Форум » Холмсо-Творчество прозаическое » Кто в Меррипите хозяин » Ответить

Кто в Меррипите хозяин

Лоттик Баскервилей: И другие фанфики о Стэплтоне, буде таковые случатся.

Ответов - 197, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Лоттик Баскервилей: КТО В МЕРРИПИТЕ ХОЗЯИН Навеяно фельетоном "Дневник домохозяина" Понедельник. Один дома. Бэрил уехала на неделю. Взяла, конечно, с меня клятвенное обещание вымыть окна и каждый день подметать пол. Подумаешь, не справлюсь, что ли? На всякий случай написал на завтра список дел. Он, конечно, получился здоровый, с разворот "Таймс" (кто, кстати, мой "Таймс" ножницами порезал?), но ничего - если я всё рассчитал правильно, останется время и за бабочками погоняться. Вечером устроил роскошную холостяцкую пирушку. На ужин у нас с собакой по бифштексу. На десерт собака умяла жестянку печенья. А я пил вино и курил сигару. Давненько не чувствовал себя таким свободным. Вторник. Надо, пожалуй, пересмотреть кое-какие пункты в моём плане на сегодня. После долгих раздумий вычеркнул половину, посмотрел на оставшееся и сунул в расправилку для бабочек. Зачем протирать пол каждый день, если потом он сразу пачкается? Сами понимаете - в болоте живём. Достаточно снимать ботинки и мыть собаке лапы. И следить, чтобы она не лазила куда попало. Открытие: собаки всегда выбирают для прогулок самые грязные места во всей Гримпенской трясине. От мысли помыть ей лапы я отказался, а то останусь ещё и без брюк. Собаке я втолковал, что не каждый день праздник, поэтому бифштекса ей сегодня не обломится. Откровенно говоря, достать, разморозить и обжарить один бифштекс - само по себе мука мученская. Тем более посуду за ней тоже я мою. Куплю ей готовый корм. Среда. День сразу начался с открытия: если после прогулки по трясине не почистишь себе ботинки, этого не сделает никто. Теперь же в них только по трясине и можно гулять. Мортимер бы удавился от желания иметь такие окаменелости. Собаке я купил консервы. Она морщится, но ест. Больше никаких бифштексов! Никогда не думал, что они с таким завидным постоянством прилипают к потолку! Лучше съем яичницу с беконом. Встретился Генри Баскервиль. Набивался в гости, но, узнав, что Бэрил нет дома, как-то сразу скис и заторопился домой. Ну и не надо, я его кормить не собираюсь. Сам он корм собачий... Вечером случилось ЧП: собака разбила морилку, и из неё улетело 10 бабочек. Плод стараний за все прошлые выходные. На ужин один чёрный кофе. По-моему, я разучиваюсь его варить... Четверг. Больше никаких яичниц!!! Легче спьяну попасть в Баскервиля из духового ружья, чем яйцом на сковородку. Собака ест готовый корм. Завидую. А она, глупая, качает права и грозится, что выйдет замуж за комиссара Рекса и сдаст меня полиции. Если не дам ей булочек с колбасой. Набивался в гости к Баскервилю, но он уже знает, что Бэрил уехала, и начал болтать какую-то ерунду насчёт разгрузочно-овсяночного дня. А я бы и овсянку съел, да кто мне её подаст! Я перестал бриться. Надеялся хоть на этом сэкономить время, которое Бэрил никогда не теряет, потому что не бреется... Заходил Френкленд. Грозился подать в суд, потому что, видите ли, мои грязные ботинки оскорбляют его эстетические чувства и (здрасте!) политические убеждения. Я демонически рассмеялся ему в лицо. Ладно. Увидимся в суде. Достал с рудника резервный запас консервов на случай, если бы пришлось отсиживаться на Гримпенской трясине. Теперь я могу вымыть собаке лапы, потому что брюки уже безнадёжно испорчены... На обед и ужин копчёный язык. Пятница. Больше никаких консервов! По одной банальной причине - ночью собака залезла в шкаф и слопала их вместе с банками. Утром встретился Ватсон. Пробормотал что-то насчёт Минздрава и стрельнул у меня последнюю сигару. Днём пришла телеграмма от Бэрил. Она спрашивала, вымыл ли я окна и поменял ли занавески. Я демонически рассмеялся в телеграмму. Хоть это у меня действительно получается... Проблема с ванной. В ней дрыхнет собака. Впрочем, меня это уже не так беспокоит, потому что я перестал принимать ванну... Ночью пошёл на болота и украл обед у каторжника Селдена. Наконец-то еда! Бэрримор замахался на меня свечкой, но, увидев, на что похожи мои ботинки, упал в обморок. Суббота. Я чувствую себя совершенно разбитым. Даже бабочек ловить не хочется. Днём пошёл в хижину на болотах и украл обед у Шерлока Холмса. Это, конечно, приманка, и Лестрейд уже поджидал меня в засаде. Но я не промах: нацарапал на стене "Здесь был полоумный Селден" и смылся. Мортимер стал на меня нехорошо поглядывать. Наверно, думает, что я уже достаточно первобытный для того, чтобы заполучить мой череп. Всё, без собаки из дома не выхожу. Ночью приснилось, что я поймал на болоте циклопидеса и схрупал. Господи, прям объеденье! Воскресенье. Я чувствую, что пропадаю заживо. Мы с собакой раздражительны, сварливы, и от обоих разит болотом. На завтрак попробовал собачьи консервы. Ни собака, ни я не в восторге. НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ!!! Иначе и в самом деле попаду в коллекцию к Мортимеру. Последним усилием воли схватил собаку под мышку и рванул через болото в Кумб-Треси. Три часа спустя. Лорочка - чудо. Поняла без слов. Пишу эти строки в любимой пижаме её мужа, после трёх обедов и двух горячих ванн. Собака любуется на себя в зеркало. Лорочка помыла ей лапы и подкрасила её тушью с блёстками. Мне кажется, я нашёл идеальный способ решения хозяйственных проблем. А вы как думаете?

LaBishop: Лоттик Баскервилей пишет: Он, конечно, получился здоровый, с разворот "Таймс" (кто, кстати, мой "Таймс" ножницами порезал?), Лоттик Баскервилей пишет: Ну и не надо, я его кормить не собираюсь. Сам он корм собачий... Здорово, много классных хохм!!!

Рени Алдер: А мне понравились "подхваты" - про ботинки; и про "украл обед у" И вообще, в целом, - здОрово!!! Лоттик, Вы - просто Джером К. Джером какой-то... P.S. А еще... атмосфера такая... Мне как-то вдруг Степлтон стал родней и ближе... Чёрт, что со мной происходит?

Цепеш: Вот так начнешь изучать семейные потреты... (с)

Лоттик Баскервилей: Я автор с опасным свойством - если я опишу героя, читающая публика рано или поздно к нему проникается. Спросите хоть у Волколапочки.

maut: Лоттик Баскервилей пишет: КТО В МЕРРИПИТЕ ХОЗЯИН Навеяно фельетоном "Дневник домохозяина" Я как читавший оригинал могшу сказать что у вас получилось гораздо смешнее. И интереснее. Аффтар пеши исчо(с)

