Форум » Холмсо-Культура » Холмс и русская литература » Ответить

Холмс и русская литература

Tiranus: Надеюсь не оффтоп. Предлагаю ссылку на один небольшой и не очень известный рассказ Конан-Дойла, где Холмс пытается разобраться, кто убил Карамазова. http://www.lib.ru/AKONANDOJL/sh_russp.txt

Ответов - 190, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Alexander Orlov: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2006/10/la12.html Интересные рассуждения и гораздо более интересные факты о Достоевском, о становлении детективного жанра в России и о западном влиянии. Алла Латынина пишет о повести Бориса Акунина "Ф.М.", в частности, следующее: ... Акунин обыгрывает широко известный факт: договор Достоевского с издателем Стелловским, обросший кучей мифов. Многие помнят, как Достоевский диктовал Анне Григорьевне Сниткиной роман “Игрок”, уложившись в двадцать шесть дней, чтобы успеть к 1 ноября 1866 года — иначе Стелловский получал право бесплатно пользоваться текстами Достоевского в течение девяти лет. Но мало кто помнит, что для написания романа в десять листов у Достоевского был не месяц, а почти полтора года: договор ведь был заключен 2 июля 1865 года. Но, получив деньги и отдав неотложные долги, писать для Стелловского Достоевский даже и не помышлял: он был захвачен работой над “Преступлением и наказанием”, замысел которого внятно изложил в письме редактору “Русского вестника” Каткову в сентябре 1865 года (а с января 1866-го роман начал печататься в журнале). По версии же Акунина, Стелловский не просто навязал писателю кабальный договор, но имел наглость поучать его, как надо писать, требовал уголовный роман “в духе Габорио или Эдгара Поэ” (“Вот чего жаждет публика, а не униженных с оскорбленными”), и Достоевский поддался давлению. Для игры в классики версия пригодна, только смешно, когда журналисты принимают ее всерьез и начинают негодовать на Стелловского, который, дескать, “хотел получить коммерческий роман: тогда входил в моду новый западный жанр — детектив” (“Известия”, 2006, 28 февраля). В действительности Стелловский никогда не поучал Достоевского, на манер советских партийных бонз, как и о чем писать, а детектива требовать просто не мог: детектив не только не “входил в моду”, жанра такого не было. Время Шерлока Холмса пока не пришло. А письмо Стелловского, выдуманное, разумеется, Акуниным, содержит сознательный анахронизм: Эмиль Габорио напишет свой первый криминальный роман лишь через год, а первый русский перевод Габорио (“Дело в Орсивале”, 1867) появится лишь в 1869-м. Что же касается Эдгара По, то его введут в моду лишь символисты. Правда, рассказы Эдгара По понемногу переводились в России и в шестидесятых, их даже Достоевский печатал во “Времени”, но как раз криминальный жанр — “Убийство на улице Морг”, “Тайна Мари Роже”, “Похищенное письмо” — переводчиков и редакторов журналов (если верить библиографии) почему-то не привлек, а первая книга Эдгара По на русском была издана лишь в 1878 году. Однако Акунина можно поздравить с успешной мистификацией: история создания повести “Теорийка” так правдоподобно переплетена с подлинными фактами из жизни Достоевского, что на крючок попались не только неискушенные читатели. Иное дело — сама повесть. ...

Alexander Orlov: По поводу вероятности чтения Конан Дойлом Достоевского, Константин Калмык (acdoyle.ru) пишет: "Всё очень интересно. Думаю, раз читал Стивенсон, а это точно известно, то вполне мог и АКД." Известны ли где-нибудь в письмах, дневниках, статьях, биографиях АКД упоминания Достоевского?

Alexander Orlov: Холмсовед Рой Пайлот (Roy Pilot) пишет: "Насколько я знаю, ни в каких трудах АКД, о которых мне известно, нет упоминания Достоевского. В моей библиотеке содержится большинство - если не все - биографии АКД, и я никогда не видел ссылки на Достоевского в каких-либо из его работ". As far as I know there has not been a mention of Dostoyevsky in any of Doyle's writings that I am aware o.f My library contains most-if not all- of the Doyle biographies[ and I have never seen a reference to Dostoyevsky in any of the works.

