Форум » Холмсо-Творчество прозаическое » Кто в Меррипите хозяин » Ответить

Кто в Меррипите хозяин

Лоттик Баскервилей: И другие фанфики о Стэплтоне, буде таковые случатся.

Ответов - 198, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Лоттик Баскервилей: КТО В МЕРРИПИТЕ ХОЗЯИН Навеяно фельетоном "Дневник домохозяина" Понедельник. Один дома. Бэрил уехала на неделю. Взяла, конечно, с меня клятвенное обещание вымыть окна и каждый день подметать пол. Подумаешь, не справлюсь, что ли? На всякий случай написал на завтра список дел. Он, конечно, получился здоровый, с разворот "Таймс" (кто, кстати, мой "Таймс" ножницами порезал?), но ничего - если я всё рассчитал правильно, останется время и за бабочками погоняться. Вечером устроил роскошную холостяцкую пирушку. На ужин у нас с собакой по бифштексу. На десерт собака умяла жестянку печенья. А я пил вино и курил сигару. Давненько не чувствовал себя таким свободным. Вторник. Надо, пожалуй, пересмотреть кое-какие пункты в моём плане на сегодня. После долгих раздумий вычеркнул половину, посмотрел на оставшееся и сунул в расправилку для бабочек. Зачем протирать пол каждый день, если потом он сразу пачкается? Сами понимаете - в болоте живём. Достаточно снимать ботинки и мыть собаке лапы. И следить, чтобы она не лазила куда попало. Открытие: собаки всегда выбирают для прогулок самые грязные места во всей Гримпенской трясине. От мысли помыть ей лапы я отказался, а то останусь ещё и без брюк. Собаке я втолковал, что не каждый день праздник, поэтому бифштекса ей сегодня не обломится. Откровенно говоря, достать, разморозить и обжарить один бифштекс - само по себе мука мученская. Тем более посуду за ней тоже я мою. Куплю ей готовый корм. Среда. День сразу начался с открытия: если после прогулки по трясине не почистишь себе ботинки, этого не сделает никто. Теперь же в них только по трясине и можно гулять. Мортимер бы удавился от желания иметь такие окаменелости. Собаке я купил консервы. Она морщится, но ест. Больше никаких бифштексов! Никогда не думал, что они с таким завидным постоянством прилипают к потолку! Лучше съем яичницу с беконом. Встретился Генри Баскервиль. Набивался в гости, но, узнав, что Бэрил нет дома, как-то сразу скис и заторопился домой. Ну и не надо, я его кормить не собираюсь. Сам он корм собачий... Вечером случилось ЧП: собака разбила морилку, и из неё улетело 10 бабочек. Плод стараний за все прошлые выходные. На ужин один чёрный кофе. По-моему, я разучиваюсь его варить... Четверг. Больше никаких яичниц!!! Легче спьяну попасть в Баскервиля из духового ружья, чем яйцом на сковородку. Собака ест готовый корм. Завидую. А она, глупая, качает права и грозится, что выйдет замуж за комиссара Рекса и сдаст меня полиции. Если не дам ей булочек с колбасой. Набивался в гости к Баскервилю, но он уже знает, что Бэрил уехала, и начал болтать какую-то ерунду насчёт разгрузочно-овсяночного дня. А я бы и овсянку съел, да кто мне её подаст! Я перестал бриться. Надеялся хоть на этом сэкономить время, которое Бэрил никогда не теряет, потому что не бреется... Заходил Френкленд. Грозился подать в суд, потому что, видите ли, мои грязные ботинки оскорбляют его эстетические чувства и (здрасте!) политические убеждения. Я демонически рассмеялся ему в лицо. Ладно. Увидимся в суде. Достал с рудника резервный запас консервов на случай, если бы пришлось отсиживаться на Гримпенской трясине. Теперь я могу вымыть собаке лапы, потому что брюки уже безнадёжно испорчены... На обед и ужин копчёный язык. Пятница. Больше никаких консервов! По одной банальной причине - ночью собака залезла в шкаф и слопала их вместе с банками. Утром встретился Ватсон. Пробормотал что-то насчёт Минздрава и стрельнул у меня последнюю сигару. Днём пришла телеграмма от Бэрил. Она спрашивала, вымыл ли я окна и поменял ли занавески. Я демонически рассмеялся в телеграмму. Хоть это у меня действительно получается... Проблема с ванной. В ней дрыхнет собака. Впрочем, меня это уже не так беспокоит, потому что я перестал принимать ванну... Ночью пошёл на болота и украл обед у каторжника Селдена. Наконец-то еда! Бэрримор замахался на меня свечкой, но, увидев, на что похожи мои ботинки, упал в обморок. Суббота. Я чувствую себя совершенно разбитым. Даже бабочек ловить не хочется. Днём пошёл в хижину на болотах и украл обед у Шерлока Холмса. Это, конечно, приманка, и Лестрейд уже поджидал меня в засаде. Но я не промах: нацарапал на стене "Здесь был полоумный Селден" и смылся. Мортимер стал на меня нехорошо поглядывать. Наверно, думает, что я уже достаточно первобытный для того, чтобы заполучить мой череп. Всё, без собаки из дома не выхожу. Ночью приснилось, что я поймал на болоте циклопидеса и схрупал. Господи, прям объеденье! Воскресенье. Я чувствую, что пропадаю заживо. Мы с собакой раздражительны, сварливы, и от обоих разит болотом. На завтрак попробовал собачьи консервы. Ни собака, ни я не в восторге. НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ!!! Иначе и в самом деле попаду в коллекцию к Мортимеру. Последним усилием воли схватил собаку под мышку и рванул через болото в Кумб-Треси. Три часа спустя. Лорочка - чудо. Поняла без слов. Пишу эти строки в любимой пижаме её мужа, после трёх обедов и двух горячих ванн. Собака любуется на себя в зеркало. Лорочка помыла ей лапы и подкрасила её тушью с блёстками. Мне кажется, я нашёл идеальный способ решения хозяйственных проблем. А вы как думаете?