Лоттик Баскервилей: Один из признаков любви к герою для меня (и, боюсь, не только) - потребность совать его в нелепые и не всегда приятные ситуации со вкусом чёрного юмора. Выражаю робкую надежду, что меня не засунут в мешок и не спустят в Гримпенскую трясину... ОСТОРОЖНО - МИЛЫЕ ДАМЫ! Фанфик со вкусом чёрного юмора - 1 - - Эй, Стэплтон! - крикнул Ватсон. - Сдавайтесь по-хорошему! Из странного чахлого куста, именуемого девонширской развесистой клюквой, показались дуло пистолета и физиономия его хозяина. - Чёрта с два! Живым не дамся! - выпалил Стэплтон и вдруг, поскользнувшись, плюхнулся в жидкую грязь. - Ну что ж вы так... буквально? - сокрушённо вздохнул Лестрейд, перепрыгивая на соседнюю кочку. - Что ж теперь, ордеру на арест пропадать? Стэплтон довольно быстро понял, что шансы, мягко говоря, не совсем в его пользу. Точнее, совсем не в его. Грязь уже подбиралась к жилетному карману, а значит, минуты подержанных швейцарских часов были сочтены. А о том, что за этим последует, думать никак не хотелось. - Что будем делать, джентльмены? - спросил между тем Холмс, не выпуская трубки изо рта. - Вытащим или так оставим? - Разницы, в общем-то, никакой, - профессиональным тоном ответил Ватсон. - Все утопленники, в конечном счёте, погибают от удушья. - А на здешних болотах есть поговорка, - добавил Холмс, - пока тонешь в Гримпенской трясине, успеешь съесть ириску. "Меня бы и целый ящик не обрадовал", - почему-то подумал Стэплтон. Часы в кармане последний раз тикнули и сдохли. Это наводило на нехорошие ассоциации. - А может, вы меня всё-таки вытащите? - неуверенно намекнул он. - Я ж не виноват, это просто тупое животное поиграть хотело... А ваш Баскервиль первый начал! - Но женщины, Стэплтон! - укоризненно воскликнул Ватсон. - Ваша жена и миссис Лайонс! Как же вы им-то в глаза посмотрите? Стэплтон только что понадеялся на лучшее, но при мысли о женщинах он бы предпочёл заглотить целую пинту грязи. Всё-таки Бэрил была южанкой. Ещё вчера вечером, когда он охаживал её плёткой, она клятвенно обещала выцарапать ему глаза. А Лора... достаточно вспомнить, как её тонкие пальчики с острыми ногтями долбят по клавишам пишущей машинки, чтобы укорениться в мысли: по шею в трясине и то гораздо безопаснее. - Хм, Ватсон, а это дельная мысль, - вдруг оживился Холмс. - Значит, так, мистер Стэплтон: если вам надоело купаться в грязи, мы вам, так и быть, поможем, но при одном условии: мы передаём вас лично в руки миссис Стэплтон и миссис Лайонс. Думаю, это будет для вас заслуженным наказанием. - Согласен, - пискнул незадачливый претендент на баскервильские фунты, отплёвываясь от болотной жижи. На вкус она оказалась гораздо противнее овсянки. Холмс ухватил натуралиста за воротник, поднатужился и выволок на относительно твёрдое место. - Ай да вы! - подивился Лестрейд. - Кочергу разгибать труднее, - скромно признался великий сыщик. - 2 - Подталкивая перемазанного до ушей Стэплтона револьвером в спину, вся компания добралась до Меррипит-хауса, где на крылечке сидели миссис Стэплтон с Лорой Лайонс и "по-женски, за жизнь" пили кофе с валерьянкой. Приглядевшись, Бэрил едва не уронила чашку. - Мамочки! - охнула она, слетев по ступенькам. - Это где ж он у вас так извозился? Тут среагировала и Лора. - Щас я его отругаю, нет, поцелую, нет, покусаю, - запричитала она, - нашёлся, живой... Впервые за тридцать пять лет своей небезупречной жизни Стэплтон чуть было не разревелся. "А вдруг простили?.." - Дорогие леди, - торжественно объявил Холмс, - мы с Ватсоном подумали и решили передать этого субъекта... хм... на ваше полное усмотрение. Скотланд-Ярд даёт добро. - Даёт, даёт, - подтвердил Лестрейд. Стэплтон стоял между ними, как саркофаг, водружённый на-попа, и молча хлопал глазами. Он уже начинал жалеть, что пошёл на попятный. Дамы переглянулись и с пугающей синхронностью принялись на него надвигаться. - Какое совпадение чувств... - шёпотом прокомментировал Ватсон. - Неужто простят? Но его опасения не оправдались. В этот самый момент обе леди (доживи они до Олимпийских игр - все синхронистки удавились бы от зависти) с той же устрашающей одновременностью размахнулись и залепили Стэплтону с обеих сторон по пощёчине. Натуралист разинул рот и сел прямо на дорожку. Холмс довольно потёр руки. - Как я и предполагал, - заметил он. - Ну что, джентльмены, нам пора. - Имейте в виду, - предупредил на прощание Лестрейд, - это мера пресечения, так что следите, как бы не убежал. - От нас не убежит! - красноречиво сверкнула глазами Бэрил. - И отмойте его там как следует, - нежно посоветовал Ватсон. - 3 - Сидя в ванне и оттираясь половиной губки (другую половину слопала собака, когда он в первый раз смывал с неё фосфор), Стэплтон подумал, что, в общем, ещё дёшево отделался. "Ну, дадут ещё пару затрещин - можно и потерпеть, - рассуждал он. - Мы потерпим. А потом брошу их обеих и сбегу обратно в Коста-Рику. Придётся, правда, опять фамилию менять. На Янковского какого-нибудь. Шикарная фамилия. Только я к старой уже привык. "Стэплтон" звучит мировецки. Уж получше, чем Ванделер". Тем временем обе жертвы его не до конца определившейся индивидуальности и семейной жизни, прислушиваясь к шуму и плеску из ванной, пили вторую порцию кофе и строили планы дальнейших действий. - С чего начнём? - уточнила Лора. - Я ему глаза обещала выцарапать, - зловеще ответила Бэрил. - Отличная идея! А можно мне тоже? - Ну уж нет! Я первая это придумала! И вообще, он меня плёткой лупил! - А мне он жениться обещал! - А меня заставлял собаку на болоте кормить! - А меня вообще в преступление втянул! - И меня тоже! Дамы так увлеклись спором, что почти забыли о Стэплтоне. Поэтому, когда он, приведя, наконец, себя в порядок, заглянул в столовую, в него полетели только кофейник и сахарница. "М-да, всё не так-то просто", - сказал себе бывший Ванделер и будущий Янковский, снял с уха фарфоровую ручку от кофейника и снова поплёлся в ванную. - 4 - За два последующих дня ничего не изменилось. Бэрил и Лора продолжали цапаться за право осуществить страшную месть, и от этих диалогов у Стэплтона холодело в желудке. А пока что его физиономия приняла на себя почти весь фарфор, доставшийся в наследство от папочки Роджера. Дамы теперь пили кофе, варить который Стэплтону в виде исключения разрешалось, из походных кружек. Проводив глазами последнее блюдце, Лора, как истая англичанка, предложила пойти на компромисс и выцарапать каждой по одному глазу. Но Бэрил, эта знойная латиноамериканская натура, категорически отказалась. - Давай я глаза выцарапаю, а ты можешь что-нибудь другое. Например, нос откусить. "Хочу в болото!" - мысленно взмолился энтомолог. На третий день Стэплтон не выдержал и всерьёз задумался о самоубийстве. Он долго прикидывал и наконец остановился на благородном баскервильском варианте - залезть в собачью миску и ждать правосудия от фамильного четвероногого. Но тут оказалось, что миска ему мала. А потом с опозданием пришло в голову, что собака сидит на цепи в Баскервиль-холле, где Бэрримор кормит её овсянкой, запасы которой всё равно пропадают после безвременной кончины его шурина. Тогда Стэплтон решил утопиться. Но уже не в болоте, по которому мельтешили Холмс с Ватсоном, а в речке, пересекавшей дорогу на Баскервиль-холл. Дело было за малым - найти подходящий камень на шею, поскольку он всё-таки вырос на берегу Карибского моря. Отправиться за камнем пришлось опять-таки на болота, но там не водилось ни одного экземпляра мельче гранитного столба. На столбе сидел Шерлок Холмс, курил трубку и нехорошо посмеивался. - 5 - И так бы продолжалось ещё довольно долго, если бы однажды Бэрил, практичную, как и все замужние домохозяйки, не посетила кошмарная идея... - Знаешь, Лора, - сказала она однажды вечером, - что-то Джек у нас без дела пропадает. Стэплтон, сидевший в соседней комнате и крутивший ручку бронзовой кофемолки, разом навострил уши. - Тут сэр Генри в Гримпене школу открывает на дядюшкины денежки, - ворковала миссис Стэплтон, - может, пристроим Джека работать по специальности? - Это кем же? Учителем природоведения? - Не-е, - зловеще пропела Бэрил. - Зачем природоведения? Пусть преподаёт физику. - Физику? А он в ней понимает? - Кто его спросит! Знаешь, как трудно в деревне найти учителя физики? Он сам с этим намучился, ещё когда директором был! - А что, ты права! - обрадовалась Лора. - Пусть на практике объяснит, почему болото засасывает! Когда Стэплтон это услышал, у него в голове появилась только одна мысль: "НАДО ВАЛИТЬ ОТСЮДА". Он мысленно перебрал в памяти все дорогие его сердцу вещи - коллекцию бабочек (уж больно велика, не унесёшь), ботанизирку и зелёный сачок (нет, слишком приметные), кофемолку (надо было на шею привязать вместо камня, а теперь толку никакого), бесплатный свисток из собачьего питомника с Фулхем-роуд с надписью "Люби меня, как я тебя" - тяжело вздохнул и выскользнул из дома через заднюю дверь. Дорожка под его ногами, окутанная туманом, вела прямо в Баскервиль-холл. Именно по ней собака с таким наслаждением гоняла когда-то сэра Генри. Стэплтон уже собрался повернуть, как вдруг у него в голове начал помаленьку складываться беспрецедентно отчаянный план... - 6 - Если бы дворецкий Бэрримор продолжал свои ночные прогулки со свечкой в одной руке и овсянкой в другой, его взору предстало бы невиданное зрелище: в столовой портрет Хьюго снимал со стены портрет Хьюго. Хьюго номер один извлёк Хьюго номер два из рамы, свернул в трубку и сунул под лестницу. За портретом обнаружилась большая, в рост человека, ниша, где во времена Великого восстания нечестивый Хьюго, очевидно, хранил заначку. Приколотив раму на место и задрапировавшись в чёрную бархатную портьеру (которую стащил из кладовки), номер первый забрался в нишу и придал своей постной физиономии зловещее выражение. Единственное, о чём беспокоился Баскервиль-Ванделер-Стэплтон-Янковский - это собака, которая всё ещё жила на иждивении сэра Генри. Но всё-таки хотелось надеяться, что Баскервиль-холл - приличный дом и животных там к фамильным портретам не подпускают...

Цепеш:

Волколапочка: А потом в Баскервилль-холл наведалась милая дама Джоан Роулинг и написала про воинственный портрет сэра Кэдогана. Супер! Ну, как всегда!

Hudson Bay: Волколапочка пишет: наведалась милая дама Джоан Роулинг и написала про воинственный портрет сэра Кэдогана. а она могёт! страсть как могёт

maut: Рени Алдер пишет: А мне вот хотелось бы узнать: кто же в Меррипите хозяин? В смысле, как его зовут?.. В смысле, "имя, сест'а, имя!"... - Ты запыхался, Джек!(с) Вы это имели в виду или что-то другое?

