Форум » *Архив* » Из газетного архива... » Ответить

Из газетного архива...

Алек-Morse: Разбирая архивы, время от времени натыкаешься на любопытные свидетельства истории в виде газетных вырезок, связанных с «Приключениями Шерлока Холмса и доктора Ватсона». Вынимая их из пыльной коробки на свет божий именно сейчас, вдруг поражаешься, какие россыпи примет того времени рассыпаны по этим документам-артефактам… Вот, например...

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Михаил Гуревич: Оксо Витни пишет: А вот хорошая программа: "Мы -- интернационалисты". В передаче принимают участие Холмсопсихи докеры Холмского торгового порта. А посля: Инспектор уголовного розыска Художественный фильм. Про Лестрейда... Мне ещё понравилось что-то про юбилей монгольско-советской дружбы

Михаил Гуревич: Некоторое время назад коллега safomin25 переслал мне статью Игоря Масленникова, присланную из Евразийской Академии Телевидения и Радио. У него она не раскрылась - а у меня вот руки дошли. По словам нашего коллеги, эта академия сейчас переживает раскол - некоторые из числа академиков организовали другую - Международную Евразийскую Академию Телевидения и Радио. Масленников остался в составе прежней. Часть 1 (а то сообщения свыше 30000 знаков не принимаются) Игорь Масленников СТО ЛЕТ МОЕМУ ТЕЛЕКУ 9 мая 1911 года в аудитории Петербургского Технологического института при большом стечении публики профессор Борис Львович Розинг демонстрировал «чудо» - стеклянную колбу, на матовом донышке которой шевелилось изображение профессорской руки, хотя сам профессор стоял в другом конце аудитории и рукой шевелил перед другой аналогичной колбой, снабжённой увеличительным стеклом. Между колбами тянулись электрические провода. Запатентовал своё изобретение профессор ещё в 1907 году, получив «Привилегию за №18076 по электрической ТЕЛЕСКОПИИ». Итак, в Петербурге впервые в истории человечества замаячило смутное телевизионное изображение. Родилось электронное телевидение. Помогали профессору в этом фокусе его многочисленные ученики, имена которых на протяжении ХХ века будут встречатся в разных концах мира. Был среди них и 23-летний дипломант Владимир Зворыкин. В следующем году он окончит Техноложку, поедет продолжать учёбу в Париж (всё-таки - сын крупного муромского купца-корабельщика), потом будет Первая империалистическая, потом – радист у Колчака…1919 год… Омск… назад дороги нет… фирма Вестингауз в США… Любимый ученик профессора Розинга быстро становится известным американским электронщиком, вице-президентом корпорации RCA, запатентовывает в 1923 году своё изобретение «иконоскоп». А сам профессор Розинг уже в Ленинграде в 1926 году в журнале «Наука и техника» публикует статью «Электрическая телескопия». В 1931 году профессор был арестован и сгинул через пару лет в северных лагерях. Молодое советское телевидение отказывается от электронного пути развития, предпочтя «механический радиоглаз», изобретенный немцем Паулем Нипковым еще в восьмидесятые годы девятнадцатого века. Я тогда был мальчишкой, но помню как до войны мой отец – инженер Ижорского завода развлекался со своими друзьями -сослуживцами, вращая картонный диск с рядом отверствий , расположенных по спирали, перед неоновой лампой, мерцающей от радиосигнала. Было забавно рассматривать какие-то шевелящиеся фигурки на экране размером со спичечный коробок… Потом была война… В 1949 году, когда я заканчивал школу, мама купила первый советский телевизор КВН. (Нет, это не «Клуб веселых и находчивых», это инициалы изобретателей - Кенигсона, Варшавского и Николаевского). Каждый весер к нам приходили соседи смотреть фильмы - тогда были только фильмы. Экран был такой маленький – в пол бумажного листа, что пришлось купить увеличительную линзу, которую надо было заполнять дистиллированной водой. Чрезвычайно трогательно было видеть, как в конце вечерней программы на экране начинала мигать надпись «Не забудьте выключить телевизор». К чему я всё это рассказываю? Я учился в Ленинградском университете на филологическом факультете на одном курсе с Маикой Фоминой – внучкой академика архитектуры знаменитого Ивана Фомина, а так же внучкой мало кому известного профессора Бориса Розинга. Это от Маики, а не из прессы, я узнал, что её дед «придумал телевизор». Говорилось об этом «конфиденциально». Маика Игоревна пережила блокаду и благополучно здравствует по сию пору, часто бывая у нас в гостях. И опять-таки, о чём я? Тонкая ниточка повествования все ближе и ближе подтягивает меня к цели, к задуманной теме – «Я и ТЕЛЕВИДЕНИЕ». Как выпускник газетного отделения филфака я стал работать в унивеситетской многотиражке – нужны были деньги, у меня родился сын. Вскоре я попал в состав делегации редакторов студенческих газет для поездки в Америку. Я зачастил в Москву в ЦК Комсомола на собеседования и инструкции. Однако, американцы потребовали отпечатков наших пальцев, Хрущев рассвирепел ( а это было его время) и мы никуда не поехали. И всё же – о чём я? Но тема рядом!.. Во время тех самых комсомольских инструкций я, вероятно, примелькался начальникам. И вот решением Ленинградского Обкома комсомола меня направляют создавать молодежную редакцию Ленинградского ТЕЛЕВИДЕНИЯ! Попалась птичка… На всю жизнь… Новое место работы производило жалкое впечатление. На Петроградской стороне в полуразвалившемся одноэтажном особняке в парке располагалась Студия телевидения. Шестьдесят квадратных метров, увешанных осветительными приборами с двумя сундукообразными малоподвижными камерами. Аппаратная тут же за стеклом. Сзади на чердаке стрекочет кинопроектор. Дикторы Нелли Широких и Николай Зименко читают новости. Вот и всё! Редакции далеко – в центре города, в Доме радио, где неприветливые радисты выделили телевидению то ли чердак, то ли мансарду, куда даже лифт не дотягивался. Руководили этим жалобным хозяйством люди явно чокнутые – директор Борис Афанасьевич Станчиц, главный режиссёр Иван Федорович Ермаков. Это ему принадлежат слова, которые он часто повторял, а я никак не мог в них поверить: «Телевидение СОЖРЁТ всё!» В мансарде находилось начальство, а наша молодежная и спортивная редакция ютилась в подвале Дома радио. Это жалобное существование продолжалось год.. И вдруг!.. 1957 год! В Москве объявлено о Всемирном фестивале молодежи и студентов – гостей ждали со всего света. Это небывалое доселе событие – толпы иностранцев на улицах социалистической столицы – должен был увидеть весь мир. Огромные деньги были брошены на косметический ремонт Москвы и такие же средства пошли на создание современного высокотехничноого советского телевидения. Были закуплены аппаратные комплексы, съёмочная аппаратура, монтажные линейки и лаборатории по обработке пленки, транспорт и свет. Голиаф просыпался… Но где взять людей? Был расширен штат Центрального телевидения, со всей страны были вызваны молодые работники местных студий, подключены студенты творческих вузов. Генеральный директор ЦТ Владимир Спиридонович Осьминин – энтузиаст всей этой реконструкции – учил жить и работать новичков, собирая их на Шаболовке. Среди них был и я – скромный ленинградский телевизионщик. Все мои московские знакомства были связаны с людьми тех дней – Митя Федоровский, Рудик Борецкий, Стелла Жданова, Герман Грошев, Орлик (Арнольд) Григорян, Игорь Беляев, Самарий Зеликин… Иных уж нет… Да и Москву я хорошо знаю с тех времен, когда мы колесили съёмочными группами по городу, делая репортажи с фестивальных событий. Я вернулся в ленинградский Дом радио другим человеком. Теперь я знал, например, что такое 16-ти миллиметровая пленка - и негативная и обратимая, т.