Форум » *Литера М* » Куда именно фон Борк посылал Холмса? » Ответить

Куда именно фон Борк посылал Холмса?

LaBishop: Показал намедни эпизод с ругательствами фон Борка знакомой студентке - филологу. С переводом мы несколько затруднились, хотя рабочий вариант есть: Himmel trot aller Wetter Hurensedegott verdammte. Schweinebande! (не даю 100%, что правильно записал, сам учил английский). Ну Schweinebande - это банда свиней. А вот до этого? "Разрази меня гром, сучьи души, проклятые Богом!" - как то не очень естественный перевод получается. Может быть, на форуме есть человек, прекрасно владеющий немецким и сумеющий внести ясность в этот вопрос?

Ответов - 88, стр: 1 2 3 4 5 All

Apus melba: erno пишет: Я вот думаю: может, этих "свинособак" несчастных в вольном переводе каким-нибудь "сукиным свином" обозвать... Дивный каламбур. Надо запомнить. Переводить ругательства, как любую идиоматику - неблагодарное занятие: вся суть в образности, а она чужая, нерусская. Если же перевести формально, по словарю, получится и неточно, и невыразительно. В русской брани больше образов из репродуктивной сферы, в немецкой - сплошная казенная часть, а также нечистые животные - свинья и собака. Причем свинья женского пола, уже приносившая потомство (Sau), почему-то представляется им самым гнусным из существ. (По мне, таракан хуже.) alita пишет: А ведь я вспомнила русский аналог : "Иди ты к свиньям собачьим". Тоже Чернобыль. :) Важен колорит. Наверно, когда не понимаешь слов, даже круче забирает. Лежит фон Боркище на диване и ревёт диким фрицевським голосом, зычно так... У зрителя мурашки по коже, а Холмс невозмутим.

Катрин: Apus melba пишет: У зрителя мурашки по коже, а Холмс невозмутим. "Немецкий язык грубоват, но все же один из самых выразительных в Европе" (с). Да уж. А на колоритный аналог "свинособак" надо объявить конкурс. А будильник разбить хочется, Алита, да он, гад, в телефоне - а телефон дорогой (относительно) - жалко!

kalash: Apus melba пишет: Важен колорит. Наверно, когда не понимаешь слов, даже круче забирает. Есть у Соболева, кажется рассказ про то как замполит боцмана от ругательств излечил, переругав его в состязании. Так он там упоминал, что нужно два противоположных слова взять и соленым словом их скрепить. "Ублюдок свинячего синдиката" "В господа Бога, и весь царствующий дом да в мутный глаз, вдоль и поперек, через семь гробов , с присвистом да в центр мирового равновесия" А можно (и нужно) и покрепче

alita: kalash пишет: А можно (и нужно) и покрепче Щас мы научим немцев ругаться!

Kartwright: alita пишет: Так он там упоминал, что нужно два противоположных слова взять и соленым словом их скрепить. "Ублюдок свинячего синдиката" Можно чуть подробнее? Какой именно рассказ? И что означает рецепт? (Где противоположности и где "соленые" слова в приведенном примере?)

kalash: Kartwright пишет: (Где противоположности и где "соленые" слова в приведенном примере?) Противоположность это два обычно несовместимым выражения, например , приведенный выше "свинячий синдикат" или "архирей папуаский" или "шмакодявка материалистическая" или " кодебалет царя небесного", ну в общем вы поняли... подбираемые слова должны звучать смешно и даже непонятно и слабо соотносится между собой. Теперь о "соленом" слове, которое их скрепляет. В приведенном выше примере, слово "Ублюдок" является таким соединяющим словом, оно может быть также прилагательным и наречием и т.д. Главное оно должно быть достаточно соленым и даже неприличным. Например - "Интимный орган"(любого пола) архирея папуасского -существительное. "Отработанный сексуальным образом" архирей папуасский - прилагательное. И т.д. Далее, чтобы это все не превращалось просто в перечисление подобных словосочитаний , им нужно придать направленность и смысл. Это обычно, проклятие и пожелание неприятностей (на то они и ругательства). Не просто "Недоносок архирея папуасского", но отправленный в далекое путешествие, и проклинаемый всеми богами , в свою очередь тоже проклятыми. Обстоятельства подобного "путешествия" должны сопровождаться немыслимыми условиями...В общем, возможности неограничены... Я когда то, еще в старших классах средней школы, для интереса начал однажды подобную тираду... Так протянулось это минут на 20, без повтора. К сожалению, этот шедевр был не записан... И впоследствии, ввиду отсутствия практики,способности к этому в значительной степени утрачены Не зарывайте талант в землю! А насчет названия рассказа и фильма, снятого в 60е, где использовался этот эпизод с соревнованием, то это - рассказ "Индидвидуальный Подход" в сборнике Леонид Сергеевич Соболев. "Рассказы капитана 2-го ранга В.Л.Кирдяги, слышанные от него во время "Великого сиденья"

