Форум » Холмсо-Творчество прозаическое » Попробуйте решить небольшую задачу » Ответить

Попробуйте решить небольшую задачу

BS: [more]Загадка Вултонской тюрьмы Холодные крепостные стены Вултонской тюрьмы, казалось, выплыли прямо из серого утреннего тумана, окутавшего поля и леса вокруг нашего экипажа. Я плотнее запахнул пальто и повернулся к Холмсу, который глядел в окно, глубоко задумавшись о предстоящем деле. Затевалась новая игра, и я вновь был рядом с величайшим детективом мира. — Холмс, — спросил я, — не могли бы вы сказать, о чем думаете? Шерлок Холмс резко повернулся и ответил: — Могу, разумеется. Но сначала вспомним факты по этому делу. Боясь подвоха, я тщательно подбирал слова: — Так... В четверг вечером из Скотланд-Ярда нам сообщили о странных событиях в Вултонской тюрьме. Мы заказали билеты и в пятницу сели в поезд из Лондона в Ворчестер. Затем, как вы помните, сняли комнату в деревне поблизости от Хирфорда. Наконец утром наняли экипаж для поездки в... — Великий Боже! — воскликнул Холмс, перебивая меня. — Ватсон, я просил напомнить факты по делу, факты, а не маршрут поездки! Он весело рассмеялся. — Хорошо, хорошо, — продолжил я, запинаясь. — Но эти события, возможно, связаны с обстоятельствами дела. — Не совсем так, Ватсон, — ответил он. — Я множество раз говорил, что вы должны выработать способность концентрировать свои мысли. Концентрированные мысли, как капли воды, двигающиеся в одном направлении, как могучая река. А рассеянные, раздробленные мысли, словно капельки тумана, что нас окружает сейчас. — Он сделал рукой круг в воздухе. — Вот вам факты, Ватсон, — продолжил он после паузы. — Вожак преступной банды, на счету которой мошенничества, поджоги, вымогательства, похищения людей, грабежи и множество других грязных дел, Таддеуш Стамп был заключен в Вултонскую тюрьму, но другие члены банды остались на свободе. Поскольку он крепко держал всех в своем кулаке, бандиты привыкли ни шагу не делать без его приказа, и в Лондоне на несколько месяцев стало тихо. Но две недели назад банда снова начала действовать. — То есть, — вставил я, — Таддеуш Стамп каким-то образом связывается с бандитами, хотя сам сидит в одиночке и посетителей к нему не допускают. — Именно так, — сказал Холмс. — Его зловредные идеи и преступные мысли проникают через стены, в которых его держат. Он руководит шайкой, даже находясь в тюрьме. Это, Ватсон, оскорбительно для всей королевской правоохранительной системы. Наш экипаж остановился. Выйдя из него, мы увидели величественный фасад Вултонской тюрьмы. Оглядывая стену, я не мог себе представить, как кто-нибудь или что-нибудь может преодолеть эту неприступную крепость. В стене открылась толстая, окованная железом дверь, и высокий человек с суровым лицом вышел на порог, приветствуя нас. Рядом с ним был грузный охранник в форме, державший свои громадные руки крепко прижатыми к телу. Мы представились, и высокий человек сказал: — Я, Джон Уильямс, начальник заведения. Позвольте, я сначала расскажу вам вещи, необходимые, чтобы избавить от страха перед этим местом. Неподготовленным посетителям здесь очень неприятно. Быть может, вы... — Поскольку мы уже здесь, мистер Уильямс, — перебил его Холмс, — вам было бы лучше рассказать об обстоятельствах этого запутанного дела. — Что ж, джентльмены, — сказал начальник, — не уверен, что это правильно, но будь по-вашему. Скотланд-Ярд информировал меня, что недавно установлено наличие регулярных связей Таддеуша Стампа с его головорезами в Лондоне. Но я считаю это невозможным. Он сидит в полном одиночестве