Форум » *Литера М* » Дворянские титулы » Ответить

Дворянские титулы

erno: Я догадываюсь, почему король сначала неправильно подписал фотографию! Правда, я не отказался бы от совета кого-нибудь, разбирающегося в английском земельном праве. Дело в том, что слово «сквайр», резонно пропущенное королем, обозначает, как я понимаю, мелкого землевладельца. Мелкого, но все-таки землевладельца, который живет на своей земле – или не живет, но, по крайней мере, получает доход с этой земли. Например, сдает ее в аренду. И вот тут вылезает сразу несколько вопросов. 1. Живы ли родители Шерлока и Майкрофта, Сигер и Виолетта, в 1888 году (дата "Скандала")? 2. Было ли у семьи Холмсов свое имение, приносящее доход? (Похоже, что нет, потому что и Майкрофт, и Шерлок сами зарабатывали себе на жизнь; кстати, пресловутая ферма в Сассексе еще ни о чем не говорит, Шерлок вполне мог сам ее арендовать). 3. Если имение таки было (маленькое и убыточное, почему Шерлоку с Майкрофтом и пришлось зарабатывать себе на жизнь) – было ли оно майоратным? (Если да, то Шерлоку стать сквайром опять-таки не светило, потому что имение получил бы Майкрофт; впрочем, майоратными, как я понимаю, были только земли, которые нельзя отторгать от титула, а титула у семьи Холмсов не было: по крайней мере, в одном из ПОЗДНИХ рассказов говорится, что ШЕРЛОК отказался от предложенного ему дворянства – значит, у Сигера Холмса, его отца, титула не было тем более). Вот и возникает вопрос, за который кто-нибудь, как Толкиен – Средиземье за Кольцо Всевластия, может быть, вытащит из единого информационного поля очередную «Овсянку-2»: что же было в том вырезанном эпизоде, где король неизвестно откуда достал новенькую фотографию Ирен Адлер? Видимо, король еще и быстро-быстро подписал бумагу, в которой он наделил Шерлока землей (в Богемии? Или в Англии? Но откуда у короля лишние английские земли?)...

Ответов - 101, стр: 1 2 3 4 5 6 All

krabele: Lesley пишет: Ну вот - только похвалили, а уже критикуете Что вы! Вас никто не критикует. Мы все вас приняли за знатока (мало кто первыми постами получает направление в литеру М). И теперь докучаем вам поправками и опросами! (я не сужу лично, а консультирую - по теме, одной из немногих мне интенсивно знакомыx!)

Pinguin: maut пишет: Фундаментально! Тянет на статью в Литеру М. Ниасилил, но уважаю. Кстати, неплохое новое выражение - "послать в Литеру М". Если учесть, что раздел по факту мёртвый. Хотя, умно, да.

Михаил Гуревич: Ух, как классно! Читал с огромным удовольствием и интересом! Сам монархист - люблю всё это. А я тоже не критикую - только уточняю. Lesley пишет: у современных читателей с двумя главными германскими Вильгельмами того времени – с умершим 09 марта 1888 года, т.е. незадолго до начала событий в «Скандале в Богемии» (20 марта 1888) Вильгельмом I – королём Прусским (1861-1888), основателем Германской империи и первым её императором (1871-1888); и вскоре (15 июня 1888) наследовавшим ему его внуком Вильгельмом II – третьим и последним императором той же империи (1888-1918). А второй император - кто? где? когда? krabele пишет: в истории малюсеньких и не очень монахов Где это Вы тут святую братию увидели? Монахи с певичками не живут

Денис: Михаил Гуревич пишет: Сам монархист - люблю всё это. Аналогично.

Lesley: Михаил Гуревич пишет: А второй император - кто? где? когда? Вильгельму I наследовал его смертельно больной сын Фридрих III. В 1887 году у него обнаружили рак горла. После операции 09 февраля 1888 года он потерял почти совершенно голос и сообщал свои мысли преимущественно посредством карандаша и бумаги. Многие хотели отстранения его от наследования как неизличимо больного. Вероятно только быстрая смерть его отца не позволила осушествиться этим планам. 09 марта 1888 года Фридрих стал вторым германским императором. Через 99 дней он умер, и престол перешёл к его сыну Вильгельму II - третьему и последнему императору.