Alexander Orlov: Пегги Пердью, библиотекарь коллекции АКД в Торонтской публичке, пишет интересную вещь: "АКД очень высоко ценил Толстого. Не помню, чтобы когда-нибудь что-нибудь читала о Достоевском" ​Conan Doyle praised Tolstoy very highly. I don't recall ever reading anything about Doestoyevsky. If you would like to visit the Arthur Conan Doyle Collection to research this question in greater detail, please let me know. Regards, Peggy Perdue Librarian Arthur Conan Doyle Collection Toronto Public Library

Alexander Orlov: Николай Вольский (detective.gumer.info) пишет: "Относительно Достоевского: прямых данных о Конан Дойле я не знаю, но то, что он читал Достоевского до появления Ш.Х., кажется мне крайне сомнительным. До ХХ века Достоевский был мало известен за рубежом и вовсе не числился русским классиком (хотя пишут, что Стивенсон, прочтя в 1884 году "Преступление и наказание" на французском, был восхищен этой книгой). В Англии его популярность была незначительной, и хотя, теоретически, Конан Дойль мог познакомиться с Порфирием Петровичем в английском переводе (первый неполный перевод романа вышел в 1885 году), мне не кажется, что в "Приключениях Ш.Х." это оставило хотя бы малозаметный след. А нынешние английские "Порфирии Петровичи" - почти наверняка, обычная халтура и не стоят серьезного внимания."

Михаил Гуревич: Alexander Orlov пишет: А нынешние английские "Порфирии Петровичи" - почти наверняка, обычная халтура А кто это такие?

Alexander Orlov: Alexander Orlov пишет: И сейчас удивительные фанфики можно найти: http://www.goodreads.com/series/43375-porfiry-petrovich (серия "Порфирий Петрович", книги 2007-2011 годов)

Михаил Гуревич: Точно!

Alexander Orlov: Габорио на него подействовал. Хотя это и не в тему, но интересно: http://lib.rus.ec/b/37694/read Митин Юрий Константинович Шерлок Холмс и его современники Биографическая статья о Конан Дойле, а заодно и об истории криминалистики. «В архиве Конан Дойла наследники отыскали его заметки, относящиеся к 1886 году. ‘Прочел роман Габорио - детектив Лекок, - писал Конан Дойл, - а также рассказ об убийстве старухи, имя которой я запамятовал... Все это очень хорошо сделано. Как у Уилки Коллинза, но лучше’. И на том же листке появляется странная запись, явно связанная с заметкой о Габорио: ‘Рукав плаща, испачканное брючное колено, грязь на указательном и большом пальцах, ботинок... каждая деталь может нам что-то рассказать, но невероятно, чтобы в сумме они не показали истинной и полной картины’».

maut: Alexander Orlov пишет: ‘Прочел роман Габорио - детектив Лекок, - писал Конан Дойл, - а также рассказ об убийстве старухи, имя которой я запамятовал... Все это очень хорошо сделано. Как у Уилки Коллинза, но лучше’. И на том же листке появляется странная запись, явно связанная с заметкой о Габорио: ‘Рукав плаща, испачканное брючное колено, грязь на указательном и большом пальцах, ботинок... каждая деталь может нам что-то рассказать, но невероятно, чтобы в сумме они не показали истинной и полной картины’». - Вы читали Габорио? - спросил я. - Как, по-вашему, Лекок - настоящий сыщик? Шерлок Холмс иронически хмыкнул. Лекок - жалкий сопляк, - сердито сказал он. - У него только и есть, что энергия. От этой книги меня просто тошнит. Подумаешь, какая проблема - установить личность преступника, уже посаженного в тюрьму! Я бы это сделал за двадцать четыре часа. А Лекок копается почти полгода. По этой книге можно учить сыщиков, как не надо работать.

Alexander Orlov: Liebow, E. Dr Joe Bell: Model for Sherlock Holmes, Wisconsin: Popular Press, 1982, p.5 Отмечается поразительное подобие речей, поведения и рассуждений Холмса и Лекока http://en.wikipedia.org/wiki/Monsieur_Lecoq_(novel)

laapooder: Alexander Orlov пишет: (серия "Порфирий Петрович", "Благословенный топор" я читал. Кстати, оченно неплохо.

Alexander Orlov: Пора перевести на русский

maut: Alexander Orlov пишет: Пора перевести на русский Все уже украдено до нас. http://uzhasov.net/wp-content/uploads/2010/03/2007-blagorodniy_topor_peterburgskaya_misteriya-porfiriy-petrovich-1.zip

ArKan: Может Престиж бук "Топор" издаст. Поддержите запрос.

laapooder: Alexander Orlov пишет: Пора перевести на русский Таки вы думаете, что я это читал по английски! Ни боже мой! Токмо русский, токмо хардкор!

Михаил Гуревич: Alexander Orlov пишет: "Относительно Достоевского: прямых данных о Конан Дойле я не знаю, но то, что он читал Достоевского до появления Ш.Х., кажется мне крайне сомнительным. До ХХ века Достоевский был мало известен за рубежом и вовсе не числился русским классиком (хотя пишут, что Стивенсон, прочтя в 1884 году "Преступление и наказание" на французском, был восхищен этой книгой). В Англии его популярность была незначительной, и хотя, теоретически, Конан Дойль мог познакомиться с Порфирием Петровичем в английском переводе (первый неполный перевод романа вышел в 1885 году)... В 1887 году - год появления Шерлока Холмса - Оскар Уайльд пишет рецензию "О нескольких романах", говорит там и об "Униженных и оскорблённых" - как раз перевод вышел. Тургенева, Толстого и Достоевского он называет "тремя великими мастерами современного русского романа". Говорит про самые сильные стороны каждого. И замечает: "Не так давно мы уже привлекали внимание публики к... прекрасному роману "Преступление и наказание"... великому шедевру". Шансы на знакомство холмсоавтора с Родионом Романычем и его антагонистом, как видим, растут.