в камере без окон и без связи с внешним миром. Еду приносит один и тот же охранник, Эдмунд. — Он показал на крепкого мрачного стражника и продолжил: — Когда он заходит в камеру, у двери стоит сержант, который обязан доносить мне о любом происшествии. А единственный, кто говорит с заключенным, — это я сам. Заверяю вас, что в сговоре с бандитами я не замешан. Мрачный охранник все это время стоял за спиной Уильямса не двигаясь, прижав руки к телу. Как только Уильямс закончил, Холмс зашел сзади охранника и громко хлопнул в ладоши возле его уха. — Какого черта! — воскликнул я, не ожидая от Холмса такой бестактности. Но охранник остался невозмутим. — Да, он глухонемой, — сказал Уильямс. — Но как вы узнали? — Совсем просто, — ответил Холмс. — Любой человек не может не прореагировать, когда называют его имя. А здесь никакой реакции не было. Я понимаю так, что Эдмунд не мог сказать Стампу ни одного слова, не мог услышать от него ни одного звука. Холмс вынул бумагу и карандаш и написал: «Как ваше имя?» – и, глядя в лицо охранника, медленно спросил: «Давно ли вы здесь?» Охранник на том же листке ответил: «Эдвард Эдмунд. В декабре будет шестнадцать». Начальник тюрьмы знаком приказал Эдмунду следовать за собой и повел нас во двор тюрьмы. Затем мы шли бесконечными коридорами через множество охраняемых дверей, и нам казалось, что весь свет, все тепло, все звуки поглощаются стенами этого мрачного лабиринта. И все же время от времени, думал я, каким-то путем щупальца преступной воли Стампа проникали из этих глубин в далекий Лондон. Мы остановились у железной двери камеры Таддеуша Стампа. Холмс прильнул к узкой щели в двери и через некоторое время кивнул мне на нее. В тускло освещенной камере не было окна. Я разглядел узкую кровать и табурет перед грубым деревянным столом. На столе стояла коптилка, возле нее лежала аккуратно сложенная газета, а подальше виднелась миска с двумя картофелинами, кувшин, кружка и что-то похожее на железную терку. На полу валялась смятая одежда. Сам Стамп лежал на кровати и мирно спал. Холмс повернулся к начальнику тюрьмы: — Я вижу, Стамп получает газету «Таймс». — Он, конечно, ужасный человек, мистер Холмс, — сказал Уильямс, — но чрезвычайно интеллигентен. Читать не запрещается, и мы не должны быть жестокими. Я передаю ему газету после того, как прочитаю сам. Тут нечего бояться. Эдмунд забирает ее вместе с остальным мусором, и я, согласно инструкции, просматриваю каждую страницу во избежание каких-либо записей. — Так он получает лондонскую газету каждый день? — спросил Холмс. — Да, — ответил начальник не своим голосом. — А картофель? — Картофель дают ему каждую пятницу, — сообщил Уильямс, — но сырой. Стамп просит именно такой: у него болит локтевой сустав, он растирает картофель и четвертую неделю делает примочки из кашицы. Но к чему вы клоните, мистер Холмс? Это ведь пустяковые детали. Я воскликнул: — Медицина ничего не знает о картофельных примочках. — Это правда, доктор, — подтвердил Холмс. Начальник тюрьмы развел руками. Тут я проявил инициативу: — Скотланд-Ярд установил, что Стамп передает приказы своей банде по воскресеньям. Что это значит, Холмс? Нам не надо осмотреть камеру внутри? — Ну, Ватсон, — сказал Шерлок Холмс, — вы меня удивляете. Я полагаю, что дело уже сделано... * * * На этом месте рассказ прерывается, и вам предлагается решить загадку самостоятельно. В помощь даются наводящие вопросы. 1. Как передаются послания из тюрьмы? 2. Какая химическая реакция поможет Холмсу разоблачить Стампа? 3. Кто передает банде приказы Стампа?[/more]