Lesley: Вторая серия. Перейдём к убийству «юного графа Рональда Адэра», случившемуся вечером 30 марта 1894 года, и к которому, если верить Конан Дойлу, а не Фильму, бедный доктор Ватсон совершенно не причастен – ни прямо, ни косвенно. Что нам известно о злополучной жертве пристрастия к азартным играм в клубе Багетель? «Сэр Рональд Адэр был вторым сыном графа Мэйнуса, губернатора одной из наших австралийских колоний», и леди Мэйнус. Прежде всего – почему у Адэра одна фамилия, а у его отца и матери другая? Дело в том, что в английской системе титулов, как правило, титул жаловался не сам по себе, а с прибавлением названия местности, земельного владения, поместья, в крайнем случае – отдельно стоящего дома (в России титул просто прибавлялся к фамилии). Глава рода, являющийся одновременно титулованной особой (лордом и членом Палаты Лордов) чаще всего был известен не под своей родовой фамилией, а по своему титулу. Например, знаменитый деятель времён Елизаветы Великой Роберт Деверо (1565-1601) известен в истории как граф Эссекс, а не менее известный полководец Джон Черчилль (1650-1722) – как герцог Мальборо (Мальбрук из песенки). Многие знают, что победителем Наполеона при Ватерлоо был герцог Веллингтон (1769-1852), но гораздо меньше он известен под своей родовой фамилией Уэлсли. Прочие же члены семьи титулованной особы, сами не носившие титула, входили (если входили) в историю под родовой фамилией. Так, премьер-министр Англии середины XX века Сэр Уинстон Черчилль, будучи потомком упомянутого герцога Мальборо, сам никогда герцогом Мальборо не был, и известен, поэтому только под родовой фамилией Черчилль. Поэтому легко понять, что родовая фамилия отца Рональда Адэра – Адэр, а граф Мэйнус – его титул. Кстати, в Фильме сестра Рональда Адэра Хильда упомянута именно как мисс Адэр. Укажем, в этой связи, на весьма серьёзный ляп в Фильме. В «Охоте на тигра» Рональд Адэр спрашивает горничную Джуди: «Миссис Майнус дома?», и получает такой ответ: «Ваша мать в столовой». Во-первых, если уж быть точным – не Майнус, а Мейнус (в «Смертельной схватке» Холмс говорит, что Адэр – «сын графа Мейнуса»). Во-вторых, жена графа НИКОГДА не именовалась «миссис», а уж тем более не по фамилии, а по титулу мужа – супруга графа Мэйнуса носила титул графини Мэйнус, а упоминать её следовало только как леди Мэйнус. Ну и после ответа служанки – «Ваша мать...» (вероятно, чтобы зрители поняли, о ком собственно идёт речь) – ей, скорее всего, пришлось бы искать новоё место. Впрочем, весьма фривольная интонация (недопустимая для служанки), с которой Джуди сказала «Только не простудитесь», «забыв» прибавить «сэр», позволяет думать, что Рональд Адэр предавался не только азартным играм, но и «прочим излишествам нехорошим». Каким должен был бы быть диалог? «Леди Мейнус дома?» – «Миледи в столовой, сэр». Вторая особенность английской системы титулов: в семье только один человек – глава рода – носил титул. Сын графа при живом отце графом никогда не был. В России (за очень небольшим исключением) пожалование титула означало, что все потомки пожалованного этим титулом, а не только глава рода, носили его. Все читали «Войну и мир» и помнят семейство графов Ростовых. В Англии же при живом отце-графе Рональд Адэр сам никогда графом не являлся бы. Не могли ли Адэры быть иностранными графами в Англии, т.е. не мог ли их титул быть пожалован в рамках иной, не английской системы титулов, при которой и отец и сын одновременно могли быть графами? Нет, т.к. в оригинале указано, что Рональд Адэр был сыном Earl’а. Педантичные англичане Earl’ами называли только своих собственных (английских, шотландских и ирландских) графов, а всех прочих (русских, французских, немецких и т.д.) называют count’ами. Граф Лев Николаевич Толстой для англичан только Count Leo Tolstoy, но никогда не Earl Leo Tolstoy. В графы Рональда Адэра любезно «пожаловала» Дебора Григорьевна Лившиц (1903-1988) – переводчица «Пустого дома» (её перевод использовался и в Фильме). В оригинале же Рональд Адэр упомянут только как the Honourable Ronald Adair. В английской системе титулов, the Honourable (переводится как благородный, почтенный, знатный) – это титул вежливости всех сыновей виконтов и баронов, а также младших (уточню – второго и всех последующих) сыновей графов; младшие сыновья маркизов и герцогов, кстати, титулуются из вежливости лордами, – поэтому Рональд Адэр, будучи младшим сыном «всего лишь» графа, именовался не лордом Рональдом, а благородным Рональдом Адэром. Никаких параллелей с русскими титулами это не имеет, поэтому и пришлось в русском переводе (и в Фильме) рассказа называть его то «графом Рональдом Адэром» (в Фильме так один раз его назвал Ватсон – вероятно, спросонья и находясь в стрессовой ситуации), то чаще «сэром Рональдом Адэром» (в Фильме так его называют и Моран, и Холмс, и Ватсон, и леди Мейнус, и Лестрейд; но сэром Рональд Адэр был только тогда, когда был бы награждён каким-либо орденом, однако в рассказе об этом ничего не говорится), т.е. так, как Конан Дойл его никогда не называл (в оригинале везде и только – the Honourable Ronald Adair). Впрочем, в Фильме Адэр чаще всего упоминается как под другим «титулом» – «несчастный Рональд Адэр». Добавим, что в сложной иерархии английских титулов младшие сыновья графов занимают место после старших сыновей виконтов, но перед старшими сыновьями баронов, лордом-главным судьёй и всеми баронетами. Ещё один момент, не всегда у нас широко известный. В Соединённом Королевстве между титулами, пожалованными британскими монархами, установлено весьма жёсткое различие. Помимо старшинства титулов (виконты старше баронов, графы старше виконтов и т.