Форум » Холмсо-Кино-Театр » Шерлок (новый сериал BBC) (продолжение) » Ответить

Шерлок (новый сериал BBC) (продолжение)

Northern Maverick: Обнаружил в сети. [quote]Новый " Шерлок" создает новые контексты, а не пытается воссоздать старые Конан Дойля.В этом есть свои минусы, но и свои преимущества. Да, наверное, это постмодернизм, в том плане, что берутся старые смыслы и наполняютс новым содержанием. Но это то и интересно. В этом смысле телесериал превращается в инструмент познания действительности, современности. Как и в "Хаусе" речь идет об исследовании современной социальности, что есть норма, что патология, как люди себя ощущают среди этих норм. В этом плане занимателен "Шерлок Холмс" Масленникова с Ливановым и Соломиным. Контекст Конан Дойля не был восстановлен и близко: где Лондон - столица мира? Где люди - носители бремени белого человека? В этом смысле иронический стишок: вспоминает Ватсон о былом. Как, хрипя, ломал он об колено моджахедов в семдесят втором. показывает ту грань личности Ватсона, которую советские авторы категорически проигнорировали. Сделать из Ватсона интеллигента наподобие героя "Иронии судьбы"? В этом смысле конечно наш "Шерлок Холмс" - мир мечты советского интеллигента. Он несет на себе только часть смыслов Конан Дойля и неизбежно меняет их. И этого практически не избежать, посему создатели нового сериала и не заморачивались за буквальную достоверность. Аналогии, переходящие в издевку, как фирменный стиль. Никотиновые пластыри вместо трубки, ибо в Лондоне сложно курить, "дело на три пластыря". И маргинальность, неизбежная маргинальность Шерлока в новом мире. [/quote]

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Maza: Рени Алдер, рада стараться А Камбербэтч.. ну чего ж от него еще ждать - актер, не писатель.. Он с самого начала все объяснил: "Постойте, вы хотите, чтобы я написал целое ПРЕДИСЛОВИЕ к “Собаке”"

Агата: Рени Алдер пишет: Не думала, что он питает пристрастие к таким неновым гэгам Ну, пристрастие к неновым гэгам периодически испытывает, например, наш админ. Но мы же не стали его за это меньше любить, правда? Хотя, история о том, как его чуть не застрелили, Бенедикту далась лучше. Ну а по предисловию Моффата сразу видно, что он отличный сценарист и человек, который действительно хорошо знает и понимает творчество АКД.

Pinguin: Я вообще не знаю, что такое пристрастие к гэгам, да и что такое гэги - помню весьма смутно.

Irene: неновым гэгам Я вообще каждый раз это читаю "неоновым гагам" и пугаюсь.

Агата: Предисловие Мартина Фримана к "Знаку четырех". “Мартин, тебя приглашают на роль в современной экранизации Шерлока Холмса”. О-ой. Сигнал тревоги зазвучал у меня в голове. Что значит “современная” на телевидении? Дедукции в стиле рэп? Холмс и Ватсон гоняют по Лондону на “лексусе”, направляясь к Лестрад, лесбиянке в инвалидном кресле, предпочитающей на обед тяжелые наркотики? Вообще-то, если почитать отрывки из рецензий в Daily Mail, именно это у нас и получилось. Но я отвлекся… Опасался я того, что Холмса захотят сделать “крутым”. Крутым не в хорошем смысле. Крутым, как в телевизоре. А это, типа… не круто. И я немного боялся, что сериал уйдет слишком далеко от оригинала, хотя, как вы уже догадались, я не читал ни одной оригинальной истории. Конан Дойл? Годится. ”Собака Баскервилей”? Годится. (Я буду смотреть любую версию, которую вы озаботитесь мне подбросить). Рэтбоун и Брюс? Черт, да. (Моя первая точка соприкосновения с Холмсом и, как по мне, все еще блестящие фильмы). Хорошей новостью (да, да, кроме Моффата и Гэтисса, о них позже) было то, что на роль Холмса хотели Бенедикта Камбербэтча. Ладно, мне нравится, как это звучит. Я всегда восхищался его работой и мог представить его Шерлоком, никаких проблем. Но меня хотели на роль Ватсона. Хорошо ли это? Интересная ли это роль? Меня не привлекала перспектива неуклюже топтаться за кадром, пока кто-то другой раскрывается во всем блеске. Также, при всем глубоком уважении к Найджелу Брюсу (моему личному Ватсону), он был где-то на 731 год старше меня во время своего пребывания в должности (или так казалось – то было давнее время, наверно, ему было всего 26). Но прибыл сценарий и всё, абсолютно всё встало на свои места. Тон, темп, отношения между Шерлоком и Джоном, баланс между сценами действия и тем, что мне нравится называть “диалогами” – всё это просто слетало со страниц и восхищало меня. Что неудивительно, Стивен Моффат и Марк Гэтисс – очень хорошие и уважаемые сценаристы. Но Ватсон был намного активнее, чем я ожидал. Им это удалось, верно? Они убрали неуклюжее топтание и добавили “я вам покажу!“ Ну, нет, не совсем. Я хочу сказать, то, что Стивен и Марк сделали с “Шерлоком“ как сценаристы, – это настоящее чудо, по-моему. Их изобретения и нововведения очень близки к гениальным, если гениальное существует. Но материал Конан Дойла, как я вскоре выяснил, был гораздо более “современным”, гораздо менее уютным, чем я себе представлял. Джон был военным врачом, вернувшимся из Афганистана из-за ранения, как и Ватсон в оригинале. Он был физически сильным человеком, как и в оригинале. Как я уже говорил, на тот момент я не читал Конан Дойла. Но когда меня взяли на роль Джона, я начал знакомиться с оригиналом. Я все еще знакомлюсь. С такими вещами нельзя торопиться, и, к счастью, материала для чтения много. Эти рассказы просто умоляют об экранизации – и не случайно их экранизируют намного чаще, чем почти любое художественное произведение, какое только может прийти мне в голову. Не только потому, что сюжеты так умны, а они умны. Диалоги прекрасны! Чем больше я читаю, тем больше я узнаю в разных теле- и киноэкранизациях целые куски из диалогов Дойла, совершенно не измененные. В них есть драма. И настоящее остроумие. Книга, которую вы держите в руках, – хороший пример. Я скажу только, что в ней появляется Мэри Морстен, и это хорошая новость для Джона Ватсона. Все остальное вы можете обнаружить, и порадоваться этому, самостоятельно. Мартин Фриман