kalash: Вот отрывок из этого рассказа о состязании У меня прямо сердце переворачивается. Вижу, Помпеи наш в самом деле ничего С собой сделать не может, раз решается сам об увольнении просить. А отпускать его страсть не хочется. Ах ты, думаю, будь оно неладно! И лишаться такого марсофлота прямо преступно для новых кадров, и оставить нельзя - куда же его, к черту, с такой идеологией? А он продолжает: - Главное дело, я чувствую, что, коли б не это наше расхождение мнений, от меня флоту большая польза была бы. Я тут среди ваших комсомольцев присмотрел людей вполне подходящих, дали б мне волю, я бы из них настоящих матросов сделал, только своим, конечно, способом. Но раз Советская власть такого разговора на палубе не одобряет, я прямо тебе скажу, Василий Лукич, как матрос матросу: против Советской власти я не пойду. Вот и приходится корабль бросать. Вдруг меня будто осенило. - Это, - говорю, - ты правильно сказал: Советская власть такого разговору не одобряет. И я вот тебе тоже как матрос матросу признаюсь: я ведь - что греха таить? - сам люблю этажей семь построить при случае. Но приходится сдерживаться. Стоишь, смотришь на какой-либо кабак, а самого так и подмывает пустить в господа бога и весь царствующий дом, вдоль и поперек с присвистом через семь гробов в центр мирового равновесия... Конечно, сказал я тогда не так, как вам передаю, а несколько покрасочнее, но все же вполсилы. Пустил такое заклятье, вроде как пристрелочный залп, - эге, вижу, кажется, с первого залпа у меня накрытие: подтянулся мой Помпей, уши навострил, и в глазах уважение: - Плотно, Василий Лукич, выражаешься, приятно слушать. Так, думаю, правильный подход нащупал. А сам рукой махнул и огорчение изображаю: - Ну, мол, это пустяк. Вот в гражданской я действительно мог: бывало, как зальюсь - восемь минут и ни одного повтора. Ребята заслушивались. А теперь практики нет, про себя приговариваешь, а в воздух слов не выпускаешь. Помпеи на меня недоверчиво так посмотрел: - Заливаешь, Василий Лукич, хоть и старый матрос. Восемь минут! У нас на "Богатыре" на что боцман ругатель был, а и то на шестой минуте повторяться начинал. - Нет, - говорю, - восемь. Не веришь? - Не верю. - Не веришь? - Нет, - мотает головой. - Я свое время не считал, но так полагаю, что и мне восьми минут не вытянуть. - Ну, - говорю, - восьми, может, и я сейчас не вытяну, отвык без практики, но тебя все-таки перекрою. Смеется Помпеи, а мне только того и надо. - Не срамись, - говорит, - лучше, Василий Лукич! Вот с "Богатыря" боцман меня бы перекрыл, а боле никого я на флотах не вижу. - Ах, так, - говорю и вынимаю из кителя часы. - Давай спориться! Только, чур, об заклад: коли ты меня перекроешь, дозволю тебе в полный голос по палубе разговаривать. А я перекрою - тогда уж извини: чтоб никаких слов никто от тебя боле не слышал: ни я, ни военморы, ни вольнонаемные. Он на меня смотрит и, видимо, не верит: - Ты что, комиссар, всерьез? А я китель расстегнул, кулаком по столу ударил, делаю вид, что страшно разгорячился. - Какие могут быть шутки! Ты мне самолюбие задел, а я человек горячий. Принимаешь заклад или боишься? - Я боюсь?.. Принимаю заклад! Посмотрим! Хлопнули мы по рукам, стали договариваться. Он выставил вопрос о судье - кого позвать - и предложил старшего помощника: он, говорит, хоть нынче остерегается по тем же обстоятельствам, но разбирается в этом деле вполне. Я судье отвод - неловко, мол, мне, как комиссару, такие арии перед комсоставом, и какой вопрос может быть о судье, если два балтийских матроса на совесть спорятся? Тогда с его стороны еще затруднение: - Неправильно получается: как же так, с бухты-барахты? Кого же крыть и по какой причине? Сам понимаешь, для этого дела надо ведь в запал прийти. - Меня, - говорю, - крой, что я тебе жизнь порчу. А я послушаю, наверное, сам с того обозлюсь. Начали, что ли? - Пускай, - говорит, - секундомер с первым залпом! Поправился в кресле - и дал первый залп. Ну, я прислушиваюсь. Все в порядочке: начал он, как положено, с большого загиба Петра Великого, все боцмана так начинали. Потом на мою родню навалился. Всех перебрал до седьмого колена, про каждую прабабку характеристику сказал, и все новое, и на другой галс повернул, - меня самого в работу взял, а я вижу - одна тактическая ошибка у него есть. Третья минута пошла, а он все мной занимается: и