д.; чем раньше пожалован титул, тем он старше, но при этом титул барона, пожалованный в XII веке, всё равно будет младше титула виконта, пожалованного в XIX) существует и протокольное старшинство пэрств: старшими считаются титулы, созданные королями Англии до 1707 года, за ними идут созданные королями Шотландии до 1707 года, за ними – созданные королями Великобритании между 1707 и 1801, четвёртыми – созданные королями Ирландии (они же короли Англии) до 1801 года (и некоторые титулы созданные после этого), и, наконец, титулы, возникшие после 1801 года (пэрство Соединённого Королевства). Соответственно, ирландский граф считался ниже английского и шотландского. Последнее пожалование графского титула ирландского пэрства состоялось в 1831 году. Полный список ирландских графов можно посмотреть в статье Peerage of Ireland (http://en.wikipedia.org/w/index.php?title=Peerage_of_Ireland&oldid=469096163). Отец Рональда Адэра граф Мэйнус (правильней – Мэнус, с ударением на втором слоге) был именно ирландским графом – город Мейнут (англ. Maynooth), как он указан на современных русских картах, расположен в графстве Килдэр в Ирландии. Заметим, что старший сын графа, как правило, носил так называемый subsidiary title (в русском также нет точного соответствия этому понятию) – один из младших титулов своего отца. Таким титулом для старших сыновей графа был титул виконта, при этом этот титул считался только титулом вежливости, и его носитель членом Палаты Лордов не являлся. Отметим, что Рональд Адэр был не просто младшим (как его в Фильме называет Холмс), а именно вторым сыном – это уточнение важно для английской геральдики, так как старшинство сыновей отражалось в их гербах так называемыми бризурами (понижающими знаками), отличающими их гербы, во-первых, от герба их отца (который носил герб безо всяких понижающих фигур), и, во-вторых, от гербов других их братьев: для старшего сына предписывалась одна бризура, для второго – другая, для третьего – иная, и т.д. Герб второго сына отличался полумесяцем. В России эта система отсутствовала полностью – все дети графа не только носили тот же титул, но и тот же герб. Ну, и последнее. Указано, что граф Мэйнус на момент убийства его сына был губернатором одной из австралийских колоний (в оригинале: «...at that time Governor of one of the Australian Colonies»; в Фильме: «губернатора одной из наших провинций в Австралии» – наверное, чтобы не вызывать ассоциаций с ИТК). До образования федеративного Австралийского Союза в 1901 году, Австралия представляла собой совокупность шести отдельных колоний – Виктории (губернатором которой в 1894 году был шотландец John Adrian Louis Hope, 7th Earl of Hopetoun), Западной Австралии (губернатор ирландец Sir William Cleaver Francis Robinson), Квинсленда (губернатор англичанин (?) Sir Henry Wylie Norman), Нового Южного Уэльса (губернатор шотландец Sir Robert William Duff), Тасмании (губернатор англо-ирландец Jenico William Joseph Preston, 14th Viscount Gormanston) и Южной Австралии (губернатор шотландец Algernon Hawkins Thogond Keith-Falconer, 9th Earl of Kintore). Укажем в завершении ещё на один небольшой «титулярный» киноляп в Фильме: читая в «Смертельной схватке» биографию полковника Морана, Холмс говорит о нём: «Сын сэра Морана, кавалера Ордена Бани». Титул «сэр» означал – если это не вежливое обращение – чаще всего, что его носитель награждён британским орденом (в данном случае – орденом Бани). В Фильме действует ещё один такой, вероятно, «сэр по ордену»: сэр Джон Харди – «Здоров как бык, но у его жены постоянная невралгия». Однако сам титул прибавлялся не к фамилии, а только к имени, и употреблялся или только тогда, когда называлось и имя и фамилия, или только с именем: АКД был Сэром Артуром Конан Дойлом, в разговоре к нему следовало обращаться Сэр Артур, но никогда он не был Сэром Дойлом. Что же в оригинале? «Son of Sir Augustus Moran, C.B.» – сын Сэра Огастеса (или Августа) Морана, кавалера ордена Бани. Кстати, уточним: англичане питают пристрастие (или скромность) указывать не полное название наград, а только их аббревиатуру. C.B. означает Companion of the Bath – название третьей и нижней степени этого ордена, четвертого по старшинству в системе английских орденов. Только носители двух первых степеней называются рыцарями (рыцарь большого креста и рыцарь-коммандор), т.е. кавалерами, но за отсутствием соответствия по-русски всех их называют кавалерами. Кстати, до 1815 года орден состоял только из одной степени, кавалеры которой назывались Knight Companion (сокращённо KB). Поэтому, отец полковника Морана – C.B – получил орден после 1815 года. Полагаю, что одна из причин, по которой в Фильме не упомянули имя отца полковника Морана – нежелание вызвать ассоциацию с другим Огастесом – Чарльзом Огастесом Милвертоном. Кстати, ещё о полковнике Моране: в Фильме говорится, что он «участвовал связистом в кампаниях – Джовакской, Арданской... Чересиабской и Шерпурской». «Вы его там не встречали, Ватсон?», спрашивает Холмс. Естественно, не встречал, потому что полковник Моран участвовал не в «Арданской», а в Афганской, да ещё и в Кабульской кампаниях (в оригинале: «Served in Jowaki Campaign, Afghan Campaign, Charasiab (despatches), Sherpur, and Cabul»). Так что, как и Ватсон Себастьян Моран был «афганцем». Замечу, что в русском переводе рассказа, выполненном задолго до начала войны СССР в Афганистане, указано правильно: «Участвовал в кампаниях Джовакской, Афганской, Чарасиабской (дипломатическим курьером), Шерпурской и Кабульской». Продолжение следует...