LaBishop: Лоттик Баскервилей пишет: Он, конечно, получился здоровый, с разворот "Таймс" (кто, кстати, мой "Таймс" ножницами порезал?), Лоттик Баскервилей пишет: Ну и не надо, я его кормить не собираюсь. Сам он корм собачий... Здорово, много классных хохм!!!

Рени Алдер: А мне понравились "подхваты" - про ботинки; и про "украл обед у" И вообще, в целом, - здОрово!!! Лоттик, Вы - просто Джером К. Джером какой-то... P.S. А еще... атмосфера такая... Мне как-то вдруг Степлтон стал родней и ближе... Чёрт, что со мной происходит?

Цепеш: Вот так начнешь изучать семейные потреты... (с)

Лоттик Баскервилей: Я автор с опасным свойством - если я опишу героя, читающая публика рано или поздно к нему проникается. Спросите хоть у Волколапочки.

maut: Лоттик Баскервилей пишет: КТО В МЕРРИПИТЕ ХОЗЯИН Навеяно фельетоном "Дневник домохозяина" Я как читавший оригинал могшу сказать что у вас получилось гораздо смешнее. И интереснее. Аффтар пеши исчо(с)

Лоттик Баскервилей: Один из признаков любви к герою для меня (и, боюсь, не только) - потребность совать его в нелепые и не всегда приятные ситуации со вкусом чёрного юмора. Выражаю робкую надежду, что меня не засунут в мешок и не спустят в Гримпенскую трясину... ОСТОРОЖНО - МИЛЫЕ ДАМЫ! Фанфик со вкусом чёрного юмора - 1 - - Эй, Стэплтон! - крикнул Ватсон. - Сдавайтесь по-хорошему! Из странного чахлого куста, именуемого девонширской развесистой клюквой, показались дуло пистолета и физиономия его хозяина. - Чёрта с два! Живым не дамся! - выпалил Стэплтон и вдруг, поскользнувшись, плюхнулся в жидкую грязь. - Ну что ж вы так... буквально? - сокрушённо вздохнул Лестрейд, перепрыгивая на соседнюю кочку. - Что ж теперь, ордеру на арест пропадать? Стэплтон довольно быстро понял, что шансы, мягко говоря, не совсем в его пользу. Точнее, совсем не в его. Грязь уже подбиралась к жилетному карману, а значит, минуты подержанных швейцарских часов были сочтены. А о том, что за этим последует, думать никак не хотелось. - Что будем делать, джентльмены? - спросил между тем Холмс, не выпуская трубки изо рта. - Вытащим или так оставим? - Разницы, в общем-то, никакой, - профессиональным тоном ответил Ватсон. - Все утопленники, в конечном счёте, погибают от удушья. - А на здешних болотах есть поговорка, - добавил Холмс, - пока тонешь в Гримпенской трясине, успеешь съесть ириску. "Меня бы и целый ящик не обрадовал", - почему-то подумал Стэплтон. Часы в кармане последний раз тикнули и сдохли. Это наводило на нехорошие ассоциации. - А может, вы меня всё-таки вытащите? - неуверенно намекнул он. - Я ж не виноват, это просто тупое животное поиграть хотело... А ваш Баскервиль первый начал! - Но женщины, Стэплтон! - укоризненно воскликнул Ватсон. - Ваша жена и миссис Лайонс! Как же вы им-то в глаза посмотрите? Стэплтон только что понадеялся на лучшее, но при мысли о женщинах он бы предпочёл заглотить целую пинту грязи. Всё-таки Бэрил была южанкой. Ещё вчера вечером, когда он охаживал её плёткой, она клятвенно обещала выцарапать ему глаза. А Лора... достаточно вспомнить, как её тонкие пальчики с острыми ногтями долбят по клавишам пишущей машинки, чтобы укорениться в мысли: по шею в трясине и то гораздо безопаснее. - Хм, Ватсон, а это дельная мысль, - вдруг оживился Холмс. - Значит, так, мистер Стэплтон: если вам надоело купаться в грязи, мы вам, так и быть, поможем, но при одном условии: мы передаём вас лично в руки миссис Стэплтон и миссис Лайонс. Думаю, это будет для вас заслуженным наказанием. - Согласен, - пискнул незадачливый претендент на баскервильские фунты, отплёвываясь от болотной жижи. На вкус она оказалась гораздо противнее овсянки. Холмс ухватил