Рени Алдер: maut пишет: - Ты запыхался, Джек!(с) Да, да, maut, это!!! Я такая бестолковая в плане имен... Спасибо, что подсказали. Я, правда, написав вопрос - потом краем глаза заметила у Лоттика в фанфике "Джека" и решила не беспокоить занятых людей... Но раз отозвались - наше вам Спасибо

Лоттик Баскервилей: Вот фанфик, задуманный как дружеский шарж и уже прошедший испытание "пеши-исчом" ВСТРЕТИЛИСЬ ДВА ОДИНОЧЕСТВА Посвящается Джоанне-Волколапочке в память о двух общих диагнозах Соседом по котлу оказался светловолосый молодой человек лет двадцати трёх, не слишком красивый, но, безусловно, харизматичный. Добавочную порцию дров (в наказание за неявку на утреннюю перекличку) он встретил с примечательным равнодушием. Когда однорогий чёрт, лениво толкая магазинную тележку, отправился на склад за серой, новый знакомый по-хозяйски облокотился на край своего котла и спросил: - За что проштрафился? - Да вот, за медузой-горгоной с сачком гонялся, - вздохнул Стэплтон. - Это бывает, - согласился сосед. - Насмотрелись "Спанчбоба", вот и гоняют животину почём зря... А ты что, - он показал рукой наверх, - на том свете бабочек собирал? - Спрашиваешь! У меня такая коллекция была! - Здорово, - не без зависти отметил сосед. - А я разве только лапки отрывал... - Ну, все мы с этого начинали... Стэплтону положительно нравился новый знакомый. Сам он в двадцать три года был, пожалуй, таким же - худой, белобрысый и целеустремлённый. - Давно ты здесь? - поинтересовался он. - Да уж не вчера приехал, - был ответ. - С тыща шестьсот... а, ну да, сорок девятого года. - Ого! Слушай, а ты не знал одного типа... Хьюго Баскервиль по фамилии? - Баскервиль, Баскервиль... - новый знакомый загадочно хмыкнул. - Да вроде нет. А он тебе что, родственник? - Ну... типа того. Я тоже Баскервиль. Хотя, вообще-то, когда помер, меня звали Стэплтон. - У меня тоже была куча фамилий, - ностальгически вздохнул молодой человек. - Удобно, только путаешься. Чёрт возьми, ну мы с тобой даём! Даже не познакомились! Тебя по имени-то как? - Джон. Для своих - Джек. - И меня тоже. Джон Френсис Винтер. Можно просто Мордаунт. - Надо было сразу сказать. Пусть бы однорогий желание загадал, что ли... - С каких это пор мы такие добрые? Смех прозвучал так дружно, что в соседний бесхозный котёл грохнулась с потолка парочка летучих мышей. - Слушай, - поинтересовался Стэплтон, переведя дух, - а зачем тебе столько фамилий? Тоже школу ликвидировал? - Да я бы и одной обошёлся, - покачал головой Мордаунт, - когда б не дядя. Выжил меня из дома, старый жлоб, понимаешь? - Да уж понимаю. - А тебя что - тоже дядя выжил? - уточнил Мордаунт, похоже, с некоторым беспокойством. - Не меня. Папу. В Южную Америку, представляешь? Ни бифштексов, ни кексов, и все поголовно в белых штанах. Бабочки, правда, красивые летают. Но папа мой там помер. Ну ничего. Зато я дядюшку собакой застращал до смерти. - Это ты хорошо придумал, - одобрил Мордаунт. - А я со своим проще рассчитался: маслину в лоб - и готово. - Ну, у вас тогда всё было проще... А то у нас, понимаешь, гениальных сыщиков развелось... Оба помолчали. - А можно нескромный вопрос? - осторожно поинтересовался Стэплтон. - Меня терзают смутные сомнения... Ты часом не утоп? Мордаунт аж присвистнул: - Нет, скажи, как ты это делаешь? - Значит, угадал? - У-у, это целая история, - сообщил Мордаунт. - Представляешь, плыву по Ла-Маншу, никого не трогаю, а тут на меня один с ножом... Безобразие, а? Я, правда, его на минированной фелуке хотел прокатить... - тут он чуть-чуть покраснел. - Но всё равно, меня из-за этого столько тут мариновали! Никак не могли решить, какую причину смерти мне в личное дело занести - утопление или тяжкие телесные. Бюрократы. - Ну, наверное, в Ла-Манше - это не так плохо, - согласился Стэплтон. - Меня вон в Гримпенскую трясину засосало. Мордаунт состроил подчёркнуто невиннную гримасу: - Что, взасос? - Ну у вас тут и остроты с тыща шестьсот сорок девятого! Как у старины Хьюго. Приятного мало, конечно, зато куда нужно быстро доставили. Сам знаешь, было бы болото, а черти найдутся. Неожиданно идиллия была прервана возвращением уже знакомого читателям однорогого чёрта с полной тележкой серы. - Разговорчики в котлах! - прикрикнул он и лениво щёлкнул бичом. - На серный душ и забивание гвоздей в пятую точку - стррройсь! - Чёрт, как невовремя... - вздохнул Мордаунт. - Ну ничего, я тебе в другой раз про маму расскажу. А может, и познакомимся. Она у меня сестрой-хозяйкой в блоке для обезглавленных. Может мышьяком на халяву угостить. А пока - мы потерпим? - Мы потерпим, - согласился Стэплтон.

irussia: Хи-хи-хи... [эт я демонически подхихикиваю...]

Цепеш: кажется, у меня очередной любимый второстепенный персонаж - однорогий черт! Вот, в кого, оказываеся, вырастют бесята из команды растопки...

Рени Алдер: "Здравствуй, дорогой Джек! Не думала, что когда-нибудь смогу тебе написать... Знаешь, мне раньше так много хотелось тебе сказать!.. Но в твоем присутствии я всегда как-то робела... могла лишь преданно заглядывать тебе в глаза... я и сейчас еще... немного... по привычке... Ты всегда так много значил для меня; ты был моим ВСЕМ – отцом (которого я не знала), матерью (которую я не помню), богом и дьяволом, лучшим другом и верховным судьей... – весь мой мир был в тебе. Знал ли ты это? Конечно, знал. Ведь ты очень умный. Ценил ли?.. Чем я была для тебя, Джек? Игрушкой, послушным орудием в твоих руках... Да... В твоих теплых, ласковых руках, в твоих пахнущих домом ладонях – домом, которого у меня никогда не было... И теперь все они – и доверчивый сэр Чарльз, и подонок Сэлден, и любвеобильный сэр Генри – все они на моей совести! Хотя – какая совесть?.. Когда ты брал мою голову в ладони и смотрел мне в глаза – я забывала всё! Ничто не имело значения. А ведь я вовсе не злая, Джек!.. В детстве, когда я жила на ферме среди щенков, котят, утят, барашков, у меня было множество друзей и подружек, мы весело играли, и я радовалась каждому дню... А однажды я даже спасла маленького желтого цыпленка, упавшего в пруд! Куда – и когда - всё это исчезло?... Я... Нет, я не упрекаю тебя, Джек! Как я могу упрекать тебя теперь, когда ты лежишь на дне такой холодный и одинокий, когда твои легкие заполнены этой зловонной жижей, а твои глаза видят только мрак... Я прощаю тебе всё: и мои одинокие холодные ночи, в то время как ты сидел с женой у камина, попивая свежезаваренный кофе; и эту ужасную мазь, от которой у меня даже сейчас, кажется, чешется вся морда и слезятся глаза; и глупого веселого Снуппи, которого ты пристрелил, чтобы он, не дай бог, не привел ко мне своего хозяина; и все те шесть пуль, которые так навсегда и остались в моем совсем еще не старом теле... Прощай, мой любимый, мой единственный, мой Хозяин... P.S. ...Ты ведь никогда не задумывался, куда попадают души убитых собак, правда, Джек?"

Лоттик Баскервилей: Рени Алдер Божественно!!!!!!

Рени Алдер: Лоттик Вообще-то мне сегодня сказали: "Мрачно!" Что, правда так мрачно? Если что - я не хотела!.. Мне просто уже пару месяцев хотелось написать письмо от собаки к Стэплтону. А вот вчера само собой написалось, вот такое; я правила, сколько смогла; а потом махнула рукой и выложила Кстати, муж сказал, что, по его мнению, не нужен постскриптум, и что из прощания нужно было убрать все слова, кроме "хозяин". Но мне показалось, что собака должна прощаться именно так. А по поводу постскриптума - я просто не могу объяснить. Так что, если что - критика принимается. Здоровая и нездоровая

Лоттик Баскервилей: Рени Алдер Я вообще по-иному воспринимаю загробную тематику. Меня ваша история реально тронула до слёз. И вообще, в вопросах, касающихся Стэплтона и его Собули - я псих, но не авторитет. А насчёт Собаки... Вы читали Семёнову? Вот и мне верится, что все животные попадают на седьмое небо, где живут их первопредки, в частности, Старший пёс. Он приласкает Собаку, слизнёт с неё фосфор, а потом ей сошьют новую чёрную шубку и опять вернут на землю кругленьким толстолапым щеночком.

LaBishop: ...попадает заблудившийся человек ночью на болоте в какой-то полуразвалившийся сарай, радуется, хочет там переночевать. Разводит костер, пожевал каких-то ягод... Съежился на полу и вдруг видит перед глазами это самое письмо собаки, нацарапанное когтями на полу. Вот тут-то и призадумаешься - "куда попадают души убитых собак"...

Рени Алдер: Лоттик Баскервилей пишет: Вы читали Семёнову? Вот и мне верится, что все животные попадают на седьмое небо, где живут их первопредки... Не-а, не читала. И понятия не имею, куда попадают животные. Но почему-то очень захотелось спросить... LaBishop пишет: Съежился на полу и вдруг видит перед глазами это самое письмо собаки, нацарапанное когтями на полу.А вот теперь и мне стало не по себе...

Цепеш: М-дэ... В "Правде" Пратчетта во время "допроса" Ваффлза (терьер Витинари, 16 лет) есть примечатеьный момент, когда Ваффлз называет хозяина Богом (именно так, с большой буквы).

Lady L: Рени, спасибо!!! Письмо получилось таким нежным и грустным... Даже не знаю, как все сказать, наверное хочется на болота, и чтобы ночь и луна, и Собака чтобы выла... В какой-то книге, сейчас к сожалению не помню какой именно, один человек говорил, что на войне ему больше всего жаль, когда убивают лошадей и собак, потому что они ни в чем не виноваты...

Лоттик Баскервилей: Lady L Именно поэтому я ненавижу "Белого бульдога" Акунина, потому что интрига построена на убийстве животных. К людям в этом жанре привыкаешь, но вот смерть животного - это всегда кажется несправедливым.

Lady L: Лоттик Баскервилей Мы в ответе за тех, кого приручили (с)...