е. позитивная. Я овладел чешской камерой «Адмира», снимал киносюжеты в тележурнал «Молодой ленинградец», а пленку проявляли мы всё в том же подвале Дома радио в цинковых баках. Как известно, я не побывал в Америке из-за отказа дать отпечатки пальцев, но через год после фестиваля летом 1959 года я уже снимал на «Адмиру» фильм про молодежный лагерь на речке Сазаве в Чехословакии, а осенью – ещё один часовой фильм про визит ленинградской молодежи в Англию по приглашению Британского совета.. Где они теперь эти 16-ти миллиметровые фильмы моей молодости? После Манчестера и Ливерпуля наша молодёжная группа надолго остановались в Лондоне, где нас с моей подругой радиожурналисткой Лидой Алёшиной прежде всего, конечно, интересовало Би-Би-Си. И мы туда попали. Сквозь грохот глушилок мы в Ленинграде по ночам всё-таки слушали иногда голоса Людмилы Дмитриевич, Максима Гольдберга, Севы Новгородцева. Теперь мы их увидели и даже познакомились. Чай… кофе… Вежливое общение… Беседы о принципах и методах работы электронных средств массовой информации… Лиду интересовало радио. Я же бродил по только что отстроенному новёхонькому зданию телецентра Би-Би-Си, озирался в огромных павильонах, где англичане готовились снимать «Сагу о Форсайтах» - декорации уже стояли, плутал на складах реквизита и декораций и вспоминал пророческие слова Ивана Федоровича Ермакова… …Лес телевизионных антенн на крышах городских домов и деревенских изб обозначал всё новые и новые территории, которые завоевывало телевидение. Сохранился фотоснимок тех времен - в широких брюках и майке с лопатой в руках я стою на пустыре. Это субботник по расчистке территории для строительства нового Ленинградского телецентра на улице Чапыгина, что на Петроградской стороне. Голиаф начал расправлять плечи… Директором Ленинградской студии телевидения стал Борис Фирсов – бывший первый секретарь Дзержинского райкома партии. Хрущевская «оттепель» продолжалась… Новый телецентр (пока ещё в черно-белом вещании) заработал. Мне довелось быть редактором первой передачи из новой - самой большой – Первой студии. Это был «Голубой огонёк» - ведущий Кирилл Лавров, режиссёр Лев Цуцульковский. Передача шла по кабелю на Москву. Советская власть стала понимать всю мощь нового средства общения с народом. По всей стране начали стоится типовые телецентры (300-метровые студии, стандартные телевышки), открывались областные и республиканские телестудии. Я, например, стал одним из «отцов» казахского телевидения, когда был послан в Алма-Ату, где целый месяц наша бригада - режиссёр Борис Трайнин, оператор Саша Селезнёв и я – редактор обучали работников республиканского телецентра нашему ремеслу. Незабываемым был банкет в нашу часть – «бишбармак», где почетным основателям казахского телевидения пришлось съесть по вареному бараньему глазу. В Ленинграде уже стояло новое здание на улице Чапыгина, шли пробные передачи в цвете, а главный инженер нашего телецентра Абрам Мельберг уехал в Москву на строительство ныне знаменитой Останкинской башни. Техника шла семимильными шагами. Уже работали три программы… А что же вещание? Поработав в молодежной, спортивной, детской, музыкальной редакциях я приказом директора студии Бориса Фирсова был назначен главным редактором литературно-драматической редакции. Теперь я стоял рядом с Иваном Федоровичем Ермаковым. Блестящая телевизионная карьера! Молодое телевидение интересовало всех. Я пригласил уже тогда знаменитого своими театральными «капустниками» Александра Белинского и он охотно пришел, став к настоящему времени телевизионным Академиком. Выпускники Театрального училища режиссеры устремились на телевидение. Эта троица – Юрий Маляцкий, Виталий Фиалковский и Лев Додин вскоре, правда, распалась. Фиалковский ушел в театр, Маляцкий остался, а кем стал Додин, я думаю, рассказывать нет необходимости. Лучшая театральная режиссура города ставила у нас телеспектакли – новый вещательный жанр. Лучшие актёры охотно участвовали в них. В большой студии, а иногда и в двух соседствующих ставились декорации, которые делались по эскизам известных художников. Сначала без камер, а потом с тремя камерами репетировался телевизионный спектакль. Премьера показывалась в прямом эфире. Многие наши постановки передавались по кабелю или релейной линии на Центральное телевидение. Магнитной записи не было. Эти передачи, подобно трансляции футбольных матчей, театральных премьер и праздников с демонстрациями, назывались «прямой эфир» Картинки с камер монтировались на режиссёрском пульте во время передачи. Так работали Георгий Товстоногов, Игорь Владимиров, Давид Карасик, Рубен Агамирзян, Иван Ермаков, Павел Вайсбрем, Петр Фоменко, Роза Сирота и многие другие театральные мастера. Кинорежиссёры с «Ленфильма» в этих работах не участвовали. Так снимались Татьяна Доронина, Алиса Фрейндлих, Зинаида Шарко, Людмила Макарова, Павел Луспекаев, Кирилл Лавров, Сергей Юрский, Олег Басилашвили, Ефим Копелян… Лесков, Лермонтов, Лопе де Вега, Кедрин, Вайзенборн, Роуз, Арбузов, Шекспир, Шоу, Гоголь… Некоторые из этих спектаклей удалось сохранить, когда была придумана система съёмки на плёнку с экрана монитора. Но где они теперь, эти ролики и эти роли? Тем древним способом снимается теперь телевизионное «мыло». В просторном павильоне ставятся выгородки, которые заполняются мебелью и реквизитом. Три подвижные камеры снимают то, что изображают актеры, которые перед съёмкой репетировали с режиссёром. Один день – одна серия… Шёл 1964-й год… Отправляясь в командировку в Москву, на Пятницкую, в Гостелерадио надо было всегда рассчитать время так, чтобы пообедать там – в Комитете. Столовая на Пятницкой могла дать фору любому московскому ресторану с одной стороны по вкусности, а другой – по дешевизне. В этом огромном здании несколько этажей занимало советское Иновещание, т.е. радиопередачи из Москвы на разных языках транслировались на многие страны мира и работали там дикторами и авторами текстов прокоммунистические выходцы оттуда. Кормили их отменно. Пообедав за копейки, я отправлялся в приемную Председателя Телерадиокомитета Николая Месяцева. К этому времени Комитет по РАДИО и телевидению превратился в Комитет по ТЕЛЕВИДЕНИЮ и радио. Чувствуете разницу? Николай Николаевич был душа-человек. Спортивный, подтянутый, приветливый, бывший комсомольский работник он всячески поддерживал наши просветительские устремления, хвалил… Не знал он только, что его дружба с Шелепиным, интриговавшим против Хрущева, приведёт его сначала в Австралию в качестве советского посла, а потом и лишит партийного билета. Ибо 1964 год приближался к октябрю-месяцу… Мы в нашей литдрамредакции купались в славе и признании. Замахнулись даже на создание первого телекинофильма. Режиссёр Лев Цуцульковский по сценарию молодого писателя Владимира Кунина (это был его первый киносценарий) снял фильм «Я шофёр такси» с Ефимом Копеляном в главной роли. Осенью Никиту Хрущева отстранили.. «Оттепель» закончилась, а с ней и наш телевизионный «ренессанс». Начались частые вызовы в Смольный на идеологический ковёр… Стремительно холодало… Пришли идейные реваншисты… Вернулась официозность, чтение по бумажке, фальш… Хомут главного редактора литдрамвещания стал натирать шею. Пора было удирать. Но куда? Мою редакторскую практику уже давно скрашивало увлечение сценографией. Многие режиссеры - Товстоногов, Владимиров, Карасик, Ермаков, Белинский, Цуцульковский - приглашали меня оформлять не только телевизионные, но и театральные спектакли. Общение с ними оказалось «заразным». В меня проник вирус режиссуры. Сидя с зрительном зале Большого драматического театра и смотря как репетирует Георгий Александрович Товстоногов я мечтал о своём театре, но понимал, что режиссуре надо учиться… «…Уходя уходи…» Если бы в тот момент открывались курсы цирковых или эстрадных режиссёров я бы пошёл и туда, но в вестибюле телецентра я случайно (подчёркиваю – «случайно») наткнулся на объявление о том, что на студии «Ленфильм» Г.М.