натуралиста за воротник, поднатужился и выволок на относительно твёрдое место. - Ай да вы! - подивился Лестрейд. - Кочергу разгибать труднее, - скромно признался великий сыщик. - 2 - Подталкивая перемазанного до ушей Стэплтона револьвером в спину, вся компания добралась до Меррипит-хауса, где на крылечке сидели миссис Стэплтон с Лорой Лайонс и "по-женски, за жизнь" пили кофе с валерьянкой. Приглядевшись, Бэрил едва не уронила чашку. - Мамочки! - охнула она, слетев по ступенькам. - Это где ж он у вас так извозился? Тут среагировала и Лора. - Щас я его отругаю, нет, поцелую, нет, покусаю, - запричитала она, - нашёлся, живой... Впервые за тридцать пять лет своей небезупречной жизни Стэплтон чуть было не разревелся. "А вдруг простили?.." - Дорогие леди, - торжественно объявил Холмс, - мы с Ватсоном подумали и решили передать этого субъекта... хм... на ваше полное усмотрение. Скотланд-Ярд даёт добро. - Даёт, даёт, - подтвердил Лестрейд. Стэплтон стоял между ними, как саркофаг, водружённый на-попа, и молча хлопал глазами. Он уже начинал жалеть, что пошёл на попятный. Дамы переглянулись и с пугающей синхронностью принялись на него надвигаться. - Какое совпадение чувств... - шёпотом прокомментировал Ватсон. - Неужто простят? Но его опасения не оправдались. В этот самый момент обе леди (доживи они до Олимпийских игр - все синхронистки удавились бы от зависти) с той же устрашающей одновременностью размахнулись и залепили Стэплтону с обеих сторон по пощёчине. Натуралист разинул рот и сел прямо на дорожку. Холмс довольно потёр руки. - Как я и предполагал, - заметил он. - Ну что, джентльмены, нам пора. - Имейте в виду, - предупредил на прощание Лестрейд, - это мера пресечения, так что следите, как бы не убежал. - От нас не убежит! - красноречиво сверкнула глазами Бэрил. - И отмойте его там как следует, - нежно посоветовал Ватсон. - 3 - Сидя в ванне и оттираясь половиной губки (другую половину слопала собака, когда он в первый раз смывал с неё фосфор), Стэплтон подумал, что, в общем, ещё дёшево отделался. "Ну, дадут ещё пару затрещин - можно и потерпеть, - рассуждал он. - Мы потерпим. А потом брошу их обеих и сбегу обратно в Коста-Рику. Придётся, правда, опять фамилию менять. На Янковского какого-нибудь. Шикарная фамилия. Только я к старой уже привык. "Стэплтон" звучит мировецки. Уж получше, чем Ванделер". Тем временем обе жертвы его не до конца определившейся индивидуальности и семейной жизни, прислушиваясь к шуму и плеску из ванной, пили вторую порцию кофе и строили планы дальнейших действий. - С чего начнём? - уточнила Лора. - Я ему глаза обещала выцарапать, - зловеще ответила Бэрил. - Отличная идея! А можно мне тоже? - Ну уж нет! Я первая это придумала! И вообще, он меня плёткой лупил! - А мне он жениться обещал! - А меня заставлял собаку на болоте кормить! - А меня вообще в преступление втянул! - И меня тоже! Дамы так увлеклись спором, что почти забыли о Стэплтоне. Поэтому, когда он, приведя, наконец, себя в порядок, заглянул в столовую, в него полетели только кофейник и сахарница. "М-да, всё не так-то просто", - сказал себе бывший Ванделер и будущий Янковский, снял с уха фарфоровую ручку от кофейника и снова поплёлся в ванную. - 4 - За два последующих дня ничего не изменилось. Бэрил и Лора продолжали цапаться за право осуществить страшную месть, и от этих диалогов у Стэплтона холодело в желудке. А пока что его физиономия приняла на себя почти весь фарфор, доставшийся в наследство от папочки Роджера. Дамы теперь пили кофе, варить который Стэплтону в виде исключения разрешалось, из походных кружек. Проводив глазами последнее блюдце, Лора, как истая англичанка, предложила