Агата: Irene пишет: Я вообще каждый раз это читаю "неоновым гагам" и пугаюсь. Я тоже первый раз именно так прочитала. И мне представился Бенедикт К. в костюме клоуна

Агата: Pinguin пишет: Я вообще не знаю, что такое пристрастие к гэгам, да и что такое гэги - помню весьма смутно. Суровый северный птиц.

Агата: Мартин пишет: Я скажу только, что в ней появляется Мэри Морстен, и это хорошая новость для Джона Ватсона. Зато плохая новость для Шерлока.

Pinguin: Агата пишет: как вы уже догадались, я не читал ни одной оригинальной истории Англичанин, блин омлет.

Морская звезда: Предисловие Марка Гэтисса к "Приключениям Шерлока Холмса" Я опустил старую черную трубку, швырнул складной ножик в нераскрытые письма, лежащие на камине, и погрузился в мысли. Монотонно буря воет в окно, и вот, незнакомец отчаянно обрывает звонок. Я весь в предвкушении. А вы? Мне дали возможность написать предисловие к «Приключениям Шерлока Холмса»; это действительно и честь, и удовольствие. Благодаря одному обстоятельству, «Приключения» для меня – лучшее о Шерлоке. Артур Конан Дойл писал их со свежим румянцем на лице от первого литературного успеха и на волне неиссякаемых светлых идей, которые рождались потоком в его потрясающе изобретательном уме. Но есть еще одна причина, почему именно эти истории так дороги мне: они – самые первые рассказы о Холмсе и Уотсоне, которые я прочитал. Я не могу точно вспомнить, когда начал восхищаться крепчайшей дружбой в истории литературы, но точно знаю, что к семи годам у меня был портрет Холмса (с заголовком «Великий Детектив»), пришпиленный к стене классной комнаты, и та экранизация с прекрасными Бэзилом Рэтбоуном и Найджелом Брюсом навсегда поселила их в моем воображении. Как совершенно немодный ребенок, я вышагивал с маленькой крючковатой, желтой пластиковой трубкой, набитой кокосовым табаком (и это в 1970е!) или свежескошенной травой – зависело от состояния моего кошелька – и пытался вычислить что-то этакое в поведении папы по длине пепла его сигарет Embassy #3. Не помню, чтобы я додумался до чего-то более гениального, чем то, что он наступил в грязь, а затем закурил сигаретку во время просмотра Nationwide. Однако в действительности я никогда не читал ни одной оригинальной истории, пока в роковую субботу, как пострадавшему от кори, мне не сделали подарок: поход в WH Smith и возможность купить любую книгу, которую захочу. Здесь, среди всевозможных претендентов на мою блестящую пятидесятипенсовую монету была великолепная, пухлая пурпурная книга в обложке с цветными иллюстрациями на переплете: Приключения Шерлока Холмса. Все в ней обещало трепет таинственного и манило Викторианским духом, который уже давно и крепко засел во мне. Я не могу припомнить сейчас многое, кроме того, что все закончилось трогательным: «Надеюсь, что прочту эти истории тут же». В тот же вечер устроился в кровати поудобнее и погрузился в иной мир. Да!.. И там, среди этих страниц я познакомился с ужасными обстоятельствами большого пальца мистера Хэдерли, встретил ту самую Ирэн Адлер и самоуверенного Джабеса Уилсона. Я открыл для себя любопытное значение of a Rat и содержание конверта, которое объяснило смерть Элайеса Опэншоу, узнал об Айзе Уитни и «Золотом самородке», о секрете, который хранил рождественский гусь, и об ужасе, который внушал Ройлотт из Сток-Моррона. Погруженный в жуткую и великолепную мелодраму, глубокую, как алый викторианский бархат, я чувствовал, что «Приключения» - все, что я желал и даже сверх того. А в сердце каждого рассказа лежит история трогательной, необъяснимой дружбы между двумя мужчинами, которые были более, чем разные. Практичный, честный, надежный Уотсон и непонятный, холодный, высокомерный Холмс. Я полюбил их двоих в тот момент, когда прочитал: «Для Шерлока Холмса она всегда оставалась той женщиной», тут же захваченный возможностью романа и меланхоличным намеком на потерю. Эти истории дают дам вкуснейшие мелочи жизни 221B Бейкер-Стрит, первые ссылки на случаи, о которых мы никогда не прочтем (Палата с