Козинцев набирает слушателей в свою мастерскую. Вы думаете, что с телевидением было покончено? Ничуть не бывало! Одна болезнь сражалась в моей душе с другой заразой. Киновирус неизлечим. Кино – род недуга… В кино люди дичают: перестают ходить на театральные премьеры, в филармонию, посещать выставки… Интерес представляют в крайнем случае фестивали. Но могучий вирус телевидения – достойный соперник кинематографу. Теперь, по истечении многих лет это отчётливо видно. Вот и я, став студентом в 34 года и имея на руках двоих детей, искал материальную поддержку на родном телевидении. Сначала давние друзья времен Всемирного фестиваля предложили сделать мне на Центральном телевидении два фильма из серии «Летопись полувека» к юбилею Октябрьского переворота. Это был монтаж архивной хроники, серии «1945 год» и «1965 год»… Давняя подруга Лида Алёшина, ставшая главным редактором студии «Лентелефильм» заказала мне документальный фильм «Паспорт матери», а потом и художественный – «Лето в Бережках» по роману ленинградского прозаика Сергея Воронина. Два года учёбы в мастерской Григория Михайловича Козинцева завершились дипломным полнометражным фильмом «Личная жизнь Кузяева Валентина». Учебных короткометражки по сценариям Натальи Рязанцевой – моя «Кузя и Маргарита» и Ильи Авербаха «Папаня» были объединены не только одним героем Кузей в исполнении товстоноговского студента Виктора Ильичева, но и единым сюжетом предложенной мною третьей новеллы – «Дневником». Его писал этот незадачливый парень для участия в ТЕЛЕВИЗИОННОЙ передаче. То было время, когда наше телевидение впервые вышло на улицы для социологических опросов и интервью со случайными прохожими. Вот наш герой Кузя и попался на этот крючок. Я думал, что навсегда ушёл в кино. Но телевидение аукнулось. Отцы-изобретатели электронной системы передачи изображения на расстояние своей конечной целью считали создание аппаратов, способных НАБЛЮДАТЬ за процессами, происходящими на земле, под землей – в шахте, например, под водой, на границе, в цехе и магазине… Их мечты сбылись. Сегодня камеры наблюдения следят за нами повсюду… Думаю, что ни Розингу, ни Зворыкину в голову не могла прийти мысль, что их детище тосятнёт на святая святы- - на ИСКУССТВО! Голиаф набирал силу. Ему уже было мало показывать на своих экранах готовые кинофильмы, но своих возможностей снимать их у него пока ещё не было. Голиаф стал заказывать их у киношников. На «Мосфильме», на «Ленфильме», на Студии имени Горького появились творческие объединения по производству телевизионных фильма. Этот этап развития можно наблюдать, читая начальные титры в фильмах того времени: «ПО ЗАКАЗУ ЦЕНТРАЛЬНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ»… На «Мосфильме» таким объединением бессменно руководил Сергей Николаевич Колосов. Довелось и мне на «Ленфильме» порулить на таком же посту. В просторных апартаментах нового телецентра в Останкине расположилось объединение «Экран»,которое стало налаживать собственное кинопроизводство, но, главным образом, оно заказывало фильмы на киностудиях. Борис Михайлович Хессин – генеральный директор и Герман Грошев – главный редактор были либеральными заказчиками и добрыми приемщиками. Может быть, поэтому нам удалось так много сделать. Черной тенью над нашей деятельностью лежал необъяснимый конфликт двух председателей – Госкино в лице Ф.Т.Ермаша и Гостелерадио в лице пришедшего на смену либеральному Н.Н.Месяцеву угрюмого товарища А.П.Лапина. Некоторые известные кинематографисты по разным причинам считали зазорным снимать для телека. Кинематографические газеты и журналы не замечали появления телефильмов. Кинокритики обзывали телевидение «елевидением» или «игрушкой мещан», телевизионщики в запале парировали - «Кино есть частный случай телевидения!» Тем не менее уже появились «Вызываем огонь на себя» и «Операция «Трест» Сергея Колосова, «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов» Валерия Ускова и Владимира Краснопольского. Наконец, «Семнадцать мгновений весны» Татьяны Лиозновой, «Место встречи изменить нельзя» Станислава Говорухина… «Ленфильм», специализирующийся на «мелкотемье», тоже старался не отставать. Мы разнообразили тематику и жанры: мюзиклы «Остров погибших кораблей» Евгения Гинзбурга и «Труффальдино из Бергамо» Владимира Воробьёва, современная драматургия - «Фантазии Фарятьева» Ильи Авербаха и «Старший сын» Виталия Мельникова, политическое «Противостояние» Семена Арановича, классика - «Без семьи» и «Собачье сердце» Владимира Бортко, пять моих фильмов о Холмсе и Ватсоне и «Пиковая дама» … Многосерийных фильмов Центральное телевидение почему-то нам не заказывало. За исключением, может быть, двух сериалов Виктора Титова «Клим Самгин» и «Открытая книга». Всё это снималось тщательно, на 35-миллиметровую пленку, монтировалось долго, по законам кинематографического монтажа. Михаил Иосифович Генденштейн - директор, Алла Борисова – главный редактор, редакторы Никита Чирсков, Михаил Кураев – ныне знаменитый писатель, Юрий Волин, Константин Палечек. Таково было славное телеобъединение на «Ленфильме». Мы старались… И были замечены… Однажды меня послали на фестиваль телесериалов в маленький курортный тосканский городок Кьянчано-Терме, где один дотошный итальянский критик вдруг обнаружил, что наши фильмы о Холмсе не сериалы, а «выпуски» то есть нечто небывалое по тем временам. Нас не приняли во внимание… Правда, потом я торговал на миланском телерынке «Мифед» нашими фильмами о великом сыщике… А однажды руководство Центрального телевидения совершило попытку связать меня с сэром Питером Устиновым (естественно, после успеха «Холмса»), чтобы осуществить телеэкранизацию его романа «Крамнэгел», изданного у нас ещё в 1986 году. Мы даже общались с ним – он на ломаном русском, я на ломаном английском. Ничем это не закончилось. Началась «перестройка»…А сэр Питер умер в Швейцарии… …На волне «перестройки» расцвело моё родноё ленинградское телевидение. Теперь оно называлось «Петербург – 5 канал». Возглавила его талантливая журналистка, «Валькирия перестройки», пламенная соратница Анатолия Собчака и Бориса Ельцина энергичная Белла Куркова. Её «Пятое колесо» катилось по городам и весям новой России, потому что канал имел трансляционную сеть, подобную московским каналам, до самого Владивостока. «600 секунд» Александра Невзорова и Светланы Сорокиной отсчитывало ежедневно время новой власти. В сетке передач «Пятого канала» значился и мой «Консерватор» - получасовые беседы с приятными людьми. Предложила мне вести такую передачи всё та же Белла Куркова – моя бывшая студентка и дипломница с тех времен, когда я на заре своей телевизионной карьеры согласился читать на факультете журналистики предмет под названием «Редактура на телевидении». Я был молод, нуждался в деньгах, студенты мне не нравились ( у девиц пахли подмышки, у парней – ноги) и я в Университете не задержался, выпустив, правда, в качестве руководителя дипломных работ парочку будущих знаменитостей – Бориса Спасского и его сокурсницу Беллу. Практически их дипломные сочинения были первыми попытками описать это новое явление в нравственной, эстетической и социальной сферах нашей жизни – ТВ. Вдохновляла нас статья в журнале «Новый мир» молодого московского театрального критика Владимира Саппака, первого телеидеалиста и провидца. Крымский караим, черноглазый, смешливый и добрый, прикованный к постели тяжелым недугом он пристально глядел на экран своего телевизора и увидел в этом новом общественном явлении всю его будущую силу. Это ему принадлежат понятия «эффект присутствия» и «сила личности», «живой эфир» и «окно в мир». Лишь после его безвременной смерти его жена, замечательный критик Вера Шитова и ее коллега Инна Соловьёва выпустили в свет в 1961 году книгу «Телевидение и мы. Четыре беседы». Эта тоненькая книжка была нашим «новым заветом». Она содержала в себе конспект всех будущих исследований ТВ… Написав дипломную работу про ТВ Белла Куркова, тем не менее, еще долго работала в детской газете «Ленинские искры» пока не оказалась на Ленинградском телевидении, где сделала стремительную карьеру от простого корреспондента до руководителя канала. Вот эта самая Белла Куркова – моя бывшая студентка и пригласила меня вести получасовую передачу-беседу «Консерватор». Я уже имел опыт телеведущего. Пару лет на Общественном российском телевидении под редакцией Галины Скоробогатовой я вел, после ухода Эльдара Рязанова и до прихода Георгия Капралова, «Кинопанораму». Вот, кстати, и узнали, какие фильмы у Масленникова были самыми первыми.

