адлер и о природе чувств Шерлока Холмса. Делается сухое замечание о том, что Ирэн Адлер оказала влияние на сыщика. «Я успешно провалил дело», - вот как Холмс описывает это. Вскоре действие прерывается появлением мисс Мэри Морстен. Здесь, как раз, очень смешно показано, как Ватсон реагирует на появление молодой девушки. Соломин, играющий Ватсона, ясно демонстрирует, как меняется его настроение и выражение лица – с упрямого, озабоченного и серьезного до внезапно просветленного. Камера очень много задерживается на нем – Ватсон довольно активен в попытках найти разгадку, - так что даже простое переключение камеры на его крупный план встряхивает аудиторию и усиливает комедийный эффект Соломина. Лично я не нахожу, что Соломин переигрывает, делая из фильма комедию, и, подобным образом смонтированный эпизод не коробит меня (как зрителя) как грубый или излишний. Западный зритель откроет, что в «Агре» намного меньше прямого юмора, чем в ленфильмовской «Собаке». С этой точки зрения любопытно то, как показано появление мисс Морстен, - в отличие от Ватсона, который в этот момент оказывается объектом иронии (в том числе его реакция на гостью), - сама мисс Морстен (её играет Екатерина Зинченко) представлена серьезно, но в остальном она довольно обычная молодая девушка. Свою просьбу к Ватсону остаться, она объясняет просто: ей необходимы два друга, которые присутствовали бы на встрече с таинственным Шолто. В обоих экранизациях – с Ричардсоном и Бреттом (хорошо известные и популярные актрисы) – мисс Морстен изображена максимально гламурно (в расплывчатых тонах, как бы не в фокусе, в тумане), и такая реакция на её появление была принята аудиторией. Камера также подчеркивает динамику во взаимоотношениях между Холмсом и Ватсоном: если Ватсон активен – Холмс неподвижно сидит в кресле. Особенности декорации квартиры таковы, что комната Холмса как бы над комнатой Ватсона, - соответственно этому Холмс и Ватсон стоят на лестнице, и неизбежно Ватсон оказывается на ступеньку ниже. Такова визуальная сценография, и она тоже придает дополнительные измерение происходящему, не прибегая к движению камеры. Бросив взгляд на мостовую под окном, камера приглашает выйти во внешний мир. Лондон в ленфильмовской экранизации показан очень подробно – с почтовыми ящиками и полисменами в форме, - не обошлось также и без городской сутолоки и толпы, отсутствовавшей прежде в экранизации «Собаки». Кое-что из показанного может быть воспринято как клише, - например, полисмен, стоящий на посту возле театра, что нетипично для того времени, - но, впрочем, подобное можно увидеть во многих фильмах про Шерлока Холмса. Каждый фильм о Холмсе может пытаться балансировать между новизной и тем, что от него ожидает зритель, - использование подобных клише вполне в русле таких ожиданий, - Холмс, как раз, вызывает в памяти довольно определенные и предсказуемые веши: трубка, туман, скрипка, персидская туфля, поток кэбов и т.п. И всё из перечисленного есть в ленфильмовской версии. Итак, Холмс и Ватсон едут сквозь зеленые пригороды Лондона в поразительно похожий Норвуд, и странный мистер Шолто, представлен Дойлом в повести описанием, напоминающем манеру Эдгара По. «Посреди комнаты стоял маленький человечек с вытянутой головой. Блестящую лысину, торчащую, как голая вершина горы в окружении сосен, обрамляли рыжие волосы. Он стоял, потирая руки, черты его лица находились в постоянном движении… Природа наделила его отвислой нижней губой и выдающимися желтыми и неровными зубами». (Перевод М. Литвиновой) Для викторианской и ранней эдвардианской литературы было типично связывать человека и животное. Человек может быть смелым как медведь, хитрым как лис и т.