Ответов - 128, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Pinguin: BS пишет: H3C - CO - CO - CH3 + CH3NH2 = H3C - CO - CN - CH3 + H2O - CH3 ******* ** ***** ***** ** *****!!!.....

BS: Что, господин Pinguin, нравится? А теперь слабо ЭТО назвать по всем правилам химической номенклатуры? Да, кстати, знак "=" - это не двойная связь. Если кто хочет ещё поразвлечься, выложу ещё одну задачку.

Pinguin: BS пишет: Что, господин Pinguin, нравится? Если всё это ещё и пахнет кукурузой - то не особенно. Я на химию забил ещё раньше, чем закончил её изучать.

BS: Все! Ждать больше не буду. Выложу последнюю задачу и наконец закончим с этим. Пожар на Бейкер-стрит – Ватсон! Проснитесь же! Пожар! – Шерлок Холмс неистово тряс меня, пока мое сознание не вернулось из области снов к реальности. – Пожар, Ватсон! Пошли со мной! Он был уже одет, и его длинная фигура в лучах туманного рассвета отбрасывала угловатые тени на стены моей спальни. Я вскочил на ноги, еще нетвердые от внезапного пробуждения. – У нас, Холмс? В нашем доме? – Мне подумалось, что привычка Холмса заниматься химическими исследованиями прямо в квартире привела-таки к последствиям, которых я давно опасался. – Не говорите чепухи, Ватсон, – ответил он. – Не у нас, хотя рядом. Пойдемте! Я выглянул в окно и увидел на Бейкер-стрит струйку черного дыма. Приближающийся звон колокола говорил о том, что пожарная команда была уже почти на месте. Я быстро оделся, и мы выскочили на улицу. Стояла облачная августовская погода. Ночью прошла гроза и неистово сверкали молнии. Влажность просто душила нас, необдуманно одетых в свои обычные шерстяные твидовые костюмы. – У Гранера! – выкрикнул Холмс. И мы помчались вниз по улице к огню, охватившему жилое помещение Гранера на втором этаже двухэтажного дома. Запах гари был очень сильным. Сам Натан Гранер, владелец расположенной на первом этаже лавки, торговавшей мясом, стоял на улице в ночной пижаме и нервно пыхтел сигарой. Рядом с ним был одетый в форму инспектора полиции неизвестный мне человек, а за инспектором – наш молочник Джереми Девон. Молочник был поглощен зрелищем работы пожарных. В руках он держал керосиновую лампу, без которой не обойтись тем, кто начинает работу в предрассветные часы. Холмс решительно подошел к группе: – Я вижу – инспектор Меривейл! – обратился он дружески. – Давненько не видел вас. – Давненько, мистер Холмс, давненько, – ответил тот.– Рад видеть вас снова. Правда, лучше бы встречаться в более приятной обстановке. – Ватсон, это один из моих любимцев в Скотланд-Ярде. Он сияет, как луч света в кромешной тьме! – Холмс улыбнулся и слегка кивнул инспектору. Через некоторое время пожарным удалось ликвидировать огонь. – Итак, мистер Гранер, – обратился инспектор, – расскажите нам, пожалуйста, как все случилось. – Я спал, сэр, и спал крепко. Все, что могу сказать, – проснулся от крика молочника с улицы «Пожар! пожар!», выскочил из постели прямо в этом. – Он тронул полы пижамы. – Спасибо Джереми, он спас мне жизнь. – Не стоит благодарить, мистер Гранер, – ответил молочник.– Когда я развожу молоко, стараюсь замечать, все ли в порядке... Холмс перебил его: – Мистер Гранер, так когда вы проснулись, ваша спальня уже горела? Правда? – Да, сэр. Думаю, что пожар начался именно там. Сильно полыхало у самой двери и почему-то вблизи потолка. Тонкая струйка огня тянулась по полу у кровати, я ее загасил, как только надел тапки. А когда я выбрался оттуда, то понял, что в других комнатах огня нет. Но не возьму в толк, как могло загореться. Успел только схватить из коробки сигару. Ничего не могу делать без сигары! Почему загорелось – непонятно. – Ясно, – произнес инспектор Меривейл. – Тут нечего долго думать, не так ли? – он многозначительно посмотрел на Натана Гранера и его сигару. – Что вы хотите сказать? – простодушно спросил Гранер. – Вот что еще, – снова нетерпеливо вмешался Холмс, – я полагаю, с момента вашего пробуждения, мистер Гранер, прошло минут пятнадцать, не больше? – Пожалуй, так. – Давайте-ка осмотрим комнату. Холмс, Гранер, инспектор и я осторожно поднялись по лестнице на второй этаж. Огонь, несомненно, возник там, поскольку никаких следов возгорания на первом этаже и на лестнице не было. Мы вошли в спальню. Холмс оглядел почерневшие стены. Передняя часть комнаты и две стены были залиты водой во время тушения. Сквозь прогоревшие части потолка виднелись почерневшие стропила крыши. – Холмс, – предположил я, – наверное, загорелось ночью от удара молнии. – Но Холмс промолчал, внимательно изучая черную от копоти входную дверь в спальню. – Мистер Гранер, – спросил он, – вы запирали дверь на ночь? – Да нет, мистер Холмс, не запирал, – ответил Гранер. – Я запираю только свою лавку и ледник в подвале. – Должен сказать, – произнес Холмс, – что на сей раз это добром не кончилось. Ого! А это что? – Он опустился на колени, не обращая внимания ни на грязный пол, ни на свой дорогой шерстяной костюм, выхватил из кармана лупу и начал рассматривать ясно видимую на полу у кровати полоску сажи. – Ага, вот здесь вы затоптали огонь. Затем он медленно стал елозить по полу в направлении окна, которое было напротив входной двери