Sam: Lesley пишет: В качестве примера приведём упоминавшееся выше герцогство, известное в русской литературе как Саксен-Кобург-Гота: по-немецки, оно называлось Sachsen-Coburg und Gotha, по-английски – Saxe-Coburg and Gotha Помним-помним. Меня ещё удивляло - почему в Лондоне названа площадь в честь немецкого княжества - Сэкс-Кобург-сквер, под которой рыл подкоп один ушлый малый. Возможно, там селились немецкие иммигранты - религиозные беженцы, например.

Lesley: Sam пишет: Меня ещё удивляло - почему в Лондоне названа площадь в честь немецкого княжества - Сэкс-Кобург-сквер, под которой рыл подкоп один ушлый малый. Возможно, там селились немецкие иммигранты - религиозные беженцы, например. Площадь названа в честь супруга королевы Виктории принца Альберта Саксен-Кобург-Готского. По-русски её лучшеназывать Сакс-Кобург-сквер - чтобы ассоциации неправильные не возникали, тем более, что Саксен к "этому" никакого отношения не имеет

maut: Lesley пишет: Миссис Майнус дома?» Мне всегда казалось на слух миссис Майлз, но возможно вы правы.

Pinguin: А вы проверьте на сайте.

Ashka: Lesley пишет: В России эта система отсутствовала полностью – все дети графа не только носили тот же титул, но и тот же герб. Российский порядок в этом вопросе гораздо симпатичнее... Lesley, спасибо за такой подробный рассказ!