п. Нечто обезьяноподобное часто проявлялось во внешности злодеев (хотя иногда они могли быть и обезьянами, здесь мы можем вспомнить «Убийство на улице Морг» Эдгара По), у них могла быть шаркающая походка, и еще у них могли быть большие головы, что указывало на превосходящий норму интеллект (черта, перенесенная в сегодняшние комиксы про супергероев, и осмеянная в фильме «Неуязвимый» / Unbreakable). Одновременно пробуждая страхи перед чем-то животным и перед злым гением, автор мгновенно проникает в суть страхов образованного английского среднего класса. В своей прозе Дойл придерживается такого взгляда на вещи, начиная с самого начала карьеры Холмса до самого завершения, - сравните описание внешности Шолто, которое на полпути от Мориарти к профессору Пресбери в «Человеке на четвереньках». Но здесь, в русской экранизации, вы на самом деле замечаете разницу в стиле между «Агрой» и «Собакой». Шолто это «гротеск» и актер часто играет его именно таким гротесковым, комбинируя странное с юмором. Тем не менее, несмотря на то, что здесь как будто напрашивается явная театральность, актер (Виктор Проскурин) по большому счету воздерживается от подобного изображения в пользу сдержанного подхода, который сильно напоминает игру Ливанова. У него выкрашенные волосы, и он эксцентрично одет, но нет чрезмерности, - и камера не заостряет на нем наше внимание. Есть в фильме момент непреднамеренного юмора, когда Холмс и Шолто как бы соревнуются в курении, - и, как всегда, Ливанов достает огромную трубку, не упоминаемую в рассказах. Здесь она вроде своеобразного символа чего-то чрезмерного… но, отнюдь, не необычного. Подобные вещи не просто часть образа Холмса; Коломбо был вынужден постоянно носить пальто, Мегрэ носил шляпу, когда французский этикет требовал её снять, - и Холмс тоже закуривает большую трубку и носит охотничью безкозырку. Отчасти в создании удачной атмосферы фильма сыграло то, что в нем нет каких-нибудь лишних деталей, какие могли бы сильно раздражать зрителя – как говорится, игра началась, и зритель полностью погружается в действие. И это несмотря на то, что огромная часть повествования нам рассказывается, нежели мы оказываемся этому свидетелями. Весьма вероятно, что бюджет фильма не мог позволить проиллюстрировать сцены в рассказах мисс Морстен и мистера Шолто, поэтому мы видим разговор «у камина», - который часто сопровождается обсуждением таинственной истории, - еще один типичный элемент для разыгрывания викторианской драмы. В Великобритании это отметили бы как элемент «рождественской истории», и фильм стал бы чем-то вроде традиции, - как, например, в случае с недавним фильмом с участием Кристофера Ли (который, кстати, когда-то играл Холмса), где тоже есть такой момент, - кстати, экранизации про Холмса довольно часто снимаются именно зимой. Идея такого «уютного повествования» как раз для долгих зимних вечеров накрепко связана с понятием «Наследие» ('Heritage') – под которым подразумевается «карамельно-подарочное» воссоздание ушедшей эпохи и ностальгия по ней. Подобный сентиментализм был привычным для зрителей/читателей Холмса (the reviewers of Holmes) даже во времена Конан Дойла, и, проявляясь в самих рассказах, делал их проще. Обратите внимание, что почти все теле- и киноэкранизации про Холмса, чтобы угодить зрителю, должны соблюдать баланс между двумя вещами. Съемка под необычными искаженными ракурсами и присутствие в кадре разного рода отражений в гранадовском сериале о Холмсе были попыткой выявить «темный» подтекст холмсовских рассказов. В ленфильмовской версии этого добиваются использованием контрастной светотени и «интимной» камерой (крупными планами) – довольно эффективная стратегия в таких сценах, как в доме Шолто в Норвуде, и позднее в сценах места преступления, где произошло убийство.

maut: Алек-Morse пишет: все персонажи сохранили свои имена, тогда, как в гранадовской версии, выпущенной четырьмя годами позже, имена четверки были изменены, и к ним было добавлено имя Синх, таким образом, они стали представителями сикхской религии. А как же Мохаммед Сингх? Он и был сикхом с самого начала .