Алек-Morse: Михаил Гуревич пишет: В 1887 году - год появления Шерлока Холмса - Оскар Уайльд пишет рецензию "О нескольких романах", Надо бы поискать эту рецензию... хорошо бы на русском.

Alexander Orlov: http://revolution.allbest.ru/literature/00191282_0.html "История рецепции романа «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского в английской литературе" АКД не упоминается. Но рецепция была, и еще какая... АКД не мог не читать по крайней мере рецепцию: «Открытие» Достоевского в Великобритании неразрывно связано с собственно английской литературной обстановкой, со столкновением и борьбой мнений, вкусов, идейных и художественных позиций. Первыми интерпретаторами Достоевского стали в 1880-90-е годы Р.Л. Стивенсон и О. Уайльд. Их впечатление от романа «Преступление и наказание» было одинаково сильным эмоционально, вплоть до буквального совпадения откликов: Стивенсон назвал его «величайшей книгой», Уайльд - «великим шедевром». В отличие от многих своих современников, проявлявших к Достоевскому этнографический интерес, названные английские писатели оценили мастерство Достоевского-психолога, предвосхитив более глубокое к нему отношение, возникшее значительно позже. Отмечено было и его стремление представить «вещи со всех точек зрения» - об этом написал Уайльд в рецензии на «Униженных и оскорбленных». Но, привлекая, Достоевский и отталкивал своей «неистовой религиозностью». И все же, не принимая в Достоевском безоговорочно все, Стивенсон и Уайльд стремились в нем разобраться. Позже взвешенные оценки сменились неприязненными замечаниями Дж. Конрада, Дж. Голсуорси, Г. Джеймса, Г. Уэллса - от полного непонимания, неприятия до резкого осуждения. В этом отношении типично суждение Голсуорси о том, что произведения Достоевского, отражающие упадок нравов и разгул преступности, «опасны». Таким образом, писатели, находившиеся в зените славы, предпочли роль оппонентов, высказываясь о Достоевском редко, но всегда негативно. Постепенно и в их среде появились внимательные толкователи Достоевского. Таковым зарекомендовал себя А. Беннетт, который, хоть и не всегда соглашался с русским писателем, спорил, но неизменно проявлял к нему интерес. Рядом с заинтересованными отзывами сохранялись и свидетельства полного неприятия и непонимания. В пестроте оценок и порой даже в невнятице суждений вряд ли было что-то парадоксальное: живое восприятие чужой литературы неизбежно соотносилось английскими писателями с тем, что происходило в их собственной культуре, было для нее непривычно, неожиданно, выпадало из устоявшихся канонов. По их отношению к Достоевскому можно было составить довольно точное представление о системе взглядов того или иного из них. Оскар Уайльд (1854-1900), называл Достоевского среди источников непосредственного влияния на его творчество. Публицистика Уайльда позволяет проследить, как складывалась его эстетическая система, и какое место в ней занимал русский писатель. В статье «О нескольких романах» (1887), куда также вошло эссе «"Униженные и оскорбленные" Достоевского», Уайльд выделил роман «Преступление и наказание» и отметил способность Достоевского «распознавать глубочайшие психологические тайны» Уайльд О. «Униженные и оскорбленные» Достоевского//Уайльд О. Избранные произведения. В 2-х т. - М: Республика, 1993. - Т. 2. С. 152. Уайльд восхищался его мастерством психолога в обрисовке персонажей. Я уже давал ссылку на исследование "Как Достоевский изменил британский детектив".

Михаил Гуревич: Алек-Morse пишет: Надо бы поискать эту рецензию... хорошо бы на русском. А как я её читал? На русском. Тут. Уайльд, Оскар Избранные произведения в 2 томах Издательство: М.: Республика, 1993 г. ISBN: 5-250-01970-6 Язык: русский Второй том, страница 151. Впервые опубликовано на русском. Перевод - Б. Ерхова А, с указанием источника коллега меня уже опередил наверху http://www.libex.ru/detail/book75530.html Не нашёл в Сети - а то бы сразу ссылку дал. Лично рукой набивал цитату! Ну да ради Уайльда можно - он как раз юбиляр на днях был Не найдёте в библиотеке - я попрошу сфоткать кого-нибудь



полная версия страницы