Lesley: Третья серия. Коснёмся теперь самого интересного (на мой взгляд) произведения Шерлокианы и самого лучшего (опять же, на мой взгляд) эпизода Фильма, а именно «Собаки Баскервилей». Все события в ней разворачиваются вокруг девонширского рода Баскервилей. Разберёмся с их титулатурой. Прежде всего, нам необходимо отойти от стереотипного взгляда, что титул баронета можно было купить, – по крайней мере, в конце XIX века. Титул баронета был введён 22 мая 1611 года королём Иаковом (Яковом) I Английским. В Брокгаузе об этом написано следующее: «Поводом к учреждению этого сословия послужило желание короля Якова I прийти на помощь страдавшей от малонаселённости провинции Ульстер (сейчас принято написание Ольстер) в Ирландии. Нужно было привлечь туда колонистов, дать им землю и снабдить средствами для её обработки. Чтобы побудить богатых англичан к денежным пожертвованиям для этой цели, король решил эксплуатировать честолюбие денежных людей. Новое звание (первоначально предполагалось ограничить всё сословие числом 200) было предложено тем из богатых землевладельцев, которые доставят на место и снабдят средствами 30 человек колонистов или же пожертвуют на этот предмет 1095 фунтов стерлингов». Однако в дальнейшем этот титул превратился в самый обычный дворянский титул, жалуемый британскими монархами за заслуги, но отнюдь не продававшийся всем желающим. Само слово «баронет» происходит от названия титула «барон» с прибавлением французского уменьшительного суффикса «et», т.е. баронет – маленький барон, барончик. Во Франции баронетами иногда называли сыновей барона, но официально такой титул не существовал. В Англии же баронет – титул, стоящий ниже баронского. В английском протокольном старшинстве баронеты занимают место не только после всех титулованных лиц, но и после всех – даже младших – детей титулованных лиц, не имеющих собственного титула. К баронету следовало обращаться «Сэр + имя» баронета, а на письме – «Сэр + имя + фамилия + (обязательно через запятую) баронет» (по-английски, при этом титул пишется сокращённо Bart., а сейчас и вовсе только Bt.), но НИКОГДА не употребляется при обращении и в письме форма «Сэр + фамилия» баронета. Равным образом и сам титул баронета всегда указывается после, но не до фамилии. В других странах Европы этот титул официально не использовался и тамошние баронеты, скорее всего, являются английскими. Единственный баронет в России – главный медицинский инспектор российской армии действительный статский советник Яков Васильевич Виллие (1768-1854), шотландец по происхождению, состоявший на русской службе фактически министром здравоохранения – получил баронетское достоинство от английского короля Георга III 02 июля 1814 года. Интересно, что его полный титул – «Wylie, of St Petersburg», т.е. «Вилье Санкт-Петербургский». Следует обратить внимание на запятую после фамилии – она означает, что Виллие только жил в Петербурге, но не владел им, равно и английский король, давая этот титул, не был сувереном этого места; в противном случае указывалось бы Wylie of St Petersburg (без запятой). Для русской титулатуры это отличие является совершенно неупотребимым. Впрочем, и сами англичане не всегда придерживаются этого правила. Также как и в отношении других титулов, различают баронетства Англии (созданные между 1611 и 1707 гг.), Ирландии (1619-1800), Новой Шотландии (1624-1707), Великобритании (1707-1801) и Соединенного Королевства (после 1801), однако по протокольному старшинству учитывается только время получения жалованных грамот, т.е. пожалования баронетства – вне зависимости от того английское оно, ирландское или другое. С полным списком баронетов можно ознакомиться здесь(Баскервилей в нём нет). Число баронетов весьма велико – оно больше числа всех других титулов вместе взятых. Когда Баскервили стали баронетами? В романе (или повести?) об этом не говорится ничего. Можно лишь с уверенностью говорить, что Гуго (или, на английский манер, Хьюго) Баскервиль, навлекший проклятие на свой род, баронетом ещё не был (в манускрипте, который читал доктор Мортимер Холмсу, Гуго ни разу не упомянут как сэр Гуго; это только в Фильме Бэрримор говорит: «Это сэр Хьюго Баскервиль. Портрет работы семнадцатого века» – в романе этой фразы нет), а сэр Чарльз Баскервиль баронетом уже являлся (помимо того, что он везде именуется не иначе как сэр Чарльз, что уже является указанием на его баронетство, Конан Дойл прямо называет его баронетом в главе XV («Баронет сам рассказал ему предание о собаке и таким образом ступил на свой смертный путь» (в оригинале: The baronet himself told him about the family hound, and so prepared the way for his own death)). Добавим в скобках, что один из форумчан ошибся, написав в своё время Meleagant пишет: Не могу не отметить в этой связи, что первый Баскервиль, упоминающийся как баронет – сэр Генри. И Гуго, и Чарльз – лишь сэры. Как известно, Генри Баскервиль был не очевидным, а только вероятным наследником (об этом различии было написано выше) сэра Чарльза, бездетного вдовца (глава II), но при этом после смерти дяди он становится следующим баронетом. Из этого, безусловно, следует, что баронетом был и дед Генри Баскервиля (отец сэра Чарльза и неназванного по имени отца Генри Баскервиля), от которого титул наследовал его старший сын сэр Чарльз, а затем и сэр Генри. Если бы первым баронетом был сам сэр Чарльз, то Генри Баскервиль титул не унаследовал бы. Повторю, что в Англии титул носит только глава рода, и титул наследуется только по прямой линии – от отца к сыну; брат может наследовать титул брата только в том случае, если тот же титул носил их общий отец. В противном случае титул считается угасшим. Возможно, баронетство Баскервилей восходит к середине XVIII века: в главе XIII романа упомянут «сэр Вильям Баскервиль, председатель комиссии Палаты общин при Питте» (Sir William Baskerville, who was Chairman of Committees of the House of Commons under Pitt). В отличие от титулованных лиц, баронеты не являлись членами Палаты Лордов, но титул баронета не закрывал им путь в Палату общин, членами которой лица, носившие более высокие титулы (барона и выше), быть не могли. Уточним ещё, что в Англии было два премьер-министра с фамилией Питт (отец и сын, последний из которых сыграл в истории гораздо большую роль), из которых просто как Питт в Англии известен первый из них Уильям Питт 1-й граф Чатэм (1708-1778), являвшийся премьером в 1766-1768 годах: именно тогда и был членом парламента сэр Вильям Баскервиль. Однако мы не можем утверждать, что сэр Генри напрямую происходил от сэра Вильяма Баскервиля – мы знаем лишь, что сэр Вильям изображён на фамильном портрете, но сэр Генри не говорит, что тот является его прямым предком. Кстати, в Фильме Холмс (а не сэр Генри, как в романе) говорит: «А вот это – Вильям Баскервиль. Член Палаты общин. Ещё при Питте», забыв прибавить титул «сэр», – но ведь не его же, а сэра Генри «Бэрримор долго натаскивал... по этому предмету», так что Холмс в этом случае просто ошибся. Укажем, в этой связи, и на киноляп в Фильме. Холмс говорит: «Вы плохо выглядите, Генри, вам нужно больше гулять». Холмс, который был, перефразируя его же самого «джентльменом! джентльменом во всём», конечно же, никогда не позволил бы себе, не будучи близким другом и/или однокашником, обратиться пусть даже и к не очень трезвому баронету только по имени, не прибавив перед именем сэр: «Вы плохо выглядите, сэр Генри...», сказал бы Холмс. Обратим внимание, что сэр Генри, говоря о другом фамильном портрете, сказал, что «это контр-адмирал Баскервиль, служивший под началом Родни в Вест-Индии» (That is Rear-Admiral Baskerville, who served under Rodney in the West Indies), но не употребил титул «сэр»: единственный «титул» этого Баскервиля – контр-адмирал. Заметим, что Сэр Джордж Бриджес Родни, 1-й барон Родни (1718–1792), в честь которого был назван главный персонаж другого романа АКД Родни Стоун, дважды воевал в Вест-Индии: во время Семилетней войны в 1762 году, и во время Американской войны за независимость в 1780-1781 годах. Когда именно с ним служил Баскервиль остаётся только гадать. Таким образом, мы установили, что сэр Генри Баскервиль не являлся первым баронетом в роду; баронетом, безусловно, был уже его дед, и, возможно, баронетство было получено в середине XVIII века – не позднее 1768 года. – Мы, кажется, вступили в область догадок, – заметил доктор Мортимер. – Скажите лучше – в область, где взвешиваются все возможности, с тем, чтобы выбрать из них наиболее правдоподобную. Таково научное использование силы воображения, которое всегда работает у специалистов на твёрдой материальной основе. И, конечно, ошибкой было бы считать, что как Meleagant пишет: ...сэр Генри, получив наследство, первым делом приобрёл себе титул. Как известно, первым делом по прибытию в Лондон сэр Генри, который «принял решение одеваться как истинный англичанин», занялся не покупкой титулов, а своим гардеробом: накануне визита к Холмсу, т.е. в тот же день, когда он приехал в столицу, сэр Генри купил себе светло-коричневую пару башмаков. А если быть серьёзным, то следует вспомнить, что анонимная записка «Если рассудок и жизнь...» была послана сэру Генри (таков адрес на конверте) уже вечером в день его приезда в Лондон. Более того, сэром Генри его называет и доктор Мортимер в беседе с Холмсом, состоявшейся ровно за час с четвертью до того, как тот вообще приехал в Лондон на вокзал Ватерлоо. Обратим внимание на британскую щепетильность: в газете «Девонширская хроника» от 14 (правда, не июня, как почему-то значится в русском переводе романа, и вовсе не января, как в Фильме, а мая) 1889 года, статью из которой читал доктор Мортимер Холмсу, указывалось, что «Как говорят, ближайшим родственником сэра Чарльза является мистер Генри Баскервиль (если он жив)...» (It is understood that the next of kin is Mr. Henry Baskerville, if he be still alive...). Это означает лишь то, что в газете не были уверены («как говорят»), что Генри Баскервиль пережил сэра Чарльза – «...если он жив...» – и тем самым автоматически унаследовал после смерти сэра Чарльза его титул. Отметим, что младшие члены семьи баронета (его дети, братья, племянники и т.д.) никаким титулом не пользовались, их принято называть «мистер + фамилия». Поэтому грубой ошибкой Наталии Альбертовны Волжиной (1903–1981), переводчицы романа, было написать «поскольку младший брат сэра Чарльза, сэр Роджер, умер холостяком...» (глава V) – в оригинале стоит «Since Rodger Baskerville, Sir Charles’s younger brother died unmarried...». Интересным является вопрос, были ли сэр Чарльз и сэр Генри прямыми потомками Гуго (Хьюго) Баскервиля (назовём его Гуго I), любившего в самом конце своей жизни наведываться на соседние фермы за девицами, известными своей скромностью и добродетелью. Был ли этот Гуго I женат и имел ли детей? В романе прямо об этом, вроде бы, не говориться, а аморальное поведение Гуго I, опять же, вроде бы этому противоречит. Но не стоит забывать, что жившему примерно в это же время Джорджу Вильерсу герцогу Бэкингему (1592-1628) наличие жены (пережившей его на двадцать лет) и трёх детей вовсе не мешало добиваться благосклонности королевы Анны Австрийской (см. «Три мушкетёра» Дюма). Кроме того, другой Гуго (назовём его Гуго II) Баскервиль, написавший в 1742 году известную рукопись «для сыновей Роджера и Джона», и приказавший им держать её содержание «в тайне от сестры их, Элизабет», указал: «будучи прямым потомком Гуго Баскервиля» (I come in a direct line from Hugo Baskerville), т.е. того самого Гуго I. Косвенно это подтверждается одним и тем же – родовым? – именем Гуго I и II (другое, дважды встречающееся в роду имя, Роджер – так звали и сына Гуго II и отца Стэплтона). Для английской терминологии прямое происхождение означает только то, что Гуго II был потомком непосредственно самого Гуго I, а не его брата, племянника и т.д. (это только у нас могли написать на плакате «Бьёмся мы здорово, Колем отчаянно, Внуки Суворова, Дети Чапаева»). Рукопись была написана в 1742 году человеком, имевшим уже трёх детей, и который был «наслышан о сей собаке от отца своего», а тот – от своего отца, т.е. деда автора рукописи. Одно из правил генеалогии предполагает, что на сто лет припадает деятельность трёх поколений (хотя раньше, с меньшей продолжительностью жизни, чаще считалось, что четырёх). Т.