Алек-Morse: «Сэр, вы – не джентльмен!» Из фильма «Мой нежно любимый детектив» Герой Калягина в "Рабе любви" как-то воскликнул: "Это моя лучшая фильма!" Немного перефразировав, я могу повторить этот клич: На сегодня это мой лучший перевод! Авторы даже не подозревают – до чего их переводчики тщеславный народ ;) Правда, я - дилентант-переводчик, и, тем не менее, полагаю, что мне удалось передать в тексте ту лёгкую английскую иронию, которую мы так ценим в англичанах. Иногда у меня даже возникала мысль – не я ли написал этот текст? Итак, вопрос, который так долго не давал покоя нашим гражданам - много ли в советском Шерлоке Холмсе в исполнении Василия Ливанова англичанства и джентльменства, наконец, задал сам англичанин. Предлагаю размышления Николаса Вейла в моём скромном переводе (предыдущие кинорецензии этого автора на нашего "Холмса" читайте в моём журнале). Whether Was Soviet Sherlock Holmes As A Victorian Gentleman? New part of the review of the Lenfilm’s Holmes series Author: Nicolas, ENGLAND, sep. 2008 Original English text here is http://wytchcroft.livejournal.com/21624.html Был ли советский Холмс джентльменом? после просмотра ленфильмовского «Холмса», продолжение серии рецензий автор: Николас Вейл, Англия, Манчастер, сен. 2008 г. (с) оригинальный английский текст в журнале автора- http://wytchcroft.livejournal.com/21624.html перевод мой этот же текст в моём Живом Журнале - http://alek-morse.livejournal.com/17340.html Воздавая должное стилю ленфильмовских «Приключений Шерлока Холмса и доктора Ватсона», вторая часть обзора переместит внимание от собственно «Сокровищ Агры» к рассмотрению подтекста – природы Шерлока Холмса, сыгранного Василием Ливановым, и к представлению о том, что, собственно говоря, делает викторианского джентльмена викторианским джентльменом. Шерлока Холмса играли несчетное количество раз в кино и театре, и по всему миру. Его популярность взлетала и падала, но не исчезала. Его архитипическая фигура являлась миру в таких разных и непохожих фильмах, как «Монти Пайтон» и «Стар Трэк: Новое поколение». Что же такого особенного в его бессмертном образе? И как актер может надеяться сделать своего Холмса оригинальным, и при этом приемлимым? В этой части я попытаюсь рассмотреть некоторые из этих возникающих вопросов, не претендуя на полное раскрытие тайны. Даже Конан Дойл не до конца разрешил Странный случай Шерлока Холмса (имеется ввиду недавний фильм с аналогичным названием, - прим. переводчика). (Link) В качестве примера возьмем Василия Ливанова, который сыграл Холмса на русском телевидении в 1980-х гг. Каждому фильму требуется ключевая идея, особый взгляд на интерпретацию, поясняет продюсер Масленников: «(Холмс) надёжен… Каждый, кто обращается к нему, чувствует свою защищенность… Он персонификация джентльменского поведения». Этим словам вторит Ливанов: «Я только старался играть совершенного английского джентльмена». Что это означает, и какими средствами этой цели достичь? В предыдущей части я говорил, что Холмс (как это часто делают) может быть сведен к набору знаков: трубка, персидская туфля, шприц, скрипка, знаменитая кепка-бескозырка, - и вот из этой комбинации символов может быть слеплен Холмс. В свою очередь, их наличие свидетельствует о викторианском джентльмене как таковом и, следовательно, проливает свет на викторианское общество. Говоря словами французского философа Ролана Барта (книга «Мифологии»), речь об «использовании ассортимента». Вот, кстати, недавний пример, - Холмс в исполении Руперта Эверетта (фильм «Дело о шелковом чулке») обходится без привычного и узнаваемого реквизита, правда, заменяя его другими вещами, к тому же камера фокусируется внимание на тех особенностях, которые раскрывают этого Холмса. То, что он возник уже в 21 веке – деталь