Михаил Гуревич: Часть 2 Бурные события осени 1991 года – ГКЧП - застали меня в Мельбурне на кинофестивале, где я показывал «Зимнюю вишню». Там в Канаде пришлось купить маленький приемник «Сони» - слушать новости из России. Но ничего не было слышно. И возвращались мы домой настороженные. Потом горел «Белый дом», был распущен Ленинградский Обком партии во главе с его секретарем Борисом Гидасповым, которого мы жестоко называли «Гестаповым»… - Верните людям рассудок! – сказала Куркова. - Нам нужен здравый смысл… - добавил заместитель Беллы и верный её соратник по телевидению Виктор Правдюк. «Консерватор» был удачным проектом. Я сам выбирал «жертву» и тему для беседы. Все, с кем я говорил, были милы моему сердцу. Были учёные люди – академик Д.С.Лихачёв, востоковед и археолог Петр Грязневич, скандинавист и знаток кухни Вильям Похлёбкин, социолог Борис Фирсов – бывший директор ленинградского телевидения. Были писатели Валерий Попов, Григорий Горин, Виктор Ерофеев, поэт Владимир Британишский. Были режиссёры Алексей Герман и Владимир Хотиненко, актёры Алла Демидова, Елена Сафонова, Олег Янковский… Всех не перечесть Интерес Центрального телевидения к заказам на производство телефильмов на киностудиях угасал. «Экран» сам решил снимать, не распыляя деньги по сторонам. Киностудии тоже начали рассыпаться – делясь на мелкие хуторские хозяйства –воцарился хозрасчет и самоокупаемость. Среди прочих студий в рамках «Ленфильма» была создана нами и студия «Троицкий мост», хозрасчётная и самоокупаемая. За первые пару лет, начиная с 1988 года, мы выпустили 15 полнометражных фильмов, среди которых были работы А.Рогожкина, Э.Ясана, С.Проскуриной, О.Тепцова, К.Лопушанского, даже три фильма А.Сокурова! Но слава к нам пришла на Каннском фестивале 1991 года, где были показаны две наши дебютные картины – начинающего режиссёра и недавнего сценариста Павля Лунгина «Такси-блюз» (приз «За лучшую режиссуру») и бывшего документалиста Виталия Каневского «Замри-умри-воскресни» («Золотая камера»). Студия «Троицкий мост» была замечена. Моя роковая зависимость от телевидения дала о себе знать. На этот раз в лице генерального директора французского телеканала «Ля Сэт» месье Жерома Клемана и владельца студии «Содаперога» месье Ги Селишгманна. Нам был предложен лакомый кусок! Экранизацию семи русских повестей сделал парижский славист и журналист Жак Байнак. Семь страниц истории России - от бардака революции до бардака перестройки. Семь российских режиссёров должны были снять каждый по часовому фильму на русском языке с русскими актёрами за французские деньги. Подарок судьбы! Сложности начались, когда французские сценарии по русской прозе, сделанные Жаком Байнаком, были переведены обратно на русский. Тексты было невозможно узнать… Пришлось мне снова взяться за рассказ Леонида Андреева «Тьма», Павлу Чухраю за роман Марка Алданова «Ключ», Виктору Титову за рассказ Вс.Иванова «Дитя», Алеександру Рогожкину за повесть Владимира Зазубрина «Щепка» (фильм «Чекист»), Вячеславу Сорокину за роман Сергея Залыгина «На Иртыше», Александру Муратову за повесть Лидии Чуковской «Спуск под воду» (фильм «Рукопись»). И только наша дебютантка Роза Орынбасарова не стала ничего экранизировать, а сняла телефильм по оригинальному сценарию «Зал ожидания» про путаницу перестройки. К тому времени, когда мы закончили работу над «Русскими повестями» канал «Ля Сэт» исчез, растворившись во франко-германском культурном телеканале «Арте». На нём и были показаны с большим успехом и хорошей прессой все семь наших работ… Казалось бы, с телевидением, на этот раз с французским, всё было закончено. Но нет… …Когда меня спрашивают, зачем я превратил свою успешную «Зимнюю вишню» в телесериал, я киваю в сторону Курковой. - Это всё Белла придумала… Это она нежданно-негадано позвала меня художественным руководителем своего петербургского телеканала. Мало ей было того, что уже второй год я вёл передачу «Консерватор». Это она сказала: - Нечего вам сидеть на наших скучных совещаниях.. Лучше бы поставили у нас что-нибудь… Так стал осуществляться за деньги компании «Петербург-5 канал» сериал «Зимняя вишня» - многосерийный телероман, давно задуманный моим другом сценаристом Владимиром Валуцким. А уже заканчивался 1991 год – грозные времена дикого капитализма, передела собственности, рейдерства, кровавых интриг. По коридорам телестудии на улице Чапыгина прогуливались, заинтересовано озираясь, заезжие гости из Москвы – Лисовский, Дибров, Григорьев… Меня как худрука 5-го канала стали приглашать на странные тусовки, знакомить с главным лицом этих тусовок Костей Могилой… Было тревожно… Распространялись слухи о том, что Куркова нечиста на руку…Кем-то подогреваеиые профсоюзные активисты на собраниях выражали ей недоверие… Когда она шла в гости к другому «пассионарию перестойки» такому же как и она депутату Верховного совета Олегу Басилашвили, в парадной его дома Курковой проломили голову… Чуть позже был беспощадно избит её зам по информационному вещанию Слава Нечаев… Она ушла… Ни Собчак, ни Ельцин, которым она верно служила, не заметили её ухода… Осенью 1990 года приказом председателя Гостелерадио СССР товарища Ненашева был создан первый коммерческий какал «2х2»… Появилась реклама… Запахло деньгами…Криминал положил глаз на телевидение. Кто противился, того уничтожали. Так погиб Влад Листьев… Появилось загадочное слово «рейтинг», что по-английски означает всего лишь «рядовой»…Возникли списки «медийных» и «не медийных» артистов…Новые невежественные пастухи стали отделять овец от козлищ… Мы тем временем закончили телесериал «Зимняя вишня»… На «Пятый» вдруг как снег на голову пришло новое начальство… Я ещё оставался худруком, но ни разу… ни разу в глаза не видел этих новых хозяев. Стройные ряды гламурных секретарш преграждали дорогу в таинственно закрытые кабинеты. Через юристов в адрес студии «Троицкий мост», которая снимала этот сериал по заказу Пятого канала, пришло сообщение, что мы должны вернуть потраченные деньги… Нет, вы не ослышались! Не отдать заказчику фильм, а вернуть деньги… Шло время, были арбитражные суды, абсурдность претензий была очевидна… Выручил Константин Львович Эрнст – он выкупил сериал, показал его по Общественному российскому телевидению и вскоре мы получили приз «Серебряная олива» на телефестивале в городе Баре, что в Черногории. А кассеты двенадцатисерийного варианта «Зимней вишни», когда-то заказанного Пятым каналом, до сих пор лежат в сейфе студии «Троицкий мост». «Петербург - 5 канал» пришёл в упадок. И вот мы, несколько заговорщиков из числа ветеранов старого ленинградского телевидения, ищем выход из положения. - Надо менять ориентацию канала…- говорит режиссёр Лев Цуцульковский. - Давайте обратимся к Дмитрию Сергеевичу, он друг нашей семьи, - говорит редактор Елене Шматова, внучка знаменитого телевизионного академика Петра Шмакова... …Ночь. Я сижу за письменным столом над листком бумаги. Пишу: «Уважаемый Борис Николаевич! Ваши слова о том, что наш город является «культурной столицей России» может стать решающими в определении судьбы находящегося в трудном положении «Пятого канала»… Известен опыт франко-германского культурного телевизионного канала «Арте». Он лишён рекламы, но с помощью правительств этих двух стан известен своей пропагандой культуры во всей Европе… Нечто подобное можно сделать с нашим петербургским телевидением…» Утром Елена Шмакова съездила домой к академику Д.С.Лихачёву и он, как авторитетный для Президента человек, подписал письмо. Днём позже я стоял в приемной Президента на Старой площади в Москве и вручил письмо академика Д.С.