пойти на компромисс и выцарапать каждой по одному глазу. Но Бэрил, эта знойная латиноамериканская натура, категорически отказалась. - Давай я глаза выцарапаю, а ты можешь что-нибудь другое. Например, нос откусить. "Хочу в болото!" - мысленно взмолился энтомолог. На третий день Стэплтон не выдержал и всерьёз задумался о самоубийстве. Он долго прикидывал и наконец остановился на благородном баскервильском варианте - залезть в собачью миску и ждать правосудия от фамильного четвероногого. Но тут оказалось, что миска ему мала. А потом с опозданием пришло в голову, что собака сидит на цепи в Баскервиль-холле, где Бэрримор кормит её овсянкой, запасы которой всё равно пропадают после безвременной кончины его шурина. Тогда Стэплтон решил утопиться. Но уже не в болоте, по которому мельтешили Холмс с Ватсоном, а в речке, пересекавшей дорогу на Баскервиль-холл. Дело было за малым - найти подходящий камень на шею, поскольку он всё-таки вырос на берегу Карибского моря. Отправиться за камнем пришлось опять-таки на болота, но там не водилось ни одного экземпляра мельче гранитного столба. На столбе сидел Шерлок Холмс, курил трубку и нехорошо посмеивался. - 5 - И так бы продолжалось ещё довольно долго, если бы однажды Бэрил, практичную, как и все замужние домохозяйки, не посетила кошмарная идея... - Знаешь, Лора, - сказала она однажды вечером, - что-то Джек у нас без дела пропадает. Стэплтон, сидевший в соседней комнате и крутивший ручку бронзовой кофемолки, разом навострил уши. - Тут сэр Генри в Гримпене школу открывает на дядюшкины денежки, - ворковала миссис Стэплтон, - может, пристроим Джека работать по специальности? - Это кем же? Учителем природоведения? - Не-е, - зловеще пропела Бэрил. - Зачем природоведения? Пусть преподаёт физику. - Физику? А он в ней понимает? - Кто его спросит! Знаешь, как трудно в деревне найти учителя физики? Он сам с этим намучился, ещё когда директором был! - А что, ты права! - обрадовалась Лора. - Пусть на практике объяснит, почему болото засасывает! Когда Стэплтон это услышал, у него в голове появилась только одна мысль: "НАДО ВАЛИТЬ ОТСЮДА". Он мысленно перебрал в памяти все дорогие его сердцу вещи - коллекцию бабочек (уж больно велика, не унесёшь), ботанизирку и зелёный сачок (нет, слишком приметные), кофемолку (надо было на шею привязать вместо камня, а теперь толку никакого), бесплатный свисток из собачьего питомника с Фулхем-роуд с надписью "Люби меня, как я тебя" - тяжело вздохнул и выскользнул из дома через заднюю дверь. Дорожка под его ногами, окутанная туманом, вела прямо в Баскервиль-холл. Именно по ней собака с таким наслаждением гоняла когда-то сэра Генри. Стэплтон уже собрался повернуть, как вдруг у него в голове начал помаленьку складываться беспрецедентно отчаянный план... - 6 - Если бы дворецкий Бэрримор продолжал свои ночные прогулки со свечкой в одной руке и овсянкой в другой, его взору предстало бы невиданное зрелище: в столовой портрет Хьюго снимал со стены портрет Хьюго. Хьюго номер один извлёк Хьюго номер два из рамы, свернул в трубку и сунул под лестницу. За портретом обнаружилась большая, в рост человека, ниша, где во времена Великого восстания нечестивый Хьюго, очевидно, хранил заначку. Приколотив раму на место и задрапировавшись в чёрную бархатную портьеру (которую стащил из кладовки), номер первый забрался в нишу и придал своей постной физиономии зловещее выражение. Единственное, о чём беспокоился Баскервиль-Ванделер-Стэплтон-Янковский - это собака, которая всё ещё жила на иждивении сэра Генри. Но всё-таки хотелось надеяться, что Баскервиль-холл - приличный дом и животных там к фамильным портретам не подпускают...