немаловажная: этот Холмс в фетровой шляпе, и он в «правильных ботинках». Кожаные туфли Шерлока часто попадают в кадр (в гранадовском Холмсе такие туфли не редкость, но взгляд на них почти не останавливается), и даже даются крупным планом. Нам постоянно демонстрируют «модный шик», при чем, так настойчиво, что происходит некая фетишизация образа современного Холмса, попытка сделать из него представителя современного модного движения 'Chap' («Парниши» выступают за щегольство в одежде и манерах, и против вульгарности, - прим. переводчика), что видно и по другим сегодняшним ретротечениям. Ссылка на сайт движения 'Chap' («Парниши») http://thechap.net Подобные вещи не так очевидны в Холмсе-Ливанове, но они, тем не менее, есть. Его Холмс никогда не одевается меньше, чем хорошо, иногда камера заостряет наше внимание на его акууратных кожаных перчатках, - его окружают потрясающие прото-стим-панковские вещи, всякие инструменты, его очки. Ливанов прекрасно взаимодействует с материальными предметами, такая же манера была и у Питера Кашинга. Определенно, мир, созданный Ленфильмом далеко ушел от советской действительности (так же, как и гранадовский Холмс совсем не был миром из Англии 1980-х) и понятно, что как только возникает такая возможность, русский фильм подчеркивает более роскошную сторону викторианского быта. К примеру, в «Знакомстве», в сцене, где Ватсон завтракает, камера смотрит из-за противоположного края стола, - и снова использована линза с эффектом «рыбьего глаза», как бы удлинняющая стол, - перед нами, скорее, трапеза в духе Дживса и Вустера или замка Блэндинг, чем завтрак, приготовленный для Холмса. Но это так по-английски в своей неправдоподобности, что невероятно смешно. Ватсон, будучи викторианским джентльменом, и в действительности являющийся представителем среднего класса, радуется подобным препровождениям времени вроде турецких бань, оперы, скачек, - всему тому, что впервые мог позволить себе человек его (ограниченного) достатка. Ватсону не терпится узнать имя клиента из высшей знати, - признак того, что сам Ватсон из среднего класса. О том же говорит его неуклюжесть в обращении с людьми, которые «ниже» его по происхождению. (В то же время в русском сериале мы видим, как Холмс легко общается с кэбманом в «Собаке Баскервилей» и с уличными беспризорниками в «Знакомстве»). Реплика в сторону… Я читал критические реплики в адрес Холмса Джереми Бретта на сайте YouTube, там, где были размещены клипы из серии «Знакомство» с Ливановым, насчет того, что Бретт слишком энергичный. На самом деле Холмс Дойла описан (временами) как очень активный человек, - у него случаются «приступы» и «взрывы» почти маньякальной активности. Идея «сыщика в кресле» (идущая из рассказов об Огюсте Дюпене Эдгара По) на самом деле соответствует Майкрофту, а не Шерлоку. И, фактически, Ливанову тоже свойственна такая активность, просто в целом он более спокойный. Другой холмсовский актер, Питер Кашинг – любопытный пример золотой середины между ними, в то время как недавний Шерлок – Руперт Эверрет показан швырающимся газетами, - явный кивок в сторону бреттовской интерпретации Холмса. Ирония в том, что там были комментарии русских блоггеров о русском Майкрофте как о «слишком толстом», - хотя на самом деле его образ показан точно. Он описан Конан Дойлом как упитанный и крупный мужчина, и таковым его играли в нескольких кино- и телеэкранизациях на Западе. Что касается «идеи» активности, то это составлящая часть характера Шерлока Холмса, так как это был элемент ожидаемого от джентльмена бэкграунда – уметь поскандалить, боксировать (как это Холмс демонстрирует, к примеру, в «Одинокой велосипедистке»), играть в крикет или рэгби, и предпринимать пешие прогулки. Увлечения Холмса оперой, театром, музыкой и изысканными блюдами