в комнату. Неожиданно остановившись, Холмс достал свой свежий носовой платок и стал прикладывать его к мокрой дорожке, тянувшейся от кровати к оконным шторам. Мои спутники не скрывали своего удивления, наблюдая за его действиями. – Мистер Гранер, – обратился Холмс к потерпевшему, – не одолжите мне эту глиняную кружку? – Ничего не имею против, – ответил ошеломленный Гранер. Холмс положил в кружку выпачканный носовой платок и захлопнул металлическую крышку. – Я нашел здесь все, что мне нужно, – объявил он, и мы спустились на первый этаж. Поравнявшись со входом в лавку, Холмс попросил: – Мистер Гранер, не могли бы вы оказать мне еще одну любезность и угостить меня сигарой того самого сорта, который вы курили и который мне очень понравился? Полагаю, кубинская? Высшего качества? – Вы мне льстите, мистер Холмс, – ответил тот. – Сделаю это с большим удовольствием. – Он вынес целую коробку сигар. Холмс взял одну. Из лавки Гранера мы втроем отправились по Бейкер-стрит. Ветер неожиданно снова усилился, и крупные капли ливня заставили нас искать ближайшее укрытие. Это была мастерская плотника, который при нашем появлении перестал стучать молотком и подошел к нам: – Джентльмены! Можете переждать ливень здесь. Я – Айэн Нортумберленд, плотник, столяр и хозяин заведения. Не хотите ли взглянуть на прекрасный шкаф моей работы? – Спасибо, мистер Нортумберленд, – ответил Холмс, – боюсь, что нет. Мы еще находимся под впечатлением трагедии в вашем квартале. Ваш ближний сосед, мистер Натан Гранер, сильно пострадал от пожара. Приветливость Нортумберленда внезапно исчезла: – По мне так незачем и беспокоиться о Гранере. – Он презрительно усмехнулся. – Этот скряга задолжал и мне, и всем в округе; задолжал много денег. Так что – какая уж тут трагедия! Он не платит Джереми Девону за молоко целых два месяца. А мне никак не удосужится отдать четыре фунта за три плахи из вишневого корня для рубки. Слегка обескураженный такой вспышкой, я пробежал глазами мастерскую и увидел обычный набор пил, молотков, рубанков и других инструментов. На длинной скамейке стояли толстые глазированные бутыли, стеклянный перегонный аппарат и несколько незаконченных деревянных изделий. На полу возвышались кучи стружек и опилок, в дальнем углу, за небольшой кирпичной перегородкой, была печь с выведенной наружу трубой, в печи – какое-то устройство, а рядом – доверху наполненная древесным углем бочка. Когда Холмс поднял и осмотрел опилки, наши глаза встретились, и я заметил знакомый мне огонек. Он был в своей стихии. – Ливень утих, джентльмены! – воскликнул он. – Не отправиться ли нам по адресу Бейкер-стрит, 221Б? – Несмотря на удушающую влажность, Холмс был в приподнятом настроении. – Холмс, – обратился я, – вы, похоже, нашли ответ. Наша долгая совместная работа не позволяет мне это не заметить. – Старина Ватсон, – ответил он дружески, – вы всегда проницательны! Но говорить о разгадке пока рано. Скоро все прояснится. Пока игра еще идет, дружище. Игра еще не кончена. Дома Холмс закурил сигару, подаренную Натаном Гранером, и начал действовать. Он налил воды в кружку с платком: – Прошу заметить, что я сильно перемешиваю, вот так. Потом фильтрую. Теперь добавляю к фильтрату раствор дихромата калия в серной кислоте. Цвет – как у апельсина. Правда, инспектор? Очень похоже. Так, теперь перегонка. Холмс зажег горелку. Оранжевая жидкость бурно закипела в колбе. Стало видно, как пары поднимались по горловине и конденсировались в холодильнике, откуда в приемник капала бесцветная жидкость. Я почувствовал знакомый запах анатомички. – Вот дистиллят, водный раствор какого-то вещества. Какого? Вы не знаете, Ватсон? Давайте это выясним. Он оглядел свою полку с химикатами, доставая то одну, то другую склянку. – Попробуем красную кровяную соль. – Он растворил несколько крупинок в воде, добавил щелочи, фенилгидразина и затем порцию дистиллята. Раствор из желтого стал красным. – Миссис Хадсон! Миссис Хадсон, нет ли у вас йодной настойки? Наша квартирная хозяйка, привыкшая ничему не удивляться, принесла темный пузырек. Холмс накапал оттуда коричневой жидкости в чистую колбочку, добавил немного дистиллята и торжествующе показал нам: – Смотрите, йод обесцветился! Но я, кажется, чуть не забыл о главной пробе. Он вынул из ящика стола серебряную табакерку, в которой с давних времен хранил порошок опиума. Кончиком ножа для разрезания бумаги отобрал крохотную порцию и всыпал ее в колбочку с дистиллятом. Крупинки, не успев раствориться, стали розовыми. – Так оно и есть! Скоро окраска изменится на фиолетовую. – Ну и о чем это говорит, Холмс? – спросил я. – Пожар возник из-за молнии? Или от того, что Гранер курил? А может быть, здесь преступление? – Это говорит о том, что задача решена, – ответил он. * * * Загадку можно разрешить, внимательно изучив текст и обратившись к химии. Ответьте сначала на такие вопросы: 1. зачем Холмс собирал жидкость? 2. какую химическую реакцию вызвал дихромат калия? 3. почему обесцветился раствор йода? 4. на присутствие какого вещества указывали покраснение смеси гексацианоферрата(III) калия с фенилгидразином и изменение цвета морфина (главный компонент опиума)?