рында-буленем, и фор-брамстеньгой, и в разные узлы меня завязывает, и каждой моей косточке присловье нашел, и все в рифму - заслушаешься. Отработал он этот участок - на небеса перекинулся, стал господа бога и приснодеву Марию тревожить, как будто и не он это на коленках перед стулом стоит. Кроет в двенадцать апостолов, в сорок мучеников, во всех святых, - а я опять на карандаш беру: еще одну тактическую ошибку мой Помпеи допустил, вижу - у меня фору добрая минута будет. Потом вновь на землю спустился, начал чины перебирать, от боцманмата до генерал-адмирала и управляющего морским министерством. Словом, шестая минута пошла, и он, вижу, начинает ход сбавлять, вот-вот заштилеет. Посматривает на часы и пальцем тычет - сколько, мол, там? - Шесть, - говорю, - крой дальше, Помпеи Ефимович. Тут он опять ветер забрал, понесся: новую жилу нашел - все звериное царство на моих родственников напустил: и медведей, и верблюдов, и крыс, и перепончатых стрекоз. Этого ему еще на минуту хватило, но, вижу, в глазах у него растерянность, и рифм уже меньше, и неожиданностей не хватает. Потом слышу - опять митрополита санктпетербургского и ладожского помянул. - Стоп, - говорю и секундомер нажал. - Было уже про митрополита. Он осекся, замолк, дух переводит, на меня смотрит. - Было, - говорю, - было, Помпеи Ефимович. Ты его еще с динамитом срифмовал и обер-церемониймейстером переложил, верно? - Правильно, - сознается, - было. Сколько там вышло? - Восемь минут семнадцать секунд. Перекрыл ты богатырского боцмана. Ну-ка, я рюриковскую честь поддержу. Бери часы. Ну, набрал я воздуху в грудь и начал. Если б вам все это повторить, многих из вас тут же бы до жвакагалса стравило. Потому что я все свои знания в этой области мобилизовал и все силы напряг, ибо ставка была уж очень большая: нужный для флота человек. Прошел я по традиции и для времени петровский загиб, нажимаю дальше, аж весла гнутся, а на ходу все его тактические ошибки в свою пользу учитываю. Одна, что он двенадцать апостолов в кучу свалил, - а я каждого по отдельности к делу приспособил. Также и сорок мучеников, кого сумел припомнить, в розницу обработал. А у них имена звучные, длинные - как завернешь в присноблаженного и непорочного святого Августина или в святых отец наших Сергия и Германа, валаамских чудотворцев - глядишь, пять секунд на каждом и натянешь. Другая его тактическая ошибка - родню он перебрал мою только, а я всех прочистил и по жениной его Линии, тоже минуту выиграл. А надо вам сказать, я еще химию понаслышке знал, потому что по специальности минером-электриком был, - я и химию привлек со всякими ангидридами, перекисями и закисями. А главное, я его же приемом работал: неожиданные понятия лбами сталкивать и соответствующим цементом соленого слова спаять - вот оно и получается. Словом, пою я эту арию уже девятую минуту, а впереди у меня еще Керзоны разные, да Чемберлены, да синдикаты, да картели, да анархия производства, - он таких слов и не слыхивал, а по этой системе все годится. Тут ведь не смысл важен, а придание смысла. Десятая минута идет - а у меня и стопу нет. И, может, на сорок минут развел бы я всю эту петрушку, как вдруг входит в каюту Саша Грибов, комсомольский отсекр, - услышал и замер у дверей. И точно, картина необыкновенная: сидит комиссар в расстегнутом кителе и такое с азартом из себя выпускает, что прямо беги к телефону и звони в контрольную комиссию. Я ему рукой машу, - не мешай, мол, тут дело серьезное! - а у него глаза круглые и лица на нем нет. Я на часы покосился - одиннадцать минут полных, и Помпеи совершенно убитый сидит. Повысил голос, дал прощальный раскат в метацентрическую высоту и в бракоразводные электроды - и отдал якорь. - Ну, как заклад, Помпеи Ефимович? - спрашиваю его своим голосом. - Что же, - отвечает. - Матросское слово верное. А слово я до спора дал. - Значит, разговор у нас снят об уходе и будем вместе Красному флоту служить? - С таким комиссаром, - говорит, - служить за почтение примешь... - И опять на "вы" перешел: - Только скажите вы по совести, товарищ комиссар, как эти слова в себе удерживаете? Неужто никогда не тянет прорваться? - Есть, - говорю, - еще и такое слово, Помпеи Ефимович: дисциплина. Сказано - не выпускать их, вот и не выпускаю. И вы, как старый матрос, дисциплину знаете, так что коли ее вспомните - и вам легко будет.