о. дед автора рукописи 1742 года (Гуго II) вполне мог быть сыном или внуком Гуго I, жившего ещё в 1647 году (когда был написан его портрет), что подтверждается фразой из этой же рукописи: «пусть же не оставит нас провидение своей неизречённой милостью, ибо оно не станет поражать невинных, рождённых после третьего и четвертого колена, коим грозит отмщение, как сказано в Евангелии. И сему провидению препоручаю я вас, дети мои». Из этого также следует, что Гуго I был и женат и имел, по крайней мере, одного сына, оставившего потомство. Но вот являлся ли Гуго I предком сэра Генри и Стэплтона, сказать нельзя. Доктор Мортимер говорит, что отец Стэплтона «унаследовал баскервилевскую деспотичность и был как две капли воды похож на фамильный портрет того самого Гуго Баскервиля» – «He came of the old masterful Baskerville strain and was the very image, they tell me, of the family picture of old Hugo» (глава III). Ватсон находит некое сходство сэра Генри и Гуго I: «в нижней части лица есть что-то общее с сэром Генри», а затем видит сходство Гуго I и Стэплтона (глава XIII). Холмс говорит только о том, что Степлтон «действительно из рода Баскервилей» (глава XV). Однако фамильные черты отнюдь не означают, что последние Баскервили были прямыми потомками Гуго I. Хотелось бы сказать и несколько слов о гербе Баскервилей, упоминаемом в романе. Было подсчитано, что во всей Шерлокиане это только четвёртое упоминание герба вообще. «Через несколько минут мы подъехали к узорным чугунным воротам с двумя обомшелыми колоннами, которые увенчивались кабаньими головами – гербом Баскервилей» (A few minutes later we had reached the lodgegates, a maze of fantastic tracery in wrought iron, with weatherbitten pillars on either side, blotched with lichens, and summounted by the boars’ heads of the Baskervilles). Вероятно, Ватсон потому и писал так редко о гербах, что плохо в них разбирался. На этот вывод нас наталкивает такое соображение: вполне возможно, что колонны увенчивались вовсе не кабаньими, а волчьими головами – в гербе реальных Баскервилей в нашлемнике изображалась чёрная голова волка, держащего во рту сломанную стрелу, а собственно гербом было изображение в серебряном щите червлёного стропила, сопровождаемого тремя гуртами (в русской геральдике обычно называемыми лазуревыми шарами); девиз Spero ut fidelis (Надеяться, чтобы быть верным). Скорее, однако, АКД посчитал, что голова чёрного волка слишком уж близка к голове «огромного, чёрной масти зверя, сходного видом с собакой», проще говоря – собаки Баскервилей, или, что вероятней всего, он просто не захотел давать литературным Баскервилям герб Баскервилей реальных. Герб Баскервилейhttp://zalil.ru/32682630 А род Баскервилей является как нельзя более реальным и очень древним. В английской истории он появляется в 1066 году, когда один из Баскервилей, прибывший в Англию с Вильгельмом Завоевателем, получил от того землю в графстве Херефордшир. Сам же род, фамилия которого писалась и Baskerville, и Baskervile, и Baskervill, и Baskervyle, и Basquill, и на английский манер Baskerfield, был норманнского происхождения из окрестностей города Дьепп на северо-западе Франции из местности Boscherville (современное название Bacquerville). Несмотря на древнее происхождение, род Баскервилей не смог продвинуться «по служебной лестнице» и получить какой-либо наследственный титул. Наиболее известными его представителями были сэр Джон Б., отличившийся при Азенкуре в 1415 году во время Столетней войны, и сэр Джеймс Б., прославившийся в Первой битве при Сент-Олбансе в 1455 году во время Войны алой и белой розы. Оба они на поле сражения были возведены в рыцарское (не наследственное при этом) достоинство, а если быть точнее – рыцарей-баннеретов, т.е. могущих выступать под собственным квадратной формы знаменем. Из этого же рода происходил Джон Баскервиль (обычно его фамилию пишут как Баскервилл), который был учителем чистописания, а затем прославился как создатель используемого до сих пор шрифта, названного по его фамилии. Интересно отметить, что фамилии двух других персонажей – Бэрримора и Мортимера – также являются известными и историческими. Мортимеры, также как и Баскервили, являются норманнским родом, также прибыли в Англию в 1066 году и также получили земельные владения в Херефордшире. Но в отличие от Баскервилей, Мортимеры смогли достичь высших почестей, а один из них (Роджер Мортимер 4-й граф Марч (1374-1398)) едва не стал королём Англии. Доктор Мортимер – не единственный Мортимер, упоминаемый в Фильме. «На букву “М” у меня подобралась отличная коллекция», говорит Холмс в «Смертельной схватке». В эту коллекцию попал и какой-то «Мортимер – кокаинист и убийца» (в «Пустом доме» этого нет). Бэрриморы (Barrymore – эта форма используется в романе о собаке Баскервилей, или Berrymore, Barymore, Barrymoor) – англо-нормандский род, осевший в Ирландии в графстве Корк. Одна из ветвей рода даже получила в 1628 графское достоинство (угасла в 1823 году). 18 июля 1902 года, т.е. вскоре после появления романа, титул барона Бэрримора получил Arthur Hugh Smith-Barry (1843-1925), бывший в течении 33 лет членом парламента. Интересно, что через десять лет после «Собаки Баскервилей» в декабре 1912 года был опубликован другой рассказ АКД – «Падение лорда Бэрримора» («The Fall of Lord Barrymore»). Напоследок обратим внимание на встречающийся в «Собаке Баскервилей» своеобразный титул вежливости. «А теперь, доктор Джеймс Мортимер...», говорит Холмс. «Что вы, что вы! У меня нет докторской степени, я всего лишь скромный член Королевского хирургического общества» (в оригинале: «Mister, sir, Mister – a humble M.R.C.S.», т.е. «Мистер, сэр, мистер – скромный Ч.К.Х.О.»), поправляет его Мортимер. Несмотря на это, на всём протяжении повествования Мортимер фигурирует именно как доктор Мортимер. Заметим, что если другое сокращение, указанное на трости после фамилии Мортимера – C.C.H. – вызвало у Ватсона затруднение (он расшифровал две последние литеры как «охотничий клуб» (the Something Hunt), но в действительности они означали Чаринг-Кросский госпиталь (CharingCross Hospital)), то первое – M.R.C.S. – вообще не обсуждалось, как, очевидно, постоянно находившееся в употреблении и поэтому широко известное и не нуждавшееся в расшифровке. Мы уже указывали на возможную связь «Богемии» Конан Дойла и «Богемии» Стивенсона. В «Собаке Баскервилей» есть и ещё одна параллель – до переезда в Девоншир Стэплтон носил фамилию Ванделер (Vandeleur). Те же, кто читал «Алмаз раджи» Стивенсона, помнят, что владельцем этого алмаза был генерал-майор сэр Томас Ванделер, кавалер ордена Бани (Major-General Sir Thomas Vandeleur, C.B.). Возможно, это был прощальный поклон Холмса Стивенсону. И уже самое последнее. Меня давно смущал такой вопрос: женой Стэплтона была «некая Берилл Гарсиа, одна из красавиц Коста-Рики» (Beryl Garcia, one of the beauties of Costa Rica). Население Коста-Рики католическое. Были ли и Стэплтон католиком?