Рени Алдер: Lady L пишет: Рени, спасибо!!! Lady L, пожалуйста! И спасибо - тоже : интересно было узнать о Вашем впечатлении. Тем более, что не далее как сегодня мне сказали, что в письме есть не только грусть, но и ненависть. И мстительность Все же никогда не перестану удивляться, насколько по-разному разные люди воспринимают одинаковые буквы... P.S. А людей я всё равно люблю больше, чем зверьков... Цепеш Мне льстит Ваша аналогия... [в сторону, задумчиво] Вот уж не думала, что вампиры читают Терри Пратчетта...

Lady L: Рени Алдер Рени Алдер пишет: не далее как сегодня мне сказали, что в письме есть не только грусть, но и ненависть. И мстительность Может быть не ненависть и мстительность, а ревность, безудержная ревность. Когда ревнуешь весь мир к Нему, такому дорогому, такому любимому. Может быть и ненависть, но только по отношению к тем, кто каждый раз заставляет его уходить..?

Рени Алдер: Lady L Интересно... Да, собакам ведь очень свойственна ревность... Спасиб за новый угол зрения

Lady L: Рени Алдер Всегда пожалуйста! Вы, дорогая Рени, главный форумный психолог, а я, если можно так выразиться, собачий психолог (или может быть псих)... В общем уже 5 лет я временами обитаю при одном ведомственном кинологичнском питомнике...

Лоттик Баскервилей: Новый фанфик. Тапками не бить, Лоттик переел сгущёнки. Настроение соответствующее.

Лоттик Баскервилей: ОСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ СТЭПЛТОНОМАНИИ Гримпенский отдел Министерства Здравоохранения Ливановского-и-не-только Холмсомола предупреждает о наступлении осеннего обострения стэплтономании. Данное заболевание выражается в смещении этической полярности при чтении "Собаки Баскервилей" и просмотре её экранизаций на 180 градусов. В текущем году затянувшееся обострение спровоцировано аномально тёплым и дождливым концом осени, в связи с чем средняя полоса России по климатическим условиям уподобилась графству Девоншир. Стэплтономания в острой форме проявляется в критическом, а порой и агрессивном восприятии канонической развязки конан-дойлевского сюжета. Невзирая на научный подвиг нашего стэплтоноведа О. Янковского, героически прыгнувшего в болото, а также многих его зарубежных коллег, больные упорно выдвигают и поддерживают альтернативные варианты развития событий, нередко в беллетристической форме. Не менее значимым симптомом является активный поиск изображений кумира, а в случае их отсутствия - создание таковых при помощи генератора аватаров. При этом у некоторых больных, преимущественно женского пола, отмечена тенденция помещать рядом со Стэплтоном себя, причём в костюме бабочки. О замутнении сознания и снижении общего уровня критичности свидетельствует также восторженная вера в рекламные слоганы. Стэплтономаны безоговорочно соглашаются с тем, что Стэплтон а) является в корне новой защитой от кариеса, б) поможет бросить курить и в) демонстрирует новый взгляд на старые легенды. С меньшим энтузиазом воспринимаются те факты, что Стэплтон подходит для очистки стёкол и признан фаворитом среди колготок. Однако стоит отметить, что осеннее обострение стэплтономании имеет неоспоримые плюсы, прежде всего - для недобросовестных работников жилищно-коммунального хозяйства. Находясь в острой стадии заболевания, стэплтономаны спокойно реагируют на задержку парового отопления, полагая, что источником болотного холода является любимый ими образ, а также не предъявляют претензий к строительным бригадам, перекапывающим дворы и детские площадки до кондиции Гримпенской трясины.

Luna: Лоттик Баскервилей признайтесь, Великий С. через Вас передаёт нам сигналы в мозг?.. Дело в том, что обнаружила у себя практически все признаки стэплтонопомешательства и даже горжусь этим! И еще я верю в существование мотылька Ванделера...

Лоттик Баскервилей: Luna Ну, у меня есть хорошая подруга, она однажды написала фанфик, как призрак Стэплтона диктовал мне мемуары. Но в последнее время я убеждаюсь, что это был не призрак...

Luna: Лоттик Баскервилей Но в последнее время я убеждаюсь, что это был не призрак... Вот-вот, и я о том же. У меня особо острая нехватка Стэплтона по утрам: не умею я варить кофе...

Лоттик Баскервилей: Luna А я не умею его пить. Так что страдаю не меньше)

Luna: Лоттик Баскервилей *моя напевает* ка-а-а-ак нам нужен Стэплтон... как ну-у-у-ужен... Лоттику Баскервилей - Кайдановского, а Луне - Янковского, или наоборот. Почему Бэрил и Лора такие дурочки, скажите на милость? Кажется, наш дальнейший разговор перейдет в Холмсогон)

Лоттик Баскервилей: Luna Точнее - в Оффтопскую трясину...

Luna: Лоттик Баскервилей если там встретится хороший проводник - я не против и в ОТ...

Лоттик Баскервилей: С мистером С. в сердце нигде не страшно))) Ой, заговариваемся... Ещё один симптом обострения)

Luna: Лоттик Баскервилей о да!!! Только думаю теперь, куда выложить , чтобы не получить предупреждение)

Лоттик Баскервилей: Luna Дайте я вас расцелую! Нельзя забывать о Янковском А у меня всегда получался блондин))) Это парадный костюм по случаю Хэллоуина)

Pinguin: Лоттик Баскервилей пишет: предупреждает о наступлении осеннего обострения стэплтономании. Думаю, теперь уже не страшно. Ведь уже зима.

Рени Алдер: Pinguin пишет: Ведь уже зима. Только не по юлианскому календарю... Лоттик, у Вас в запасе еще почти неделя

Gem: Интересно, у собаки Боскервиллей была кличка? А то без неё как-то несолидно и неуважительно. Давайте устроим конкурс кличек

Лоттик Баскервилей: В фанфике, который я сейчас пишу, собаку будут звать Хьюго) Но там он мальчик, а мне интуиция всё-таки подсказывает, что собака Б. была девочкой.

Лоттик Баскервилей: Pinguin пишет: Думаю, теперь уже не страшно. Ведь уже зима. Так всю осень Лоттик излучал и изучал обострение!

Luna: Лоттик Баскервилей так я и думала - как же сделать (первоначально были малфоевская прическа и рот до ушей). Но голос с Ю-Туба прошептал про выпь, и я поддалась. Парадный костюм - Устал я греться у чужого огня, Но где же сердце, что полюбит меня, Живу без ласки, боль свою затая. Всегда быть в маске - судьба моя! А у нас тоже всегда было много споров про пол несчастной Собачки... Я думаю, что девочка, но почему бы и не побыть животному Хьюго? (У АКД ничего не сказано на сей счет.) Кстати, Лоттик Баскервилей, благодаря Вам я зову ее Боськой) Зимой будет Стэплтонообморожение...

Hudson Bay: Лоттик Баскервилей пишет: В фанфике, который я сейчас пишу, собаку будут звать Хьюго) Но там он мальчик, а мне интуиция всё-таки подсказывает, что собака Б. была девочкой. Главное чтоб собаку звали не Берил Есть предложение назвать собаку Эсмеральдой - эдакий Степлтон, перечитавшийся Гюго.

Pinguin: Назовите её Эмма. Ну или Гектор (какая разница!). Зато можно будет написать трактат "Как рассуждал Стэплтон".

Лоттик Баскервилей: Pinguin Это напоминает популярную игру с песнями "Как рождалась первая строчка".

Pinguin: Лоттик Баскервилей Первая строчка песни совсем не обязательно первая.

Luna: Не знаю опять же, куда поместить(( На photobucket.com создала собственную "Theme" для альбома, вот результат: - это в списке тем для альбомов - а так на деле

Лоттик Баскервилей: Бэрил очень симпатичная)) А Стэплтон - я уже выражала восхищение)))

Luna: Лоттик Баскервилей думаете? У нее, правда, один недостаток - рот не закрывается ОТ. Отмечали вчера ДР Ватсона Виталия Мефодьевича троекратным просмотром?

Лоттик Баскервилей: Luna Эхх... Только фанфики перечитала, никак не добью песню о Ватсоне.

Luna: Лоттик Баскервилей А у меня сегодня было приподнятое настроение (врач выписал наконец-то), прыгаю от радости и вдруг неожиданно посещает мысль: Как Стэплтон выбрался из трясины? Элементарно. За косу! А у меня что-то ничего про С. не пишется, только картинки рисую...

maut: Luna пишет: Элементарно. За косу! Правильно! Каждый здравомыслящий человек просто обязан сделать это.

Hudson Bay: Luna пишет: Как Стэплтон выбрался из трясины? Элементарно. За косу! как вы догадались?

Лоттик Баскервилей: Эта гипотеза посетила меня ещё в момент пришествия на форум. Тема Cyclopides Отсюда вывод: каждый стэплтономан доходит до сего открытия самостоятельно и интуитивно)))

Pinguin: Luna пишет: А у меня сегодня было приподнятое настроение (врач выписал наконец-то) Мне бы такого врача, который бы выписал такую полезную вещь...

Luna: maut наверно, и я тоже тогда? Hudson Bay "Ва-атсон..." Лоттик подтвердит: я же стэплтономан!!! Pinguin Врач-то как раз у нас отвратительный, но Ваш комментарий снова оказал это волшебное действие (поднятие настроения)! Лоттик Баскервилей "- Наша страна - маленькая. - Да, но история ее похожа на все другие. И это меня радует". В общем, теперь меня можно считать истинным почитателем Стэплтона)) Меня возмущают матушкины слова: "Убери сию же минуту эту мерзость... Какой-то отрицательный персонаж с гадкой ухмылочкой". Это она про фотографию С. на рабочем столе! Бабский бред мой, да.

Лоттик Баскервилей: Luna Маму надо лечить! Лучше всего привязать к креслу и устроить насильственный просмотр самых любимых сцен Собаки с параллельным вливанием кофе. В сцене же на трясине рекомендую нарезать у мамы под носом сырой лук.