Цепеш:

Волколапочка: А потом в Баскервилль-холл наведалась милая дама Джоан Роулинг и написала про воинственный портрет сэра Кэдогана. Супер! Ну, как всегда!

Hudson Bay: Волколапочка пишет: наведалась милая дама Джоан Роулинг и написала про воинственный портрет сэра Кэдогана. а она могёт! страсть как могёт

maut: Рени Алдер пишет: А мне вот хотелось бы узнать: кто же в Меррипите хозяин? В смысле, как его зовут?.. В смысле, "имя, сест'а, имя!"... - Ты запыхался, Джек!(с) Вы это имели в виду или что-то другое?

Рени Алдер: maut пишет: - Ты запыхался, Джек!(с) Да, да, maut, это!!! Я такая бестолковая в плане имен... Спасибо, что подсказали. Я, правда, написав вопрос - потом краем глаза заметила у Лоттика в фанфике "Джека" и решила не беспокоить занятых людей... Но раз отозвались - наше вам Спасибо

Лоттик Баскервилей: Вот фанфик, задуманный как дружеский шарж и уже прошедший испытание "пеши-исчом" ВСТРЕТИЛИСЬ ДВА ОДИНОЧЕСТВА Посвящается Джоанне-Волколапочке в память о двух общих диагнозах Соседом по котлу оказался светловолосый молодой человек лет двадцати трёх, не слишком красивый, но, безусловно, харизматичный. Добавочную порцию дров (в наказание за неявку на утреннюю перекличку) он встретил с примечательным равнодушием. Когда однорогий чёрт, лениво толкая магазинную тележку, отправился на склад за серой, новый знакомый по-хозяйски облокотился на край своего котла и спросил: - За что проштрафился? - Да вот, за медузой-горгоной с сачком гонялся, - вздохнул Стэплтон. - Это бывает, - согласился сосед. - Насмотрелись "Спанчбоба", вот и гоняют животину почём зря... А ты что, - он показал рукой наверх, - на том свете бабочек собирал? - Спрашиваешь! У меня такая коллекция была! - Здорово, - не без зависти отметил сосед. - А я разве только лапки отрывал... - Ну, все мы с этого начинали... Стэплтону положительно нравился новый знакомый. Сам он в двадцать три года был, пожалуй, таким же - худой, белобрысый и целеустремлённый. - Давно ты здесь? - поинтересовался он. - Да уж не вчера приехал, - был ответ. - С тыща шестьсот... а, ну да, сорок девятого года. - Ого! Слушай, а ты не знал одного типа... Хьюго Баскервиль по фамилии? - Баскервиль, Баскервиль... - новый знакомый загадочно хмыкнул. - Да вроде нет. А он тебе что, родственник? - Ну... типа того. Я тоже Баскервиль. Хотя, вообще-то, когда помер, меня звали Стэплтон. - У меня тоже была куча фамилий, - ностальгически вздохнул молодой человек. - Удобно, только путаешься. Чёрт возьми, ну мы с тобой даём! Даже не познакомились! Тебя по имени-то как? - Джон. Для своих - Джек. - И