maut: Lesley пишет: «Что вы, что вы! У меня нет докторской степени, я всего лишь скромный член Королевского хирургического общества» (в оригинале: «Mister, sir, Mister – a humble M.R.C.S.», т.е. «Мистер, сэр, мистер – скромный Ч.К.Х.О.»), поправляет его Мортимер. Про это Светозар писал. На самом деле Мортимер в оригинале кидает понты. Члены Кор. Хир. Об-ва традиционно отказывались от звания доктора после специального экзамена.

safomin25: Lesley пишет: Мы, кажется, вступили в область догадок, – заметил доктор Мортимер. – Скажите лучше – в область, где взвешиваются все возможности, с тем, чтобы выбрать из них наиболее правдоподобную. Таково научное использование силы воображения, которое всегда работает у специалистов на твёрдой материальной основе Вот один из четко сформулированных принципов дедуктивного метода. В теме, которая так называется я недавно позволил себе привести пример такого образа мышления в русской классичесой поэзии.

Михаил Гуревич: Снова читаю с интересом!

Old Tutor: maut пишет: Члены Кор. Хир. Об-ва традиционно отказывались от звания доктора после специального экзамена. А вот это уже очень интересно. Вы просто заинтриговали, сэр maut. С этого места желательно по-подробнее. maut пишет: Про это Светозар писал. Тему CЧ напомните, if you please. Действительно интересный момент. Нигде не встречал в критике. Кстати, как Вы сами расшифровываете MRCS ? Лично я, как ни вертел когда-то, ничего не добился кроме как Member of Red Cross Society. Так я в детстве тоже был MRCS. В ABBYY Lingvo 12 такой аббревиатуры не нашел. Что посоветуете ?

Lesley: Old Tutor пишет: Кстати, как Вы сами расшифровываете MRCS ? Лично я, как ни вертел когда-то, ничего не добился кроме как Member of Red Cross Society. Так я в детстве тоже был MRCS. В ABBYY Lingvo 12 такой аббревиатуры не нашел. Что посоветуете ? Посмотрите в английской Википедии статью Membership of the Royal College of Surgeons - это и есть MRCS, т.е. "член королевского хирургического колледжа". Там же указано: "In the United Kingdom, doctors who gain this qualification traditionally no longer use the title 'Dr' but start to use the title 'Mr', 'Mrs', 'Miss' or 'Ms'". Существовало и существует четыре таких колледжа. Мортимер, почти наверняка, член Английского королевского хирургического колледжа (см. статью "Английский королевский хирургический колледж" в русской Википедии). Вывод: не все члены Общества Красного креста - MRCS . Вывод №2: ABBYY Lingvo даже 12 - это далеко не идеал

Lesley: Old Tutor пишет: maut пишет: цитата: Про это Светозар писал. Тему CЧ напомните, if you please. Действительно интересный момент. Кажется, подразумевался этот фрагмент из главы "Доктор Уотсон в семье" : «Судя по информации, которую счел нужным сообщить о себе Уотсон, он относился к тому классу медиков, который еще во время его учебы в университете стоял довольно низко на социальной лестнице — к хирургам и аптекарям. Главным отличием хирургов от обычных врачей с точки зрения социальной иерархии была необходимость длительного практического обучения, которое Уотсон проходил в больнице Сент-Бартоломью, а позднее в военно-медицинской школе в Нетли. Как «работавшие руками», хирурги выпадали из круга джентльменов, куда врачей уже давно допускали. По установившемуся обыкновению, врачи для соблюдения статуса «джентльмена» никогда не брали денег непосредственно у пациентов, предпочитая, чтобы деньги клали невзначай на стол завернутыми в бумагу, ибо джентльмены не работают за деньги. Врачей во время визитов на дом приглашали за семейный стол, в то время как хирурги обедали с прислугой. Хирурги имело дело с травмами, зашивали раны, делали первоначальный осмотр пациентов. Врачи часто ограничивались исключительно назначением лекарств. Еще в 1850-х годах характерной фигурой на лондонских улицах был «докторский мальчик» в аккуратном цилиндре и коротком жакете с несколькими рядами посеребренных пуговиц, который посещал пациента вместе с доктором, а потом отправлялся за выписанными лекарствами и доставлял их больному. Тем не менее к концу 1890-х большинство хирургов, не состоявших в штате больниц, уже занимались общей практикой. Изменился и социальный статус хирурга, практически сравнявшись с положением врача. Более того, к рубежу столетий хирурги стали даже более ценимы и уважаемы в обществе, чем просто врачи-терапевты».

Pinguin: Lesley пишет: врачи для соблюдения статуса «джентльмена» никогда не брали денег непосредственно у пациентов, предпочитая, чтобы деньги клали невзначай на стол завернутыми в бумагу, ибо джентльмены не работают за деньги а лишь тырят то, что плохо лежит.

Денис: Pinguin пишет: ибо джентльмены не работают за деньги а лишь тырят то, что плохо лежит. Как это верно! http://www.221b.ru/ovsyanka/ovs1-120.htm



полная версия страницы