Altim: Прошу прощения, что я так долго не откликался. Я начал было решать эту задачу про Рождественский подарок, но так как в химии не силён, пришлось елозить по инету в поисках справочника по химии. Нашёл что-то, и начал читать про каждое органическое соединение, но так как их там очень много, на долго меня не хватило, и я решил оставить это дело до лучших времён, а потом как-то руки не доходили и я забыл про это дело. Вот и не ходил сюда, потому что нечего быо писать. =) Но с удовольствием почитал ваши ответы. Поразило издевательское желание Ватсона насолить Холмсу и испортить ему Рождество. =) Кто как ни он знал, как это сделать?! =))) На следующие две задачи тоже ответить не могу - уж слишком они какие-то химические пошли. Касаемо последней, есть какие-то мысли, но без знания химии в этой задаче никаких толковых логических умозаключений следать не представляется возможным. Ощущение, что это взято с какого-нибудь химического сайта в целях популяризации химии. =) Однако мне такое, к сожалению, не осилитьи я некоторые названия соединений даже прочитать не могу=)))). Наоборот, возникают только новые вопросы. =)Например, почему холмса не арестовали за хранение опиума? =)

BS: Я постараюсь вам помочь, господин Altim. Я пришел к выводу, что пожар разгорелся от жидкости, которую Холмс собрал в комнате платком. Дело в том, что это метиловый спирт. Да, наверняка. Сейчас я объясню, почему я так решил. Дихромат калия - сильный окислитель. Он превратил метиловый спирт в формальдегид. Его запах учуял Ватсон. Йод обесцветился. Кровяная соль покраснела. Морфин в опиуме изменил окраску. Кстати, это очень чувствительная проба. Ну вот, а теперь ответьте на вопрос. Как можно получить метиловый спирт? И задача будет решена.