Лихачёва советнику по культуре Президента господину Красавченко. Прошел месяц… По телевидению мы узнаём, что в Петербурге в помещении Русского музея состоится заседание Совета по культуре при Президенте России. Действительно, чуть позже мы увидели в новостях это заседание. Борис Николаевич Ельцин вынимает из нагрудного кармана листок с речью и буквально читает сочиненный мною текст про необходимость создания в России канала «Культура», подобного франко-германскому «Арте». Так 1-го ноября 1997 года в Москве родился этот всероссийский канал ! У петербургского телевидения отобрали все ретрансляционные сети, расположенные по всей территории России. «Пятый» стал областным… А в моей телевизионной биографии начался новый роман – с Общественным российским телевидением, пренадлежавшим в то время Борису Березовмскому. Походкой хозяина по коридорам Останкино вышагивал в сопровождении многочисленной охраны тщедушный Бадри Патаркацишвили, бесцеремонно распахивал дверь кабинета Константина Эрнста. Нам, сидящим в ожидании приема, слышно было, как он там командовал… Мы со сценаристом-комедиографом Владимиром Вардунасом предложили на ОРТ проект экранизации смешных рассказов раннего Чехова в длинной цепочке телевыпусков под названием «Театр ЧехонТВ». Проект был воспринят с энтузиазмом. В «Троицком мосте» был снят первый «пилотный» выпуск, в который вошли рассказы «Сирена», «Ушла», «Живая хронология» и «Психопаты». Снялись прекрасные актеры – Олег Басилашвили, Евгений Лебедев, Михаил Светин, Анна Самохина, Лариса Гузеева…Были готовы сценарии ещё нескольких рассказов Антоши Чехонте, но на «пилоте» дело и закончилось. Ведущий программы «Час пик» Андрей Разбаш был ещё и сметливым бизнесменом. В беседе со мной в эфире он проявил живой интерес к идее показывать на ОРТ чеховские юморески, проявил… и наш «Театр ЧехонТВ» закрылся. - Любите ли вы иронические детективы? – раздался в трубке приятный женский голос. - Я не знаю, что такое «иронический детектив»… - А ваш Холмс?.. Хотите почитать польский иронический детектив? Вскоре редактор студии «Пеликан» Ирина Яшина прислала мне книжку неведомой мне польской писательницы Хмелевской «Что сказал покойник». Название настораживало…Потом я обнаружил, что романами Иоанны Хмелевской завалены все книжные прилавки, на которых царствует «женское чтиво». Стал читать и получил удовольствие от общения с живой, взбаломошной героиней этой истории. Свистнул комедиографа Володю Вардунаса, с которым сработался на чеховских рассказах. Работа закипела, потом закипели съёмки в Москве, Греции, Польше, Дании, Франции… Щедрыми продюсерами у нас были С. Жигунов и В. Архипов. Для какого канала они трудились, чьи деньги тратили, кому потом продавали, где показывали мне неведомо. Но десять серий «Что сказал покойник» стоят у меня на полке среди пиратских дисков, купленных случайно на Ленинградском вокзале. Таким образом, телевизионное поле всё расширялось и расширялось. Моя фигурка на этом пространстве все мельчала и мельчала… В последний раз обо мне вспомнил всё тот же Константин Львович Эрнст. Пытливый ум Главного продюсера Первого канала все время искал выход для продажи на экспорт старых наших телефильмов. Их не покупало западное телевидение из-за хронометража. Железный международный закон: серия – 52 минуты. Наши же серии все вылезали за часовой рубеж. Эрнст хотел их «переформатировать». В.Усков и В.Краснопольский легко справились с заданием. Вытянули сериалы «Вечный зов» и «Тени исчезают в полдень» в одну сюжетную линейку, а потом «расфасовали» эти «колбасы», порезали их на серии по 52 минуты. То же самое Константин Эрнст хотел сделать и с нашими фильмами про Холмса, в которых каждая серия вылезала за часовой рубеж. Однако, в этих отдельных фильмах нет единого сюжета, есть рассказы, связанные между собой только четырьмя постоянными героями. Надо было придумать единый сюжет, превратить пять отдельных фильмов в один сериал. Мой старый товарищ и соратник Владимир Валуцкий нашел нужный сюжет, в центре которого стоит сам создатель Холмса сэр Артур Конан Дойл. Так появились на свет тринадцать серий «Воспоминаний о Шерлоке Холмсе», главными героями которых стали сам писатель в исполнении Алексея Петренко, его секретарь Вуд – Сергей Бехтерев и экономка писателя – Марина Левтова (это была ее последняя роль в кино). Сами же приключения Холмса и Ватсона были представлены в виде рассказов в сборнике, над которым работал Конан Дойл. Это были цитаты из наших старых фильмов. Сказать, что это была большая удача, язык не поворачивается. Очень хороши были работы перечисленных актёров, прекрасные съёмки оператора Владимира Ильина, но единого сериала все-таки не получилось… На этой грустной ноте я должен сообщить, что моя телевизионная карьера тогда же прекратилась. Десять лет я являюсь только телезрителем, снимаю кинофильмы для отсутствующего проката, пишу книги, преподаю, являюсь членом Евразийской академии телевидения и радио и подписчиком журнала «Телефорум». Иной раз приглашаюсь на разные ток-шоу демонстрировать свою седину… Телеаудитория тоже изменилась. Кто побогаче, а теперь появились такие, обзавелись «тарелками», стали смотреть «заграницу». Если в прошлом определить развитие телевидения в нашей стране можно было по крестам антенн на крышах домов, то теперь грабители легко узнают зажиточные квартиры по вывешенным на балконах «тарелкам»… Недавно старая знакомая ленинградка Светлана Сорокина пригласила меня на свою передачу по возрожденному «Пятому каналу» поговорить о 30-летии всё того же Холмса. Только беседа почему-то велась в Москве, возле Донского монастыря в странном павильоне какого-то бывшего завода, а не на улице Чапыгина в петербургском телецентре, в строительстве которого я принимал участи. Среди прочих архивных папок, что стоят у меня на полке, есть две, которые я открываю чаще других. Содержание папки «КИНОПРОЕКТЫ» я описал в своей книге «Бейкер-стрит на Петроградской». А вот вторую - «ТЕЛЕПРОЕКТЫ» я открываю сейчас. Итак, краткая экскурсия по кладбищу телевизионных идей. Про «Крамнэгел» Питера Устинова и про серию чеховских юморесок «Театр ЧехонТВ»я уже говорил. Жалею, что не удалось реализовать замысел Григория Горина «Ковент Гарден» - российский вариант «Пигмалиона». Не состоялся ещё один «английский» сериал «Чёрный юмор Альбиона» по новеллам Рональда Даля. Дело уперлось в авторские права. Интересный проект был у нас с Владимиром Валуцким «Полёт Валькирии» экранизации романов Анастасии Вербицкой «Ключи счастья» и Лидии Чарской «Княжна Джаваха». Это была замечательная идея известной специалистки по кино и телевидению Майи Туровской. Ни один канал «не клюнул»… Полгода я сидел над сценарием четырехсерийного «Обрыва» по мотивам замечательного романа И.А.Гончарова. Потом выбирал натуру, потом морочил голову актёрам на «кастингах», что по-английски означает «наём пиратов на корабль». Всё впустую. Деньги, видите ли, у продюсера исчезли… И так далее, и тому подобное… Путаясь в пухлых недельных программах телепередач, нажимая на кнопки пульта, я созерцаю это безбрежное волнующееся море телевидения и думаю, как был прав Иван Федорович Ермаков – ТЕЛЕВИДЕНИЕ СОЖРАЛО ВСЁ! На горизонте, правда, маячит грозный соперник – ИНТЕРНЕТ. Стало конкурентом и РАДИО – автомобильные пробки вернули ему вынужденных слушателей. Телевидение рассыпалось на тысячи каналов, рассредоточилось, но всё ещё не потеряло могучую силу. Что же это за колдовская сила такая? * * * Мы, нынешние, кичимся тем, как далеко мы ушли от наших предков со стиральными машинами, автомобилями, самолетами, с тем же телевидением, наконец. А наши страсти, чувства, боязнь смерти, волнения толпы, жадность, алчность, ненависть, зависть, любовь, разврат, трусость и геройство? Разве они изменились? Разве созерцание боя гладиаторов так уж сильно отличается от азарта толпы во время корриды, бокса, боя без правил, тхэквендо, тайских схваток, кикбоксинга, грызни бойцовых собак и петушиных боёв? Четыре мировых религии с переменным успехом пытаются облагородить человека, освободить его от звериных инстинктов, прелюбодеяний и дьявольских соблазнов. Пытки, извращения, садо-мазохизм, уничтожение себе подобного - из всего живого на земле эти инстинкты свойственны только человеку. В