парадолом! Общество нищих-любителей! Безумие полковника Уорбертона!), и лишнее доказательство холодного, но гипнотизирующего гения Холмса. Когда у Стивена Моффата и у меня появилась идея осовременить истории (или же повторить, ведь Рэтбоун и Брюс сделали это первыми!), то произошло все не из-за нехватки любви к великолепному позднему Викторианскому периоду. Скорее это было желание буквально уничтожить туман, который покрыл и закрыл вечную Дружбу. Нечто поверхностное, внешние атрибуты, как нам кажется, стали Холмсом и Уотсоном. Мы хотели вернуться к началу и понять, что же так привлекает нас в них. Работая над этим (счастлив сказать, что с некоторым успехом (скромник! – прим. пер.), мы смогли адаптировать некоторые важные моменты едва затронутые в предыдущих экранизациях. Роковая встреча в больнице святого Варфоломея, Холмс, секущий трупы для определения состояния синяков после смерти, любопытная военная рана Уотсона, потрясающее равнодушие Холмса к вещам его не затрагивающим – например, незнание того факта, что Земля вертится вокруг Солнца! Мы хотели найти ответ у парочки с Бейкер-Стрит («our Baker Street boys»), но пришли с этим именно к Дойлу. Раз за разом, когда сталкиваешься с проблемой, ответ находишь у сэра Артура. На этот драгоценный камешек я натолкнулся, когда перечитывал рассказ «Установление личности». Холмс и Уотсон наблюдают за женщиной, нерешительно поглядывающей на их окна (а через мгновение она стремительно бросится к дверям и с силой дернет звонок – прим. пер.): «Знакомые симптомы, - сказал Холмс, швыряя окурок в камин. – Нерешительность у дверей всегда свидетельствует о сердечных делах. Она хочет попросить совета, но сомневается, не слишком ли дело деликатно, чтобы обсуждать его с чужими людьми. Но и здесь бывают разные оттенки. Если женщину сильно обидели, она уже не колеблется и, как правило, обрывает звонок». Нет ничего более ясного и прекрасного. Проглотив «Приключения», я был захвачен в плен глупым желанием прочитать сразу все истории и помчался покупать полное собрание Шерлока Холмса. Конечно, как любит повторять Стивен, только полный ботаник может представить себе, что прочитав все истории, ты будешь награжден значком почета на детской площадке для игр. Я жалею, что в те дни, когда было столько времени, не смаковал каждое слово. И все еще храню то сильно потрепанное издание и люблю каждую пожелтевшую страницу. Что ж, если процитировать предисловие того самого издания через столько лет, надеюсь, что прочитаете эти истории тут же. Если вы никогда не листали этих священных страниц, не погружались в мир опиума, не знакомы с дьявольским отчимом, не знаете о пропитанных кровью драгоценных камнях и мстящем секретном обществе, тогда я завидую вам. Действительно завидую. Вам предстоят прекрасные моменты. Марк Гэтисс. А мне больше всего предисловие Моффата нравится. Даже очень сильно нравится.

Михаил Гуревич: А ведь мы были первыми. Ливанов ещё четверть века назад предисловие писал. Другие исполнители роли великого сыщика таким же образом отмечались, а? Знает кто?

chumorra: Бэзил Рэтбоун даже рассказ о Холмсе написал, помнится

Михаил Гуревич: chumorra пишет: Бэзил Рэтбоун даже рассказ о Холмсе написал, помнится Вжился в роль.

Морская звезда: Ливанов ещё четверть века назад предисловие писал. А ссылка на это есть?

Агата: Мне тоже предисловие Моффата понравилось больше остальных. А предисловие Гэтисса коряво переведено. Но он тоже молодец. Пытается спасти Андершоу.

Михаил Гуревич: Морская звезда пишет: А ссылка на это есть? Думаю, можно найти, поскольку этот текст Ливанов потом много раз повторял и в своих книжках издавал.

maut: Не хочу хвастаться, но первым (или одним из первых) в сеть это послесловие выложил я. Потому что не нашел, и решил что сие несправедливо.Уменя-то книжка была. А теперь-то найти легче легкого http://www.acdoyle.ru/about/livanov1.html

Морская звезда: maut, спасибо

Михаил Гуревич:

Pinguin: Классно сделано. Только в потёмках всё, плохо видно.



полная версия страницы