тоже из подобного ряда. Тем не менее, Дойл придал Холмсу налёт богемности, сделав его любимым рестораном «Симпсон» - с вегетарианской кухней, кстати, существующий и поныне. В то же время его знание японских боевых искусств по тем временам было редкостью. И, всё же, он не супермен, - помните «Приключения клерка», где он bested ? опростоволосился ? – или «Влиятельный клиент», где он снова терпит поражение. Лень и хандра – были обрисованы в его характере как негативные черты, и позднее были спародированные Вудхаузом. Как хорошо известно, честь была один из наиболее ценимых атрибутов викторианского джентльмена. Что, кстати, могло быть использовано против джентльмена, например, при расследовании подлога или мошенничества. Рост мошенничеств среди детей объяснялся тем фактом, что эти дела могли быть и не расследованы, так как вели к обвинению «невинных» девочек, а это считалось недостойным. Так, по этой причине было заброшено несколько расследований (см. случаи с Вашингтоном, Голдсмитом и др.). Собственно, сам Конан Дойл (как утверждают) угодил в ту же ловушку, так как понятие чести не позволило ему даже сомневаться в достоверности существования так называемым Коттинглийских фей (Cottingley Faeries). ///- Случай в Западном Йоркшире, наделавший немало шума в британской прессе конца 19-го века когда: две маленькие кузины утверждали, что фотографировали фей, но, как выяснилось сто лет спустя, вместо фей они фотографировали подвешанные в саду бумажные фигурки. – прим. переводчика (Здесь об этом случае подробнее, с фотографиями и по-русски: http://blog.trud.ru/users/rodich2007/post38363939/ ) картика: http://foto.mail.ru/mail/rodich2007/6181/i-7911.jpg /// Согласно представлениям о чести, родительское влияние также не должно было приниматься в расчет для объяснения аномального поведения, и девочки не могли обвинятся напрямую в совершении подлога. Сравните этот случай с реакцией Конан Дойла на дело Эдальджи и т.п. (об этом писали Барнс, Грин и другие). Осознавал ли это Конан Дойл? Двусмысленный финал «Страны туманов» подтверждает, что осознавал, так как Челленджер (который часто нарушает общепринятое поведение, социальные коды) использует спиритизм и, таким образом, избегает обвинений в адрес своей дочери. Дойл, конечно, был представителем среднего класса. Таким образом, само викторианское лицемерие плодило почву для обвинений – средний возраст проститутки был тринадцать лет. Коэфицент детской смертности был высоким и 60% смертей был вызвано опиумом (или другими препаратами, содержащими опиум). Холмс и Ватсон не могли не знать об этом, если судить хотя бы по двум рассказам – «Человек с рассеченной губой» и «Влиятельный клиент», где Холмс сочувствует Кити. Наиболее драматично это показал Кристофер Пламмер в фильме «Убийство по приказу» - как представитель либерального среднего класса сталкивается с лицемерием, - при чем, намного драматичнее, чем даже Джон Невилл в «Этюде о страхе», снятому по роману «Доктор из Уайтчепела» Энтони Квэйли (Anthony Quayle's Whitechapel Doctor). Для Холмса-Ливанова таким ключевым моментом стал «Король шантажа» (1980). Сквозь всю серию (первую в трилогии) красной нитью проходит идея Джентльмена. Сначала мы видим Холмса и Ватсона как «праздных джентльменов»: они в купе поезда, Холмс удобно закинул ноги, подложив под них салфетку, пока Ватсон бреется, поливая себе из кувшина. Джентльмены неторопливо ведут беседу об отравлении, в котором опиум был подсыпан в чесночный соус. Следующая сцена – они уже у себя дома, в удобной гостиной (возникает вопрос о доходе Холмса – то, что он проживает на Бейкер-стрит, 221 – не является ли это богемным притворством? Для Ватсона это (изначально) только вопрос, что он может и чего не может себе позволить. А Холмс? Реконструкция квартиры