жизни античных людей – греков, римлян, египтян главная городская площадь или амфитеатр были и государством, и судом, и искусством, и наукой, и источником информации, и самим народом, отправляющим себе подобных на смерть или на подвиг. В наши дни эти «демократические» функции взяло на себя ИНТЕРАКТИВНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ! …Первый секретарь Ленинградского горкома партии Юрий Филиппович Соловьёв сидел в свеем смольнинском кабинете мрачнее тучи. Я вошел к нему с какими-то ленфильмовскрми делами. Было известно, что Соловьёв благоволил к культуре, к кинематографу, в особенности. -Добрый день! – сказал я. -Добрый?!! – взревел Юрий Филиппович и швырнул мне на столик, за который я сел, толстую пачку печатных листков. Это был «Белый ТАСС» - ежедневная секретная информация агентств о фактах, случившихся в городе за истекшие сутки. «Белый ТАСС» получало только высшее руководство города. Аварии, ДТП, грабежи, изнасилования, стрельба, пожары и обрушения, угоны машин, газовые и водопроводные ЧП, погодные аномалии… Короче, жизнь многомиллионного города. Все подробности этой жизни должно было знать только начальство… Теперь, благодаря телевидению, об этом знают все! Телевизионные каналы КАНАЛИЗИРОВАЛИ всю планету. Мгновенная передача информации и изображения лишь усугубляют ситуацию… Акула напала на яхту возле берегов Чили - т.е. случилось это на обратной (для нас) стороне Земли. Об этом узнают миллиарды людей. Каждые четверть часа нам сообщают, сколько баррелей нефти вылилось за эти 15 минут в Мексиканском заливе. Любой тележный скрип привлекает к себе толпы молодых репортеров с камерами на плечах. Нужно ли это всем знать? Какая-то всемирная «античная площадь» И, конечно, МИФОТВОРЧЕСТВО! Ещё совсем недавно телевидение, выполняя главным образом информационные, общественно-политические функции и прочий «официоз», свои художественные программы формировало из трансляций театральных спектаклей, концертов, покупки и показа художественных фильмов, созданных на киностудиях страны. Но с некоторых пор Голиаф решил сам заниматься художественным творчеством. Это, как ему кажется, и экономически выгодно и престижно… Опыт «высоких» искусств был ему не указ. Указом стал «рейтинг», голос толпы, мораль финансовой выгоды, вкусы рекламодателей. Происхождение рекламных баронов известно. То, что их дети учатся в оксфордах, а сами они ездят на «бентли» с охраной на «кайеннах», вкусам свой молодости они верны – стрели и разборки, милицейские участки и дознания, суды, хитроумные афёры, насилие, гламур, клоунада, зона, сплетни и никелированное оружие. Таково нынешнее содержание лучших часов телевизионного вечера – «прайм-тайм» на большинстве наших каналов, каждый из которых считает своим долгом иметь собственные «криминальные» программы типа «ЧП» или «Дежурной части». И лишь после полуночи, когда рекламные бароны со своими дамами разъезжаются по клубам и ресторанам, телевизионное начальство – вполне интеллигентные люди - осмеливается поставить в программу классический фильм или симфонический концерт… Где-нибудь в районе двух часов пополуночи… Наша телевизионная аудитория удивительно напоминает обстановку античного театра. Ещё четыре тысячи лет назад зрители возлежали на мраморных скамьях, пили и закусывали, наблюдая за жизнью «масок». Длилось это целыми днями. Наш зритель лежит не на камнях, а на мягком диване – технический прогресс налицо… Да ещё и бесплатно! Пассивный вид досуга, сибаритство, верхоглядство, перескакивание с канала на канал, «развлекуха», отсутствие желания переживать за героев, И телевизионная муза, теряя год от года чувство стыда и этической совести, отдалась обслуживанию, сервильности, «работе на спрос». - Чего изволите? - Хлеба и зрелищ! Законы античной драматургии современное телевидение переиначило на свой лад. Греческая трагедия (любимы жанр древних) обернулась на наших экранах криминалом и «экшеном», античная комедия выродилась в «Кривое зеркало», маски древнего театра стали гулять по телепрограммам в виде ментов… Нынешние сериалы странным образом повторяют рецепты наивной, отнюдь не психологической древней драматургии: случай, встреча, суд, дорога, подсматривание и подслушивание, находки и выкрадывание дневников, расписок, рукописей, документов… В древних спектаклях жили яркие личности, характеры титанов и героев. У нас же актёры играют не «характеры» а лишь артикулируют сюжеты, извлечённые из папок Угрозыска. Мощная частная компания – дочернее предприятие АФТ «Система» - корпорация RWS («Российские всемирные студии») уже несколько лет занимается производством многосерийной продукции для ТВ. Иные проекты достигают четырехсот серийных единиц. Один из моих учеников, окончивший ВГИК, был приглашен туда в качестве режиссёра-постановщика. Но у него оказалось ещё два «сменщика». Он должен был работать через два дня на третий. - Хороший сценарий? – спрашиваю я моего ученика, который пять лет учился кинорежиссуре. - Эпизод «на сегодня» редакторша приносит в начале смены… - отвечает мне мой ученик, с отличием защитивший свой дипломный фильм. - А актёры хорошие? - Актёров приводят из «кастинг-дирекции»,- отвечает мне мой бывший ученик, сам неплохо игравший в наших учебных постановках. - Кто оператор? - Их трое… …. Вот так стряпается телевизионный «фастфуд», так плодится «китч», организованный малообразованными дельцами. А когда я в беседе с одной актрисой спросил ее: как ей работалось на сериале и как звали режиссёра, она ответила: - Их было трое - А кто главный? - Мы узнавали его по цветным кедам… Может быть, это тоже был мой бывший ученик? Канадский философ и социолог Герберт Маркузе ещё в 60-х годах прошлого века предупреждал: - Дети должны слушать сказки и читать книжки, представлять себе описываемый мир, мыслить. Тогда у них в мозгу будет развиваться «зона воображения». Увиденное глазами телевизионное изображение будит эмоции, а не мысли… Человек без воображения глух к чужой боли! Горы трупов, смерти, катастрофы, экологические бедствия и массовый голод, о которых сообщает всемирное телевидение, оставляют современного человека спокойным. Прогноз Герберта Маркузе сбывается… Это электронное изобретение стремительно перемоделирует мир. Избирательные кампании, партийные движения, работа парламентов, мода, популярность невозможны без вмешательства телевидения. И, наконец, всемирный террор! Разве стали бы атаковать террористы Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, если бы не было телевидения, как средства распространения устрашения? Все жители Земли знают Бен Ладена в лицо… По той же причине. Когда-то, еще до войны замечательный актер и режиссёр Орсон Уэллс, работая на радио, перепугал всю Америку постановкой, имитирующей радиопередачу о начале войны. Был эффект разорвавшейся бомбы! Сейчас телевидение пугает нас ежедневно, режиссирует, имитирует ужасы, коварные розыгрыши, интриги и катастрофы… Но все как оглохли… Может быть, это и хорошо? Прочитав написанное и оглядевшись по сторонам, я прихожу к выводу, что мы живём в ПЕРИОД УПАДКА. Нет, конечно, не всё так плохо! Работает канал «Культура». Правда вещает не из Петербурга – «культурной столицы России», говоря словами Б.Н.Ельцина, а из Москвы… Но хоть рекламы нет! Детский «Бибигон» опять же… Правда – с рекламой. На заграничных каналах с помощью тарелки можно глядеть передачи о флоре и фауне… Уж коли я вспоминал античность, то ведь и Рим был в упадке. Но пришло ВОЗРОЖДЕНИЕ! Так что – не всё потеряно… И за первым столетием телевидения последует второе. * * * Судьбе было угодно связать большую часть моей жизни с телевидением. Поэтому 9 мая 20011 года я надеюсь отметить столетие телевидения вместе с нашей давней приятельницей Маикой Фоминой, внучкой профессора Бориса Львовича Розинга. Надеюсь, что и Петербургский технологический институт вспомнит эту дату и пригласит старого телевизионщика на торжество… СПб-Москва Лето 2010 г.