Altim: Да, безусловно, это был поджОг. И поджЁг кто-то с помощью горючей жидкости. Видимо, распрыскивали из бутылки, отчего и остались такие "линии" на полу - от струй жидкости. Почему Вы решили, что это метиловый спирт я всё-равно не понял. =) Верю Вам на слово, так как сам в этом не разбираюсь. Но раз это метиловый спирт, то 1) Почему Гранер не почувствовал едкого запаха. От спирта даже потерявшие сознание пробуждаются, а он всего лишь спал, пусть и крепко. 2) Почему спирт не сгорел до конца? Почему осталась ещё жидкость? Насколько я знаю, да и сам видел, что спирт сгорает мгновенно. Линии, конечно, останутся на полу, но не жидкость. Ну а по поводу "убийцы"... Тут тоже не совсем ясно. Мне кажется, это Нортумберленд. Он вообще любил всё жечь. В его гостинице сгорел башмак сэра Генри =))) Шучу.... Если серьёзно, то он, во-первых, отзывался плохо о Гранере, потом у него в масткрской мог быть метиловый спирт - стояли какие-то бутылки и перегонный аппарат, в печи "какое-то устройство". У молочника вряд ли будет что-то подобное, если только он не одолжил у кого-нибудь. И потом, молочник спас жизнь Гранеру...Хотя, я сейчас вспомнил, что у него была керосиновая лампа....Керосин ведь тоже горит неплохо, да? Вполне возможно и то, что молочник не хотел убивать Гранера, а просто напугать его + создал себе неплохое алиби тем, что разбудил его во время пожара. Так что преступником мог был и молочник, но я всё же склоняюсь к столяру, несмотря на то, что он открыто заявлял о своей неприязни к лавочнику, а мы знаем, что обычно такие люди невиновны, по законам жанра. =) Но всё же Холмс ведь нашёл какие-то следы, я подозреваю, что следы горючей жидкости, на стружках на полу...

BS: По поводу оставшейся жидкости: мокрая полоса тянулась от кровати к окну; струйка огня тянулась по этой полоске, но Гранер сказал, что её загасил, поэтому жидкость не сгорела. Хотя... тут конечно есть сомнения, но я думаю не стоит придираться. Теперь разберемся с поджигателем. Это явно Нортумберленд. Я вас спрашивал: как получают метиловый спирт? Самый простой способ - СУХАЯ ПЕРЕГОНКА ДЕРЕВА. Я думаю вопрос решен. P.S. Всё, дамы и господа, можете радоваться, больше я вас мучить задачами не буду. Всем спасибо.

Altim: Жаль, что больше нет. Если ещё что-нибудь найдёте, особенно нехимическое, то выкладывайте. =)

Zip: Как же нет господа-есть.С химией я на "вы" всю свою сознателльную жизнь. Мои познания в ней ограничиваются интуитивной пиротехникой,поэтому я здесь не пытался ничего решать и вообще-считаю,что химические знания отнюдь не важная (а скорее наоборот) часть дедуктивного метода.И это прошу заметить не от того,что я ее плохо знаю. ;) Вобщем вот парочка задачек-попробуйте решить Интуиция или здравый смысл! Гуляя по лесу, Шерлок Холмс заблудился. Уже начало темнеть, когда он случайно обнаружил водопроводную трубу. - Вот это удача, - воскликнул Холмс. - Ясно, надо идти в ту сторону, куда течет в трубе вода. Не торопясь, он закурил свою трубку, погрузившись в раздумья. Минут через десять он уже знал точно, куда течет вода. Как он смог определить направление течения воды? Блики на воде - Уважаемый Шерлок Холмс, - сказал Ватсон, - около нашего дома в саду есть небольшой пруд. В него два дня назад хозяин уронил серебряный портсигар. Дно пруда песчаное. Пруд неглубокий, но вот беда, дна пруда не видно из-за бликов отраженного света. Как можно погасить отраженный свет и увидеть дно? Что мог предложить Шерлок Холмс, чтобы увидеть дно пруда днем?