Hudson Bay: Лоттик Баскервилей пишет: Маму надо лечить! Лучше всего привязать к креслу и устроить насильственный просмотр самых любимых сцен Собаки с параллельным вливанием кофе. В сцене же на трясине рекомендую нарезать у мамы под носом сырой лук. Лоттик Баскервилей, рецепт просто суперр! правда майн муттер и так Степлтону предпочитает разве что самого ШХ.

Лоттик Баскервилей: Hudson Bay Поздравляю с замечательной муттер!

Hudson Bay: Лоттик Баскервилей спасибо!

Luna: Лоттик Баскервилей какой прекрасный рецепт, спасибо!!! И еще направлять, по ходу действия: "Вот Михалков будет клеиться к Бэрил, а сейчас прибежит наш любимый... Мама, посмотри внимательно, как он жестикулирует! Да, выпей еще кофе, а потом я тебе распечатаю циклопидисов и еще несколько замечательных экземпляров". Hudson Bay присоединюсь к Лоттику. У каждого стэплтономана должна быть такая мама, а если нет, надо методично воспитывать и приучать к прекрасному - бабочкам, болотам, большим весёлым собачкам, отважным и обаятельным энтомологам...

Luna: Давно не появлялась... Но у меня такая радость: подруга на Новый Год подарила рисунок По мотивам нашего с ней разговора о Великом С. и генераторе слоганов.

Лоттик Баскервилей: Муррррр))) На этот раз Стэплтон напомнил мне Джедайта из той же бессмертной сэйлормуньки...

Алек-Morse: Сойдет за фанфик о Степлтоне? (долго думал в какую тему отправить) Моё творчество: ...шла собака Баскервилей по роялю... и сосала тушку бедный, бедный Йорик Тузик бедный, бедный Йорик Снуппи как же славно лаял ты мама, мама! что мы будем делать? у нас нет холмсова пальта!

Лоттик Баскервилей: Алек-Morse Я представила себе Холмса, аккомпанирующего этому творению на скрипке...

Сыщик: Лоттик Баскервилей пишет: Я представила себе Холмса, аккомпанирующего этому творению на скрипке... У Ватсона прикольней получилось бы.А так вообще лучше под выстрелы Webly Scott 38

Рени Алдер: Алек-Morse пишет: ...шла собака Баскервилей по роялю... и сосала тушку Алек, Вы это... Вы опять пробовали осаждать гемоглобин? а получилась марихуана?.. А вообще - давно я не читала ничего столь экспрессивного Прямо мороз по коже...

Hudson Bay: Алек-Morse , "да, это от души"(с)

Алек-Morse: Рени Алдер пишет: Алек, Вы это... Скрытый текст Вы опять пробовали осаждать гемоглобин? а получилась марихуана?.. "Как эксперимент это интересно" (с) Просьба, не воспринимать эту фразу как руководство к действию... спасибо за реплики (кланяюсь). Но это чистая импровизация. Когда вдохновение посетит меня в следующий раз - одному холмсо-Гону известну

Лоттик Баскервилей: Минифик о том, как рождаются гениальные замыслы. ДУШИ ПРЕКРАСНЫЕ ПОРЫВЫ Усердное не по разуму августовское солнце зарумянило курчавый вереск на склонах холмов. Дымок от костра поднимался к небу, вплетаясь в сиреневатые сумерки. - Ну что, - сказал доктор Мортимер, - пожалуй, сегодняшнюю прогулку можно считать удачной? - Пожалуй, - согласился Стэплтон. Он лежал на спине, сложив руки за головой и провожая глазами похожее на мотылька облако. - Но всё же таких бабочек, как в Гримпенской трясине, я у вас нигде не видел. - Вы там поосторожнее, знаете ли, - предупредил Мортимер. - Вы не первый пугаете меня несчастными лошадьми. Одну-две тропинки я уже там нашёл... Мортимер подбросил в костёр охапку пересохшего камыша. - Да нет, дело не в этом. Вы бы лучше у сэра Чарльза спросили - он бы вам такого наговорил! - А что, сэр Чарльз тоже знаток торфяных болот? Вот уж не подумал бы... - Скорее наоборот. Честно говоря, он их до смерти боится. Где-то в тростниках бухнула выпь. - Вы ведь, наверное, уже слышали легенду о собаке Баскервилей? - Хм... кажется. Привидение с Гримпенской трясины, да... А при чём здесь это? - Так дело в том, что бедняга сэр Чарльз верит в эту чёртову легенду. Шутки шутками, а с заходом солнца он на болота - ни ногой. Стэплтон многозначительно хмыкнул. - Я, собственно, для чего рассказываю, - доктор пододвинулся поближе. - В Лондоне я изучал кое-что о фобиях. И у меня тут возникла одна идея, как помочь сэру Чарльзу. - Ну-ну, - Стэплтон приподнялся на локте, нашаривая портсигар. - Так вот, - увлечённо заговорил Мортимер, - в нашем случае, как мне представляется, следует лечить подобное подобным. Вот представьте себе: выходит сэр Чарльз вечером на прогулку, а к нему подбегает собака - лучше всего большая, чёрная, как в легенде - и подаёт лапу! Или просит почесать живот. Одним словом, показывает, что бояться её нечего... Стэплтон! Вы там заснули, что ли? Стэплтон так и лежал в той же позе, со спичечным коробком в руке и незажжённой сигарой в зубах, искоса глядя туда, где над Гримпенской трясиной сгущался туман. - А... хм... многообещающая идея, - отозвался он, выплюнул откушенный кончик сигары в костёр и закурил, пуская кольца дыма в густую вечернюю синеву. - Вот и я говорю, - продолжал Мортимер и потрепал по ушам подбежавшего спаниеля, - жалко, что Снупи мой мелковат...

irussia: Хорошооооо. Почувствовала дымок костерка.... Мне даже мысль пришла - не переписать ли нам Собаку заново? Так сказать взгляд из Девоншира - как всё происходило с точки зрения местных жителей... ...Как приехали чудаковатые сыщики - один хлеще другого... По одной главке от каждого персонажа (или группы): Бэрримора с супругой, начальника почты, Френкленда, Лоры и т.д. и т.п.

Лоттик Баскервилей: irussia пишет: Мне даже мысль пришла - не переписать ли нам Собаку заново? Так сказать взгляд из Девоншира - как всё происходило с точки зрения местных жителей... ...Как приехали чудаковатые сыщики - один хлеще другого... Угу) Ни костра развести, ни бабочку поймать)))))

Irene: Лоттик Баскервилей Приятная зарисовка, спасибо! Только я запуталась, когда попыталась представить себе как же именно Степлтон лежал, приподнимался на локте, в этой позе застывал и смотрел куда-то искоса, а потом закуривал сигару в этой же позе. Но это я, наверное, никогда не курила сигары, лёжа у костра, поэтому и представить не смогла. А настроение создается.

maut: Лоттик Баскервилей Браво! Такой теплый фанфик.... просто захотелось скорее на дачу, разжечь костер.... irussia пишет: Мне даже мысль пришла - не переписать ли нам Собаку заново? Так сказать взгляд из Девоншира - как всё происходило с точки зрения местных жителей... Смелая и интересная мысль.... Пора создавать кладбище интересных идей форумчан... Irene пишет: Только я запуталась, когда попыталась представить себе как же именно Степлтон лежал, приподнимался на локте, в этой позе застывал и смотрел куда-то искоса, а потом закуривал сигару в этой же позе. Но это я, наверное, никогда не курила сигары, лёжа у костра, поэтому и представить не смогла. А вот курить сигару можно в любой позе. Ну хорошо, почти в любой.

Старлетка: Лоттик Баскервилей, получилось как всегда - просто замечательно! maut пишет: Пора создавать кладбище интересных идей форумчан... Не очень оптимистичное название... но идея хорошая

Рени Алдер: Лоттик Баскервилей Просто понравилось. Даже неохота комментировать irussia пишет: По одной главке от каждого персонажа (или группы): Бэрримора с супругой, начальника почты, Френкленда, Лоры и т.д. А от начальника почты могло бы здорово получиться!.. В виде разговора с женой за ужином, например

irussia: maut пишет: Пора создавать кладбище интересных идей форумчан... Я поняла Вас, maut. Но вот если бы я умела так "вкусно" писать как Лоттик, то взялась бы. А так я только дискредитирую идею.

irussia: Рени Алдер пишет: А от начальника почты могло бы здорово получиться!.. В виде разговора с женой за ужином, например Ага. У меня в голове уже пронеслась куча мелких эпизодиков. Как кто-нибудь с холма наблюдает первую встречу Ватсона и Степлтона. Или например, что вся округа знала (ну может кроме некоторых ключевых персонажей), что на болотах живёт Холмс и беззлобно потешались над такой экстравагантностью. И сочувствовали. Или просто, как судачат о последних новостях из жизни лондонских сыщиков и наследника.

Михаил Гуревич: irussia пишет: Мне даже мысль пришла - не переписать ли нам Собаку заново? Так сказать взгляд из Девоншира - как всё происходило с точки зрения местных жителей... ...Как приехали чудаковатые сыщики - один хлеще другого... Типа "Розенкранц и Гильденстерн Стэплтон и его собака мертвы".

Irene: maut пишет: А вот курить сигару можно в любой позе. А закуривать?

LaBishop: Старлетка пишет: получилось как всегда - просто замечательно Совсем всегда "просто замечательно" получаться ни у кого не может [зловредно хихикает]. Но в этот раз определенно зачетно! А доктор Мортимер в фанфике - такой нереально безумный фантазер, класс! Странно, что он не предложил Стэплтону, раз уж "Снупи мелковат", сшить костюм большой черной собаки и в нем попрыгать на сэра Чарльза, попросить почесать животик!

Elfia: Лоттик Баскервилей, это у Вас очень хорошо получилось, такая сразу тихая атмосфера создается этих теплых августовских вечеров, её так не хватает сейчас. И как замысел, небольшая предыстория ко всем событиям, что произойдут в "Собаке", тоже удачно. LaBishop пишет: А доктор Мортимер в фанфике - такой нереально безумный фантазер А мне и раньше почему-то тоже казалось, что есть в нём нечто такое...