kalash: А фильм, кажется, называется "Морской характер" 1970

фрекен борк: 1724 пишет: По-немецки ругается конечно не Куравлёв, там , видимо, озвучивал действительно какой-то спец по немецкому ( может и немец). Точно немец. (Мнение немца, который только что послушал). Да и голос на голос Куравлева совсем не похож.

1724: Мне кажется, я догадываюсь, кто озвучивал ругательства на немецком в устах Куравлёва.... Кто у нас хорошо говорит по-немецки, был шпионом, и любит ненормативную лексику (ну там, замочить в сортире, и.т.д., прочие собакочеловеки )? Но даже подумать об этом страшно... Кто не спрятался, я не виноват...

фрекен борк: Товарищ, на которого Вы намекаете, говорит по-немецки с очень сильным акцентом. Так что это не мог быть он.

Hudson Bay: фрекен борк пишет: Товарищ, на которого Вы намекаете, говорит по-немецки с очень сильным акцентом. Разве? может быть, но я думаю, что в момент съемок ШХ данную персону вряд ли вообще допустили бы до озвучки, тем более, что по-моему он тогда еще находился в Германии

фрекен борк: Hudson Bay пишет: Разве? может быть Не я, немцы говорят.

Dutchman: Немец говорит вместо Куравлева! Хотя я не исключаю, что, возможно, нашолся кто-то из "наших". И чуда здесь никакого. Говорить без акцента на чужом языке - это заложено природой, конечно, при условии, что у этого человека абсолютный слух и хорошо с детства развито умение передразнивать старших, кривляться. Помимо людей, которых я знаю, живущих в Германии достаточно долгое время, мне удалось повстречать еще двоих, которые не просто говорят на языке дикторов телевидения и радио, но и их принимают за своих баварцы (кто знает, баварский диалект не понимают очень многие нормальные немцы). Один из них - он занимается первозкой груза - как-то даже однажды попал в полицейский участок - не по своей воле за то, что он, "баварец", управлял машиной с украинскими номерами, ну и разумеется имел при себе "чужой" украинснский пасспорт. Сам он с Западной Украины, с детства, ненавязчиво, слышал немецкую речь, никогда языку специально не обучался. С другой стороны - сколько раз я встречал людей свободно владеющих немецким, но увы - акцентишко присутствует. Они "могут замаскировать" основные фразы и сойти по началу за своего, но при более предметном разговоре, тут же всплывают все "недостатки". Так что какие люди работали в разведке - я могу только догадываться. Только такие как, например, Рихард Зорге - немец, прибалтийского происхождения - или что-то в этом роде - лень искать в инете.

Dutchman: - Куда именно фон Борк посылал Холмса? - нах Нагель! - Куда? - нах Нагель!!! - А где єто? Что єто? - ну это ему, Холмсу, так показалось