Антилия: Zip пишет: Как он смог определить направление течения воды? А про водонапорную башню, там, случайно, ничего не говорилось? Если он ее увидел, то наверняка пошел вдоль трубы в противоположную сторону

Pinguin: Zip пишет: Как можно погасить отраженный свет и увидеть дно? Поляризационный фильтр, Ватсон!

Zip: Дело все в том,Антилия,что я решал давно..нет очень давно эти задачки и даже не помню чтобы я решил их правильно или нет.Не говоря уже о том,чтобы я сейчас помнил правильные ответы. Но точно могу сказать что про водонапорную башню там не ббыло и слова. Если бы дело было в водонапорной башне,то это была бы глупая задачка.Тоже самое- Холмс,ка вы догадались,что он граф? -Элементарно,Ваьсон-он просто прогвел меня в свой замок,рассказал историю семьи и представился . Pinguin ,вот черт как же ты сразу догадался ? :)

Pinguin: Про трубу, вроде, дело было зимой. То есть был снег. Тогда достаточно развести под трубой костерок - и подтаявший снег покажет, куда течёт вода.

Zip: Pinguin Наверное так и есть.Но я честно говоря не помню правтльного ответа-уж ОЧЕНЬ давно это было.

Altim: А где написано в условии, что дело было зимой?

Pinguin: Altim пишет: А где написано в условии, что дело было зимой? Исключительно на волнах моей памяти. А если летом... Холмс выхватывает свой лазерный меч - и хрясь, хрясь! перерубает трубу. Или нет. Холмс доходит вдоль трубы до пресловутой водокачки, хвалит сам себя за сообразительность: "Ай да Холмс, ай да сукин сын, я с самого начала знал, что здесь делать нечего!" - и идёт в обратную сторону.

BS: Да не-е-ет. Огонь надо развести НА трубе. Тогда труба будет прогреваться только в том направлении, куда течет вода. Законы физики. Раз хотите логики, пожалуйста: 1.Некий мистер Уолес найден мертвым за письменным столом в своем кабинете с пулевым ранением в голову. Прибывший на место происшествия Холмс среди прочих предметов обратил внимание на магнитофон. Включив магнитофон, он услышал голос: “Говорит Уолес. Только что мне позвонил Фредерик Джонс. Сказал, что едет сюда, чтобы пристрелить меня. Бежать бессмысленно. Поздно. Если он всерьез решил осуществить свою угрозу, то через 10 минут я буду мертв. Эта запись поможет полиции найти убийцу. Я слышу его шаги на лестнице. Дверь открывается...”. На этом запись прервалась. Детектив выключил магнитофон. Один из инспекторов спросил : “Может арестовать Джонса?” На что последовал ответ: “Нет”. Почему? 2. Одна компания продавала другой подсолнечное масло, которое перевозили в цистернах с пломбами. Каждый раз обнаруживалась недостача в 5-7 литров. Детектив, расследовавший это дело, не обнаружил на всем пути следования остановки машины и чего-нибудь подозрительного. Предлагайте,как можно своровать масло? P.S. Хотя, задачки кажутся мне какими-то несерьезными. Но других нет, разве что самим придумывать...

Zip: Вообще то насколько я знаю-труба будет прогреваться,если костер развести под ней. Это уж точно по законам физики.Основное тепло концентрируется на острие пламени.

Zip: Нку первое что закралось в голову-если он говорит что должно пройти 10 минут и через какие то секунды в дверь уже ломятся,то такое в принципе не могло быть... Да и еще шаги ведь тоже можно было бы расслышать на пленке...



полная версия страницы