Алек-Morse: Михаил Гуревич пишет: Некоторое время назад коллега safomin25 переслал мне статью Игоря Масленникова, присланную из Евразийской Академии Телевидения и Радио. Любопытная статья Игорь Масленников пишет: интересовало Би-Би-Си. И мы туда попали. Сквозь грохот глушилок мы в Ленинграде по ночам всё-таки слушали иногда голоса Людмилы Дмитриевич, Максима Гольдберга, Севы Новгородцева. А вот тут, как и в своей книге "Бейкер-стрит на Петроградской" ув. Игорь Фёдорович ошибается. Ну не мог юный Сева Новгородцев в 1959 году гонять кофеи на ББС! Насколько я помню, он эмигрировал из СССР году в 1975-м...

Михаил Гуревич: Алек-Morse пишет: А вот тут, как и в своей книге "Бейкер-стрит на Петроградской" ув. Игорь Фёдорович ошибается. Я поправил некоторые опечатки - но фактические нестыковки, которые видны, уже не стал убирать. Имеет же право мэтр и напутать

maut: Кстати забавно, в Википедии пишут про Севу: С 1959 по 1965 года — совмещение работы на флоте с карьерой джазового музыканта (тенор-саксофон). Уж не сакс ли слушал наш МИФ?

Pinguin: Михаил Гуревич пишет: Бурные события осени 1991 года – ГКЧП - застали меня в Мельбурне на кинофестивале, где я показывал «Зимнюю вишню». Там в Канаде пришлось купить маленький приемник «Сони» - слушать новости из России. Так где же он был - в Австралии или Канаде?