на Бейкер-стрит в русском фильме обходит этот вопрос стороной. Так же поступили, к примеру, и в «Собаке Баскервилей» с Мэтом Фрюером). И, наконец, роскошный клуб «Диоген». Перед нами убежище для джентльменов, в котором нельзя общаться, иначе вас исключат из клуба. Здесь мы знакомимся с учтивым братом Шерлока – Майкрофтом Холмсом. Братья разыгрывают перед нами спектакль под названием «установи личность прохожего, не выходя из комнаты», ведут беседу и курят. По пути сюда Шерлок совершил «чудовищную ошибку». Он проглядел истинное значение человека в потертом сюртуке, который, как будет обнаружено позже, будет за ним следить. Позднее Холмс скажет Ватсону, что «Джентльмен всегда ДОЛЖЕН приходить на помощь даме». Шантажист, разумеется, не джентльмен и встречет со стороны Холмса и Ватсона яростный отпор. Для Холмса злодей Милвертон – «сволочь», в то же время Ватсон готов стукнуть его стулом. Тем не менее, физическое воздействие – совсем не то, что здесь нужно, Холмс сдерживает Ватсона, мягко касаясь руки, но камера успевает запечатлеть экстраординарный момент – лицо Шерлока внезапно каменеет, и мы видим, как явственно на нем читается гнев. Совершенно ясно, что его ничто не остановит в намерении предотвратить злодейства Милвертона. Но что же на самом деле им движет? Для Ливанова-Холмса это значит, что шутки кончились, что это уже не просто проблема, которую следует решить (в этой части, кстати, Ливанов проявляет себя наиболее ярко и с необычайной энергией). В сердцах он обрушивается на своего брата и на себя, обвиняя в неудаче. И тут он решает предпринять два действия – действовать в лоб и «не по-джентльменски», он переодевается мелким торговцем (из нижних слоёв общества!) и устраивается работать в доме, и затем, как только подвернется случай, он и Ватсон поработают взломщиками. Ватсон в ужасе от подобных действий, но Холмс говорит ему, что помочь жертве – дело благородное, и Ватсон (после некоторых комических метаний) соглашается следовать этому плану. «Вы прерожденный грабитель», - саркастически замечает Холмс. Итак, закон отброшен, и друзья предприниают вылазку, одевшись типично «по-джентльменски», в черных масках и прихватив для сторожевой собаки бисквитное печенье, которым невзначай угощается и сам Холмс. Далее – смешной попугай и много действия. Тем не менее, несмотря на энергично предпринятые действия и применение Холмсом специального воровского инвентаря, оба джентльмена сами оказываются в безпомощной ситуации, так как предыдущая жертва Милвертона – дама в накидке – на смерть застреливает обидчика. И всё их «джентльменство» оказывается ни к чему, погубленная женщина сама совершает акт правосудия. Оба сыщика вынуждены ретироваться, их преследуют домочадцы и собаки, с которыми успел подружиться Холмс. Эта неудача накладывает тень на повествование, так как назревает конфликт Холмса с Мориарти и верная гибель одного из них в Рейхенбахском водопаде. Эта смена тона видна в различных деталях, таких, как отход от активного ритма в монтаже и бравурной музыки. Забавный маскарад Ливанова был только передышкой перед чем-то зловещим, музыка всё мрачнее и напряженнее, и сами сцены становятся длиннее, и, вот, в сцене поединка наступает кульминация. Завершим это исследование Холмса и викторианского джентльмена нескольким ремарками в адрес, собственно говоря, самого фильма. Прежде всего – моё мнение. Ранее где-то было высказано замечание, что ленфильмовский сериал был попыткой воспроизвести западный стиль в кино, и аутентично переложить на экран текст Конан Дойла. Просмотрев к сегодняшнему моменту несколько серий, я осознаю скрытую ксенофобию такого аргумента. Лучшие серии ленфильмовских «Приключений» - это те, где, кажется, нет саморефлексии по поводу переложения и манеры подачи материала. Другими