Hudson Bay: Лоттик , великолепно!

Лоттик Баскервилей: Кроссоверная сказка с Гарри Поттером) УРОКИ ПРОФЕССОРА СТЭПЛТОНА Нелепо, смешно, безрассудно, безумно, Волшебно... Очередной пары по магическим существам четвёртый курс ждал без особого энтузиазма. Домашнее задание - написать полтора свитка о психолингвистике флоббер-червя - не выполнил никто, кроме Гермионы. - Может, Хагрида всё-таки заберут в азкабанник за пьянку? - мечтательно озвучил робкую надежду половины курса Драко Малфой. Гарри молча показал ему кулак. - Атас! - подпрыгнул Рон. - Снейп грядёт! Прячьте Невилла! По тропинке к выгону действительно приближался профессор Снейп. Причём не один, а в сопровождении невысокого блондина в серой мантии и соломенной шляпе. - Первый раз его вижу, - проворчал Малфой. - И что, этот хмырь будет у нас заменять? - Внимание, четвёртый курс! - провозгласил Снейп. - Так получилось, что профессор Хагрид... хм... по личным причинам не сможет провести сегодняшнее занятие - равно как, вероятно, и несколько последующих... Поэтому его сегодня заменяет профессор Стэплтон. Прошу любить и жаловать. От студентов не ускользнуло, что Снейп настроен был чуточку благодушнее обычного и что от него пахло крепким кофе. Он что-то сказал на ухо новому преподавателю и заспешил в сторону замка. Гриффиндорцы и слизеринцы с любопытством разглядывали нового профессора. Первой некстати заговорила Гермиона. - Профессор, - она подняла руку, - нам на сегодня задавали... - Кхм, - Стэплтон откашлялся, - у нас мало времени, так что домашнее задание проверять не будем. Стройтесь в пары - и за мной. Гриффиндорцы шёпотом изобразили "детский крик на лужайке", после чего вся ватага зашагала вслед за новым преподавателем к опушке Запретного леса. - Интересно, кого мы будем проходить? - спросил Гарри у Рона, но в этот момент из травы вспорхнула пёстрая мохнатенькая бабочка. Глаза профессора Стэплтона тут же загорелись азартом. Он жестом остановил класс, выхватил из рукава палочку и провозгласил: - Акцио циклопидес! Через секунду бабочка уже трепыхалась на его ладони. - Дилетантство, конечно, - вздохнул профессор, сажая добычу в стеклянную банку, извлечённую откуда-то из-под мантии, - но, когда нет сачка, сгодится и магия. - Мы что, бабочек ловить будем? - поджал губы Малфой, а Крэбб и Гойл заржали. Стэплтон пропустил комментарии мимо ушей и углубился в лес. Тропинка, вьющаяся между сосен, казалась совсем незнакомой. Вскоре под ногами захлюпало, а минут через десять процессия остановилась на краю мрачного на вид болотца, над которым стлался туман. - У-у... - разочарованно протянул Рон. - Болото... Мы фонарников уже в прошлом году проходили! - Могли бы и предупредить, - надулась Пэнси Паркинсон, - мы бы сапоги резиновые надели... - Значит, так, - объявил Стэплтон, - добровольцы и те, у кого хвосты за прошлый месяц - пойдёте со мной. Остальные остаются здесь и изучают циклопидеса. В числе добровольцев оказались, как водится, Гарри с Роном и Герминой, а в задолженники угодили Крэбб с Гойлом. - Ну что ж, - протянул Малфой, - бабочки, в общем-то, не такие уж и скучные... - А ваша кандидатура, мистер Малфой, не обсуждается, - прервал его Стэплтон, - вы пойдёте в болото. Нам будет нужен аристократ. Малфой уныло вздохнул, но слово "аристократ" ему явно польстило. Профессор Стэплтон тем временем пошептал над своей палочкой, и она вытянулась до размеров приличного шеста. Затем проделал ту же операцию с палочками студентов. - Внимание! - строго объявил он. - Идём осторожно, след в след, обязательно пробуем почву шестом. Имейте в виду - палочка сохраняет свои свойства, так что без розыгрышей. Он потыкал сильно увеличенной палочкой в ближайшую к берегу кочку и ловко перепрыгнул на неё. У палочек оказалось весьма приятное свойство: если кто и умудрялся сойти с тропы, как магический шест начинал мигать и попискивать. Поэтому переход через болото обошёлся без жертв, не считая Невилла, которого угораздило-таки оступиться и вымокнуть до колен. Наконец вся группа оказалась на островке твёрдой земли, посреди которого торчал подгнивший бревенчатый сарай. - Ещё раз внимание, - предупредил профессор Стэплтон. - Всем стоять спокойно и не делать резких движений. Мистер Малфой, подойдите сюда. Мне понадобится ваш башмак. Малфой не без труда удержал челюсть от падения: - Это ещё зачем? - Потому что вы аристократ, - не терпящим возражений тоном ответил Стэплтон. - Снимайте башмак. Малфой недоумённо похлопал ресницами и развязал шнурок. После чего запрыгал на одной ножке обратно в строй. Держа в вытянутой руке светло-серый ботинок Малфоя, профессор Стэплтон сделал несколько шагов вперёд и отмочил новую неожиданную штуку: вложил два пальца в рот и пронзительно свистнул. Дверь сарая распахнулась, и наружу выскочила невиданных размеров чёрная собака. Её глаза метали искры, а шерсть отливала зеленоватым призрачным светом. Зверюга обрадованно тявкнула навстречу профессору, понюхала башмак и остановилась, с любопытством разглядывая будущих магов. - Опаньки, Сириус! - прошептал Гарри, толкая Рона. - Только почему светится? - Итак, перед вами собака Баскервилей, - провозгласил Стэплтон. - Эндемик. Обитает на торфяных болотах графства Девоншир. Ведёт ночной образ жизни. Питается аристократами... В этот момент лекция была прервана самым вопиющим и неподобающим образом. Едва услышав последние слова, Малфой взвыл благим матом "Мама!" и, невзирая на отсутствие одного ботинка, сиганул прямо в трясину, разом провалившись по пояс. - Спокойно... ч-чёрт! Всем стоять! Стэплтон подхватил свой шест и бросился выручать подопытного аристократа. Собака обеспокоенно заскулила и в несколько прыжков оказалась рядом с Малфоем. Вот уж чего делать не следовало! При виде неё Драко завизжал как резаный и начал брыкаться, отчего, понятное дело, проваливался ещё глубже. Однако положение спас не Стэплтон и не собака, а не кто иной, как Невилл Лонгботтом. Обеими руками схватившись за шест, он со всего маху треснул им об землю и завопил: - Акцио Малфой!!! Утопающий Малфой с громким чпоканьем вылетел из трясины и, описав в воздухе параболу, приземлился рядом с Невиллом, приклеившись к его шесту. Все (не исключая Рона) вздохнули с облегчением. - Минус десять очков Слизерину, Малфой, - профессор Стэплтон провёл рукой по лбу. - Вот не дослушают! Я же сказал - питается аристократами из рода Баскервилей. Чему и обязана своим названием. И пятьдесят баллов Гриффиндору за спасение утопающего. - Профессор, - тихо взмолился Невилл, - не надо мне баллов. Мне же ночью наши "тёмную" устроят! Собака подобрала с земли брошенный башмак Малфоя и довольно замотала мордой, предлагая его отнять. Оставшимся на краю болота ученикам уже наскучило разглядывать циклопидеса (тот, впрочем, нисколько не стеснялся повышенного внимания), когда со стороны кочек приблизилась вся группа во главе с профессором Стэплтоном. Крэбб и Гойл тащили на себе мокрого, перемазанного и в одном ботинке Малфоя, который старательно симулировал обморок. - Ну-с, - Стэплтон посмотрел на часы, - мы как раз успеем записать домашнее задание. Те, кто изучал бабочку - напишете к следующему уроку свиток о применении циклопидесов в зельеварении. Кто был со мной на Собаке - прочтите магловского писателя Конан Дойла, а также, - он заглянул в книжечку, - "Всё врут календари", "Кто в Меррипите хозяин", "Меткий выстрел инспектора Лестрейда" и романсы. В библиотеке вам выдадут. Урок окончен. Извините, мне надо спешить. Он забрал банку с циклопидесом и направился в обход болота. - Профессор Стэплтон! - спросил Рон. - Можно вопрос? А если шеста нет и собаки нет, как из трясины выбраться? Стэплтон обернулся. - Элементарно, Уизли, - улыбнулся он. - За волосы.

krabele: Как я не люблю Поттера, но даже мне понравилось.

Elfia: Лоттик Баскервилей, я тоже не поклонник книг о Поттере, но хорошо

Лоттик Баскервилей: krabele, Elfia Я тоже не большая поклонница Поттера, но из него вырастают милые кроссоверы)

maut: Лоттик Баскервилей Я тоже не поклонник, но это очень даже

LaBishop: Лоттик Баскервилей пишет: Стэплтон обернулся. - Элементарно, Уизли, - улыбнулся он. - За волосы. На этих словах я так четко улыбающегося Янковского представил...

Лоттик Баскервилей: LaBishop Так прибавьте эпиграф... Это, пожалуй, самый "янковский" из моих фанфиков...

LaBishop: Лоттик Баскервилей пишет: Так прибавьте эпиграф... Это, пожалуй, самый "янковский" из моих фанфиков... Эпиграф очень простой - "Памяти Олега Янковского".