Алек-Morse: Pinguin пишет: Так где же он был - в Австралии или Канаде? Похоже, МИФ оправдывает вечно возникающее сравнение своей персоны с Конан Дойлом, у которого тоже полно всяких нестыковок по датам и т.п.

Михаил Гуревич: Pinguin пишет: Так где же он был - в Австралии или Канаде? С Монреалем, наверное, перепутал.

maut: Pinguin пишет: Так где же он был - в Австралии или Канаде? Следы путает, чтоб холмсопсихи не нашли.

safomin25: Михаил Гуревич пишет: С Монреалем, наверное, перепутал. maut пишет: Следы путает, чтоб холмсопсихи не нашли. Вообще-то редактор книги должен был "поймать" такие очевидные нестыковки и уточнить у автора, где он был на самом деле. Хотя сейчас начали выпускать книги и без редакторов. Угасает культура....

Михаил Гуревич: А я думаю, Масленников не прав. Его сотрудничество с "ящиком" продолжается. Ведь новые фильмы, которые, он сам говорит, снимает для непонятно кого в непонятном прокате, увидеть можно именно по TV.

Pinguin: А вы видели по ТВ "Банкрота" или "Взятки гладки"? По-моему, их вообще мало кто видел.

safomin25: Pinguin пишет: А вы видели по ТВ "Банкрота" или "Взятки гладки"? По-моему, их вообще мало кто видел. На "больших каналах" как будто не показывали еще...

maut: Pinguin пишет: По-моему, их вообще мало кто видел. Я вот не видел

Михаил Гуревич: Pinguin пишет: А вы видели по ТВ "Банкрота" или "Взятки гладки"? По-моему, их вообще мало кто видел. Я их видел в Доме кино Я ж говорил. А "Русские деньги" - по "ящику". Там же и "Письмак Эльзе" были вроде как... и точно - "Тимур и его коммандос". А до этих двух тоже дойдёт. "Культура" покажет - куда денется

Денис: Денис пишет: Вчера вышла "АиФ Здоровье". В ней напечатано интервью с Клюевым. Сканы нужны?Оксо Витни пишет: Ну дайте почитать-то... Руки дошли. Даю:

maut: maut примерно три года назад пишет: Я из всех холмсореклам отчетливо помню как по питерскому радио Холмс и Ватсон расхваливали магазин стройматериалов. Когда-то в далеком детстве я его часто слушал (радио) а Холмса я любил уже тогда. Хотите узнать кто их делал? [BR]http://atomarazov.moikrug.ru/ Андрей Томаразов пишет: Февраль 1993 — Май 1998 ... записал серию (более 100)(!!!) рекламных радиороликов "Шерлок Холмс и Доктор Ватсон" для Компании Искрасофт Я-то и трех сюжет не вспомню ,а их более ста было... Интересно, сохраняется ли где-то реклама...

safomin25: maut пишет: Интересно, сохраняется ли где-то реклама... У тех, кто делал, конечно.

maut: Я тут в Таймсе роюсь. Вроде такого не было еще. Во всяком случае мне не попадалось. перевод мой. Таймс, 11 февраля 1983. Советские зрители "не могут перенести разлуки с любимым Шерлоком Холмсом", пишут Известия, анонсируя, что в ответ на многочисленные просьбы публики продюссер(?!) Ленфильма Игорь Масленников планирует четвертый и пятый фильм о Холмсе с Василием Ливановым в роли гениального сыщика и Виталием Соломиным в роли Ватсона. Непhияность в Богемии (Trouble in Bohemia)(???!!!)и Знак четырех будут сниматься на Каменном острове, "районе", как нам сказали, "напоминающем Лондон" и в них будут участвовать реплики речных лодок 19 века, ходивших по Темзе, построенные специально энтузиастами невского куба гребли и парусного спорта(!!!). PHS Вот последняя часть вообще задела за живое. Это в Известиях было или они сами додумали? И если было, то ччерт возьми....



полная версия страницы