словами, фильм лучше всего раскрывается тогда, когда съемочная группа и актеры в полной мере осознают, что это РУССКИЙ Холмс и что это РУССКИЙ фильм. Идея о том, что этот сериал может как-то померкнуть на фоне западной продукции, совершенно бессмысленна, как и предположение, будто только на Западе, и, разумеется, только в Великобритании могут «всё сделать правильно». Всё это из-за стремления к правдоподобию, в которое, я не верю как в необходимый рецепт успеха. Особенно учитывая великое множество «неаутентичной» кинопродукции, сделанной на Западе, будь то экранизации, извращающие рассказы Дойла, - или такие как фильмы с Ричардсоном в роли Холмса, - или с путаным сюжетом и выглядящие «по-иностранному», как большинство американских версий, которые демонстрируют в Великобритании. Текст это не более чем текст, а идея, что нация имеет исключительные права на владение первоисточником – просто нонсенс. Проблема оказывается в самом Холмсе, когда его характер настолько далеко ушел от Дойла, что больше ничего не стоит от него ждать, - собственно отсюда и возникают вопросы вроде: а смотрим ли мы фильм ЕЩЕ про Шерлока Холмса или уже нет? Многие критики почувствовали эту проблему еще на примере фильма «Дело о шёлковом чулке» с Рупертом Эвереттом, который сильно отличался от заявленного героя, а имя Холмса было просто приманкой для зрителя. Оценка, конечно, категоричная, но, нисколько неудивительная. Часто критике подвергаются любительские продолжения (фан-фикшн) главным образом за то, что автор пользуется именами героев только за тем, чтобы обратить внимание на свою работу. На мой взгляд, такие вещи не создавались бы, если бы главный герой не был бы уже хорошо знаком публике, - аналогичная ситуация с предстоящим фильмом Гая Ричи, его высказывания о Холмсе, скорее, вызывают в памяти sexton Blake или Bulldog Drummond, чем Шерлока Холмса. Так почему же, в конце концов, не сделать фильм о них? Оба раньше были популярны и могли бы заново быть открыты и переосмыслены для современного зрителя. Тем не менее, как западный зритель, не могу ни обратить внимание на те элементы в ленфильмовской продукции, которые не соотвествуют героям или месту и времени. Возьмем, к примеру, язык. Холмс бросается такими словами, как 'Goddamn' («Черт побери!»?) и 'Bastard' («Сволочь!»?), которые совершенно не характерны для английского викторианского сыщика. Наверняка, это вопрос перевода. И тут субтитры можно было бы подкорректировать, - и так как прямые аналоги найти трудно, я бы предположил: 'Villain, Blaggard - Dear God, My God, Great Scott' (злодей, Боже мой, мой Бог и т.д.) и т.д. Теперь о манерах Соломина-Ватсона: он носит шляпу и котелок в соответствии с английской модой, не натягивая на уши (когда их край над ушами), и курит совершенно как английский джентльмен. Кашинг и Бретт вынуждены были подучить своих Ватсонов в этой области, так что следует снять перед Ленфильмом шляпу и за это тоже. Выбранная в сериале цветовая палитра акцентирована на темно-красном, коричневом и различных «осенних» оттенках, вызывая в памяти западного зрителя «русскую» палитру, знакомую по экранизациям Чехова, и по стереотипам о буржуазной литературе в кино и на сцене. В большинстве серий просматриваются изменения сюжетов и диалогов, но в этом нет ничего необычного для фильмов о Холмсе, в том числе для гранадовского сериала. В завершении следует сделать русскому сериалу, возможно, величайший комплимент – и он заключается в том, что более поздний гранадовский сериал, в частности серия «Мастер-Шантажист» (о Милвертоне), находятся в неоплатном долгу перед работой Ленфильма, часто воспроизведя структуру, сюжетные ходы и часть реплик, впервые показанных в сериале с Ливановым. ---------------------------------------



полная версия страницы