Лоттик Баскервилей: Кто в своё время пусть даже переболел японским мультфильмом "Сейлор Мун", почитайте) ЭТО ЗНАЕМ ТОЛЬКО МЫ Королева Берил из мультика про Сейлор Мун иногда подписывалась: "Урождённая Гарсиа". (с) Лоттик Маленькая юма с пёстрыми, как у бабочки, крылышками распахнула дверь кабинета: - Её величество хочет вас видеть. Джедайт лаконично кивнул стоявшим на другом конце коридора лордам и исчез за дверью. - Пропал наш Джедди ни за понюх сакуры, - резюмировал Нефрит, встряхивая каштановой гривой. - Пойти запастись сливовым вином на поминки... - С каких это пор ты понимаешь в хороших винах? - едко осведомился рыжий Зойсайт. - С тех пор, как отмечал твой домашний арест! - не остался в долгу Повелитель звёзд. - Спокойно, господа, - вмешался Кунсайт. Ссор между лордами он не любил. В конце концов, все в одной лодке, а тому, кого назначат следующим, тоже навряд ли позавидуешь. Оказавшись в кабинете, Джедайт плотно притворил за собой звуконепроницаемую дверь. Конспиративные заклятия в королевском замке всегда работали на высшем уровне - шпионы там, не шпионы. Линия двери слилась со стеной и пропала, и в ту же секунду кабинет залил поток света от бронзовой люстры. И сразу же бросилось в глаза, как мало обстановка комнаты подходит великой правительнице Тёмного королевства. Плюшевые викторианские кресла, на стенах в рамках - засушенные цветы и бабочки, и огонь в изразцовом камине потрескивал не инфернально-синий, а самый обычный - оранжевый, милый и домашний. Королева Берил сидела на краешке кресла, отклеивая искусственные алые ногти с левой руки. - Ты здесь? Наконец-то, - она бросила последний ноготь в шкатулку и поднесла руку ко рту. Через секунду к ногтям присоединилась накладная вампирская челюсть. - Я ужасно устала от этого грима, Джед... то есть, Джек. И этот цвет волос мне совсем не идёт. Джедайт присел на другое кресло и, расстегнув крючки на воротнике, тоже незаметно, но ощутимо преобразился. Светлые глаза лукаво сощурились; привычную жёсткость черт заволокло мягкой, озорной хитринкой. - Только не бей туфлей, Бэрил, - ответил он, ставя ударение на первый слог. - Лично мне очень нравится. Ты всё приготовила? - Вон на том столике. Джек поднялся с кресла и, напевая какой-то мотивчик, принялся священнодействовать над серебряным кофейником. - Себе-то, наверно, каждый день варишь, - не без зависти вздохнула Бэрил, пока он разливал дымящийся кофе в фарфоровые чашки. - То-то я слышала, тебя все трудоголиком славят... - Стараемся, - скромно ответил Стэплтон. - Жаль глупышку Тетис, - продолжала Бэрил. - Она ведь была к тебе неравнодушна... - Хьюго с дочерью фермера тоже не слишком церемонился, - напомнил Стэплтон. - Да и мы с тобой хороши. - Меня всё-таки беспокоят твои... коллеги. Они ничего не подозревают? - До того ли! Меня всё равно что похоронили. По общему мнению, мне светит Вечный сон - если не сегодня, то уж точно в пятницу. - Потерпят до пятницы, - отмахнулась Бэрил. - Значит, сделаем, как задумали? Тебе ведь не привыкать... - Что верно, то верно, - улыбнулся Стэплтон. - Только ты на этот раз не топи меня, ладно? Он закурил сигару. - Поеду один, осмотрюсь... А как сегодня Собака? Ей ведь неудобно в аквариуме... - Собаку я накормила. Вечером погуляем в запретном павильоне. Туда юмы не сунутся. - Ну и славно. Честно говоря, сам поражаюсь, как они ещё принимают мою девочку за Металлию! Правда, я слышал, что Нефрит вроде как... - С Нефритом, если что, разговор короткий, - промурлыкала Бэрил. - Ну что, как я справляюсь с ролью начальницы? Джек одобрительно кивнул. - Скорей бы всё это закончилось, - призналась Бэрил, допивая кофе. - Принесло же Холмса в Японию!.. Я буду по тебе ужасно скучать, Джек. - Я тоже... Гуляй с Собакой почаще, хорошо? И не закармливай её сахаром. И, - он насмешливо подмигнул, - не вздумай положить глаз на этого сэра в маске! А то я его всё-таки притоплю. *** - Ватсон, подойдите-ка сюда! - На самом интересном месте... - доктор разочарованно выключил аниме и подошёл к Холмсу, разминая ноги, затёкшие от вынужденного сидения на полу - европейской мебели пока даже в лучшем отеле Токио не наблюдалось. Великий детектив рассматривал в лупу вырванную из манги страницу. - Скажите, Ватсон, вам никого не напоминает эта парочка? - Да с этими глазами они все на одно лицо, - проворчал доктор. - Так-то оно так, - ответил Холмс, грызя трубку, - только вот мне кажется - неспроста в пятницу уходит пароход до Коста-Рики...

ATL_girl: Зачиталась! Замечательно написано

Лоттик Баскервилей: Только за Холмса и Ватсона тапками не бейте, а? СМЕШНЕЕ, ЧЕМ КРОЛИКИ Гонялись, гонялись Холмс и Ватсон за Джеком Стэплтоном, и так, и эдак ловчились его поймать на горячем. А Стэплтон и так, и эдак ловчился, чтобы Холмс с Ватсоном его не поймали. Вот как-то раз взяли Холмс и Ватсон шубу сэра Генри, пошли на болота и нашли там каторжника Селдена, который в пещере спал. Напялили они на Селдена эту шубу и посадили у Меррипит-хауса, а сами спрятались за куст. Только спрятались, глядь - дверь открылась, Стэплтон наружу выглядывает. Холмс и Ватсон лежали тихо. А Стэплтон свистнул собаку, она и побежала на запах шубы - скок-поскок, скок-поскок. Селден себе спит-храпит, а Холмс с Ватсоном - те лежат тихо. - Приятного нам аппетита, - говорит Стэплтон, подходя поближе. - Ты что это, родственничек, из шубы не выпрыгиваешь? Холмс Ватсону только глазом мигнул, а Селден, ясное дело, ничего не сказал. - Да ты оглох, что ли? - говорит Стэплтон. - Его есть собираются, а ему хоть бы хны! Холмс с Ватсоном чуть не подавились со смеху, а Селден знай храпит, седьмой сон видит. Тут Стэплтон подошёл совсем близко, заглянул под шубу - а там Селден. Тогда Холмс с Ватсоном выскочили из-за куста и схватили его. - Как поживаете, мистер Стэплтон? - спрашивает Холмс. - Да что ж вы не здороваетесь с нами? Схватился он за бока и ну хохотать. А потом и говорит: - Сдаётся мне, Джек Стэплтон, что на этот раз мы вас поймали. Может, я и ошибаюсь, но вон метод дедукции подсказывает, что поймал. И на что сдалось вам чужое наследство? И кто вас подзуживал скормить собачке любимого двоюродного братика? Уж, конечно, не я и не Ватсон! (Ватсон тут закивал). И сами вы во всём виноваты, мистер Стэплтон! Так вам и надо, а мы вас под суд отдадим, чтоб вас в тюрьму посадили! Так сказал знаменитый сыщик Шерлок Холмс. А Стэплтон потупил глаза и отвечает ему так смиренно: - Делайте со мной что хотите, мистер Шерлок Холмс, только не бросайте меня, пожалуйста, в Гримпенскую трясину. Хоть на всю жизнь в тюрьму сажайте, только не бросайте в Гримпенскую трясину. - Холмс, - говорит тут Ватсон, - а присяжные-то тупицы, вдруг они его оправдают? - И то правда, - отвечает Холмс. - Пожалуй, мы вас сами засудим. - Судите меня каким угодно судом, - говорит Стэплтон, - только не бросайте меня в Гримпенскую трясину. - Холмс, - говорит тут Ватсон, - если мы без Френкленда суд устроим, он сам на нас в суд подаст! - Верно, - согласился Холмс. - Может, взять да пристрелить вас к мориартиной бабушке? - Хоть к бабушке, хоть к тётушке, - покорно вздыхает Стэплтон, - только не бросайте меня в Гримпенскую трясину. - Ну что вы заладили - трясина, трясина! - Холмсу хотелось расправиться со Стэплтоном покрепче. - Пожалуй, раз вы боитесь, я вас в эту Гримпенскую трясину и брошу. - Где вам! - отвечает Стэплтон. - Вы и дороги туда не знаете! А Ватсон, известное дело, на слабо всегда клюёт. - А вот и знаем! - говорит. Взяли они с Холмсом Джека за руки и за ноги и потащили по болоту. Нашли, как им показалось, самое глубокое место, как раскачают Стэплтона, как бросят его в самую серёдку трясины - только брызги полетели. А сами стоят, ждут, что будет со Стэплтоном. Вдруг слышат - зовёт их кто-то. Глядь - а это Джек вынырнул из болота и как ни в чём не бывало на кочку вылезает. Там же не топь, оказывается, была, а просто яма с водой. Поняли тут Холмс и Ватсон, что провёл их натуралист. А Стэплтону позлить их охота, он и кричит: - Спасибо, что подбросили, мистер Холмс! Гримпенская трясина - мой дом родной! Да как припустит по кочкам - только его и видели.

Михаил Гуревич: Лоттик Баскерилей пишет: А Ватсон, известное дело, на слабо всегда клюёт.

Фандорин: Лоттик Баскервилей пишет: Да как припустит по кочкам - только его и видели. От закона не убежишь! Но мне понравилось...