Seeker: Himmekreuz, Donnerwetter, Hurensoehne verdammte, Schweinebande, bloede saecke. Я послушал и услышал немного другое: [i]- Himmelkreuzdonnerwetter, Hurensöhne gottverdammte! Schweinebande, leere Sacke…[/i] Это переводится примерно как: - Чтоб я сдох! Бл*дские сучьи дети, сволочи, раздолбаи!.. Буквально: - Чтоб я сдох! Проклятые Богом дети (сыны) шлюх! Сволочи, пустые мешки...

Алек-Morse: Seeker пишет: Я послушал и услышал немного другое: - Himmelkreuzdonnerwetter, Hurensöhne gottverdammte! Schweinebande, leere Sacke… Я не знаю немецкого, но ваш вариант звучит убедительнее

Dr. Percy Trevelyan: Donnerwetter - буквально "громовая погода", Himmelkreuz - "небесный крест", одним словом, сплошь непереводимая игра слов. Хотя в предчувствии гибели фон Борк, как видите, вспомнил крестную муку Всевышнего...

krabele: Мой вариант (где-то уже кем-то печатался): Himmelkreuzdonnerwetter, Hurensöhne gottverdammte Schweinebande blöde Säcke а не (leere Säcke) никаких там собачьих свиней, хотя такое составное слово возможно в немецком... Я думаю, в полусне, еще и исскуственном, можно так выругаться. То, что там нет дерьма, меня тоже удивляет, но зато "су*** дети" гораздо грубей... Я кстати не знаю, относится ли gottverdammte к Hurensöhne или k Schweinebande, можно по-разному запятую поставить. Вообщем, я бы не искала точного перевода и связного особенно. Разве по-русски ругаются связно? Если да, прошу напомнить, забыла. А ругается по-моему тоже, немец, откуда Куравлеву так передразнивать чисто? А если был оригинал, значит и передразнивать не надо, можно и оригинал использовать. Может, это запись какая-то осталась, с войны... Хотя может и без драматики все объясняется. Я сама говорю уже прилично, и выругаться смогу без акцента. (Хотя люблю выругатьса по-русски, как-то больше энергии выходит негативной. ) Но акцент в длинном разговоре хороший (т.е. слушающий) собеседник всегда заметит, почему-то ингода меня в голландок, иногда в француженок записывают, на русскую не всегда тяну...

safomin25: krabele пишет: А ругается по-моему тоже, немец, Сероее всего, это кто-то из дикторов с Иновещания Гостелерадио. Как правило, говорить в кино на иностранных языках приглашали их - у них, кстати, было безупречное произношение, за этим строго следили. Некоторые даже играли соответственные роли. Я тут недавно посмотрел старый фильм "Жажда" и там Тихонов играет разведчика, который переодевается в немецкую форму и в тылу у у немцев общается с ними. Снято лет за десять до "17 мгновений" - Тихонов в немецкой форме и говорит по-немецки (чужим голосом , конечно).



полная версия страницы