меня тоже. Джон Френсис Винтер. Можно просто Мордаунт. - Надо было сразу сказать. Пусть бы однорогий желание загадал, что ли... - С каких это пор мы такие добрые? Смех прозвучал так дружно, что в соседний бесхозный котёл грохнулась с потолка парочка летучих мышей. - Слушай, - поинтересовался Стэплтон, переведя дух, - а зачем тебе столько фамилий? Тоже школу ликвидировал? - Да я бы и одной обошёлся, - покачал головой Мордаунт, - когда б не дядя. Выжил меня из дома, старый жлоб, понимаешь? - Да уж понимаю. - А тебя что - тоже дядя выжил? - уточнил Мордаунт, похоже, с некоторым беспокойством. - Не меня. Папу. В Южную Америку, представляешь? Ни бифштексов, ни кексов, и все поголовно в белых штанах. Бабочки, правда, красивые летают. Но папа мой там помер. Ну ничего. Зато я дядюшку собакой застращал до смерти. - Это ты хорошо придумал, - одобрил Мордаунт. - А я со своим проще рассчитался: маслину в лоб - и готово. - Ну, у вас тогда всё было проще... А то у нас, понимаешь, гениальных сыщиков развелось... Оба помолчали. - А можно нескромный вопрос? - осторожно поинтересовался Стэплтон. - Меня терзают смутные сомнения... Ты часом не утоп? Мордаунт аж присвистнул: - Нет, скажи, как ты это делаешь? - Значит, угадал? - У-у, это целая история, - сообщил Мордаунт. - Представляешь, плыву по Ла-Маншу, никого не трогаю, а тут на меня один с ножом... Безобразие, а? Я, правда, его на минированной фелуке хотел прокатить... - тут он чуть-чуть покраснел. - Но всё равно, меня из-за этого столько тут мариновали! Никак не могли решить, какую причину смерти мне в личное дело занести - утопление или тяжкие телесные. Бюрократы. - Ну, наверное, в Ла-Манше - это не так плохо, - согласился Стэплтон. - Меня вон в Гримпенскую трясину засосало. Мордаунт состроил подчёркнуто невиннную гримасу: - Что, взасос? - Ну у вас тут и остроты с тыща шестьсот сорок девятого! Как у старины Хьюго. Приятного мало, конечно, зато куда нужно быстро доставили. Сам знаешь, было бы болото, а черти найдутся. Неожиданно идиллия была прервана возвращением уже знакомого читателям однорогого чёрта с полной тележкой серы. - Разговорчики в котлах! - прикрикнул он и лениво щёлкнул бичом. - На серный душ и забивание гвоздей в пятую точку - стррройсь! - Чёрт, как невовремя... - вздохнул Мордаунт. - Ну ничего, я тебе в другой раз про маму расскажу. А может, и познакомимся. Она у меня сестрой-хозяйкой в блоке для обезглавленных. Может мышьяком на халяву угостить. А пока - мы потерпим? - Мы потерпим, - согласился Стэплтон.

irussia: Хи-хи-хи... [эт я демонически подхихикиваю...]

Цепеш: кажется, у меня очередной любимый второстепенный персонаж - однорогий черт! Вот, в кого, оказываеся, вырастют бесята из команды растопки...

Рени Алдер: "Здравствуй, дорогой Джек! Не думала, что когда-нибудь смогу тебе написать... Знаешь, мне раньше так много хотелось тебе сказать!.. Но в твоем присутствии я всегда как-то робела... могла лишь преданно заглядывать тебе в глаза... я и сейчас еще... немного... по привычке... Ты всегда так много значил для меня; ты был моим ВСЕМ – отцом (которого я не знала), матерью (которую я не помню), богом и дьяволом, лучшим другом и верховным судьей... – весь мой мир был в тебе. Знал ли ты это? Конечно, знал. Ведь ты очень умный. Ценил ли?.. Чем я была для тебя, Джек? Игрушкой, послушным орудием в твоих руках... Да... В твоих теплых, ласковых руках, в твоих пахнущих домом ладонях – домом, которого у меня никогда не было... И теперь все они – и доверчивый сэр Чарльз, и подонок Сэлден, и любвеобильный сэр Генри – все они на моей совести! Хотя – какая совесть?.. Когда ты брал мою голову в ладони и смотрел мне в глаза – я забывала всё! Ничто не имело значения. А ведь я вовсе не злая, Джек!.. В детстве, когда я жила на ферме среди щенков, котят, утят, барашков, у меня было множество друзей и подружек, мы весело играли, и я радовалась каждому дню... А однажды я даже спасла маленького желтого цыпленка, упавшего в пруд! Куда – и когда - всё это исчезло?... Я... Нет, я не упрекаю тебя, Джек! Как я могу упрекать тебя теперь, когда ты лежишь на дне такой холодный и одинокий, когда твои легкие заполнены этой зловонной жижей, а твои глаза видят только мрак... Я прощаю тебе всё: и мои одинокие холодные ночи, в то время как ты сидел с женой у камина, попивая свежезаваренный кофе; и эту ужасную мазь, от которой у меня даже сейчас, кажется, чешется вся морда и слезятся глаза; и глупого веселого Снуппи, которого ты пристрелил, чтобы он, не дай бог, не привел ко мне своего хозяина; и все те шесть пуль, которые так навсегда и остались в моем совсем еще не старом теле... Прощай, мой любимый, мой единственный, мой Хозяин... P.S. ...Ты ведь никогда не задумывался, куда попадают души убитых собак, правда, Джек?"

Лоттик Баскервилей: Рени Алдер Божественно!!!!!!

Рени Алдер: Лоттик Вообще-то мне сегодня сказали: "Мрачно!" Что, правда так мрачно? Если что - я не хотела!.. Мне просто уже пару месяцев хотелось написать письмо от собаки к Стэплтону. А вот вчера само собой написалось, вот такое; я правила, сколько смогла; а потом махнула рукой и выложила Кстати, муж сказал, что, по его мнению, не нужен постскриптум, и что из прощания нужно было убрать все слова, кроме "хозяин". Но мне показалось, что собака должна прощаться именно так. А по поводу постскриптума - я просто не могу объяснить. Так что, если что - критика принимается. Здоровая и нездоровая

Лоттик Баскервилей: Рени Алдер Я вообще по-иному воспринимаю загробную тематику. Меня ваша история реально тронула до слёз. И вообще, в вопросах, касающихся Стэплтона и его Собули - я псих, но не авторитет. А насчёт Собаки... Вы читали Семёнову? Вот и мне верится, что все животные попадают на седьмое небо, где живут их первопредки, в частности, Старший пёс. Он приласкает Собаку, слизнёт с неё фосфор, а потом ей сошьют новую чёрную шубку и опять вернут на землю кругленьким толстолапым щеночком.

LaBishop: ...попадает заблудившийся человек ночью на болоте в какой-то полуразвалившийся сарай, радуется, хочет там переночевать. Разводит костер, пожевал каких-то ягод... Съежился на полу и вдруг видит перед глазами это самое письмо собаки, нацарапанное когтями на полу. Вот тут-то и призадумаешься - "куда попадают души убитых собак"...



полная версия страницы