Cашок: Лоттик Баскервилей Спасибо за фанфики!

maut: Собсно не фанфик а холмсо-гон... Но раз уж есть тема о Стэплтоне.... Если что, можно перенести... Эх, давненько я не брал в руки шашек сочинял прозы... В общем, вдохновился собственной автоподписью... которой и завершается рассказ. Пароход Ее Величества Онтарио медленно покачивался на волнах безбрежного Тихого океана. Под небольшим тентом на верхней палубе, на шезлонгах расположилось несколько пассажиров первого класса, лениво покуривавших сигару, или потягивавших кларет под лучами садящегося солнца. Всеобщее внимание привлекал молодой человек в дорогом костюме и широкополой шляпе. Человек курил дорогую кубинскую сигару и вел неспешный рассказ, к которому с интересом прислушивались окружающие. - ... Но это еще не все! - сказал молодой человек, вынув сигару и оглядев насмешливым взглядом пассажиров. - Не все? - переспросил кто-то. - Не все. Когда я понял что они меня обязательно настигнут я бросился бежать - но куда? Впереди - Гримпенская трясина, сзади Холмс с револьвером. Вокруг - болота. Тогда я решил прыгнуть в трясину. Я естественно стал тонуть. Зато Холмс не заметил меня и у меня теперь было уже два выбора - спастись или погибнуть. - И что же вы выбрали?- спросил пожилой джентльмен справа - Угадайте! Я решил спастись - но как? вокруг ни куста ни кочки. И тут меня осенило - голова! Голова -то всегда под рукой. Ну я схватил себя руками за волосы- а руки у меня сильные, а голова, слава Богу мыслящая - ну и вытянул себя руками за волосы. - За волосы?! - изумленно проговорил пожилой джентльмен. - вы что же хотите сказать, что человек может поднять себя в воздух руками за волосы? - Конечно- кивнул рассказчик - каждый мыслящий человек даже обязан это время от времени проделывать. - Но где же доказательства? - спросила молодая леди в шелковом платье. - Я жив. - серьезно ответил молодой человек. -Вот так вот. Выбравшись из трясины я купил билет на пароход и теперь в вашем обществе направляюсь в Южную Америку. - Чушь какая!- воскликнул рассержено пожилой джентльмен и отвернулся, закурив сигару. А молодой человек снова оглядел пассажиров, по большей части не поверивших рассказу и хитро прищурившись произнес -

miss : maut

Михаил Гуревич: maut хорошо но надо, чтобы в конце - как олень - ещё и собачка появилась... плавающая

Лоттик Баскервилей: maut Позвольте перед вами снять шляпу! Вы чудо! Вы... мыслящий, вот! (А я пародировала это для многострадальной орк-оперы - там везде песни, а эпилог в прозе) Пните, чтобы набирала, ладно?

kalash: maut пишет: А молодой человек снова оглядел пассажиров, по большей части не поверивших рассказу и хитро прищурившись произнес - Жэ не манж па сис жур Или что же всё таки произнёс молодой человек?

Лоттик Баскервилей: kalash Так maut пишет: Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Серьезное лицо - еще не признак ума, господа. Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением. Вы улыбайтесь, господа, улыбайтесь! В этом и фишка!

Кошка Баскервилей: Эх, народ, зря вы сюда перестали заглядывать! Такая тема пропадает! И посмеяться можно, и поплакать, и над жизнью задуматься... Отдельная благодарность Лоттику и Рени Алдер Девчонки, продолжайте в том же духе! Я искренне надеюсь, что кто-нибудь наконец вспомнит, что есть на нашем форуме ШИКАРНЕЙШАЯ тема "Кто в Мэррипите хозяин?"

Лоттик Баскервилей: Желающим почитать попытку флаффа - сюда. Это я написала, пока сама болела

Рени Алдер: Лоттик Баскервилей пишет: Желающим почитать попытку флаффа Напомнило сразу две цитаты: 1. "Собака бывает кусачей только от жизни собачей" и 2. "Это я почему злой был? Потому что у меня велосипеда не было!" Хороший Вы человек, Лоттик. И всё-таки... [зачеркнуто] P.S. А кто такой флафф?

Лоттик Баскервилей: Рени Алдер Флафф - это жанр фанфика, где описываются идиллические отношения. В общем, всё у всех пушисто) Я про себя такой жанр именую "сгущёнкой".

Flower: Лоттик Баскервилей Так тепло и душевно написано, что забываешь для чего именно Стэплтон "пугал" сэра Генри. Умиляет...

Elfia: Лоттик Баскервилей пишет: Желающим почитать попытку флаффа - сюда. Я люблю сгущенку... Все-таки хороший он... Джек.

Лоттик Баскервилей: А это мой подарок всем почитателям Олега Янковского. Надеюсь, не единственный за сегодня. СЪЕДЕН ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ Идея принадлежала Ватсону, была одобрена Холмсом и при консультации Мортимера слита в Лору Лайонс. На которую вся эта длинная цепочка возлагала основные надежды. - Изъел ты себя, Джек, - заворковала миссис, что ей не слишком нравилось, Лайонс, когда энтомолог в очередной раз попытался завести разговор о письме про десять часов вечера. - Чужое наследство, чужое наследство... Надо, в конце концов, управлять своими чувствами. Захотел - влюбился, захотел - без наследства обошёлся... - Вот так - захотел и обошёлся?! - недоверчиво уточнил обожатель бабочек. - Силой мысли? - Силой воли, - наставительно поправила Лора. - Это называется аутотренинг. Хочешь попробовать? Или слабо? - И попробую! - решился Стэплтон. - Интересно, как это ты меня от наследства отучишь? - Во-первых, - объявила Лора, стаскивая с полки целую охапку книг, - твоя жизнь должна быть интересной. - Опять, что ли, в Коста-Рику сбежать? - Нет, я имела в виду - надо доказать, что тебе и без наследства повезло. У тебя ведь есть научная работа, большая библиотека и очень интересные соседи... - В том числе бедный дядюшка Чарли. - Выкинь дядюшку из головы, - распорядилась миссис Лайонс. - Кроме того, тебе нужно хобби. Во-первых, ручной труд - вышивание, выжигание, выпиливание... - Похоже, - пробормотал Стэплтон, на секунду представив себя с пяльцами в руках, - художник Лайонс был умнее меня... - Был! Не перебивай. Второе - коллекционирование. - Так я уже бабочек собираю! - запротестовал Джек. - Никаких бабочек! - пресекла его Лора. - Бабочки будут напоминать тебе о трясине, а трясина - о наследстве. Собирай лучше открытки. - Не греет, - зевнул Джек. - И самое главное, - пропела миссис Лайонс, - надо тебя привлечь к какому-нибудь альтруистическому делу... - Давай я тебя с мужем разведу! - обрадовался Стэплтон. - Нет, не годится, - возразила Лора. - Это тоже напоминает о наследстве... Придумала! Давай каждую субботу ходить на то место, где собака Баскервилей съела Хьюго, и выпалывать там сорняки! - Кто бы нас послушал, - со вздохом прокомментировал Стэплтон, - мы заразились от сэра Генри белой горячкой. - Нет, - торжественно провозгласила Лора, - мы вступаем в интереснейшую полосу нашей жизни! *** Домой Стэплтон вернулся нагруженный книгами. Сил на то, чтобы почитать их, уже не оставалось. Поэтому на следующее утро, сварив себе кофе, натуралист опять забрался под одеяло и погрузился в их изучение. Но то ли книги плохо сочетаются с кофе, то ли голова спросонок ничего сложнее кофе не варит - только между третьей и четвёртой страницей Джек начал неудержимо зевать. "Так дело не пойдёт, - сказал он себе. - Перейдём... как там говорила Лора? - к практической части. Давай разбираться, что в моей жизни хорошего без наследства. Ну и что у меня без наследства остаётся? Одни болота. А что, - начал рассуждать энтомолог, не глядя зашвырнув книгу под кровать, - чем не преимущество? Я знаток торфяных болот. Разве неправда? Да я вообще хозяин болот! - раззадорился он. - Мне все тропинки знакомы. Хожу где хочу, хоть с закрытыми глазами. Да я... я вообще Иван Сусанин!" Тут до Стэплтона с опозданием дошло, что сравнение попалось не очень-то удачное, ибо кончил Сусанин плохо (какой интерес быть памятником? Да и оперой не лучше). "Мда, что-то я переборщил, - он поскрёб в затылке. - Так, что у нас ещё есть? Бэрил. Ну и какие от Бэрил преимущества? - тут Джек некстати вспомнил про сэра Генри. - Только рожки. Рожки-рожки... как у козерожки". Козерожка энтузиазма не внушала. - Галиматья, - резюмировал мистер Джек, нашаривая под кроватью тапки. - Если честно, пропаду я без наследства. То есть уже пропадаю. Пропадать без наследства в четырёх стенах было скучно, и Стэплтон выполз погулять на болота. Как на грех, день выдался совершенно неподходящим для того, чтобы увидеть преимущества жизни без баскервильского миллиона. В первую очередь мешал туман. "Ну и Девоншир, - невесело думал Стэплтон, шагая по тропинке вдоль Гримпенской трясины. - Глазу не за что зацепиться. Ни сучка, ни задоринки, ни бугорка, ни впадинки... - тут он споткнулся и едва не угодил в глубокую лужу. - За что же так, за что умных английские законы обижают?" Как раз в этот момент мимо проскакал верхом сэр Генри. "Ну, а что хорошего в этом, с позволения сказать, родственничке? - машинально спросил себя порядком обрызганный натуралист. - Не считая того, что по нему легенда плачет?" И тут в голове находчивого любителя бабочек родился поистине гениальный план... "Не всё же Лоре на мне отыгрываться", - сказал он себе и окликнул родственника: - Эй, сэр Генри! Куда так скачете? От собаки, небось, удираем? - Не к ночи будь помянута, - проворчал сэр, - особенно без виски. Вы у миссис Мортимер часом не спрашивали - вдруг есть легенда, как от неё избавиться? - Избавиться - навряд ли, - мысленно потирая руки, ответствовал Джек, - а вот понравиться ей вам вполне под силу. - Да ну?! - сэр Генри заглотил наживку с крючком и без закуси. - Это как это? - Это целая наука, - припоминая Лорины разглагольствования, неспешно начал объяснять Стэплтон, - аутотренинг называется. Значит, вы должны стать аппетитнее... э-э, я хотел сказать - понравиться собаке Баскервилей. Для этого нужно: а) заняться собой. На Боськин вкус... шубу больше не носите, от неё изжога бывает. Усы выщипните. - Чтобы было, как на портрете Хьюго? - уточнил Баскервиль. - А... возможно. Теперь: б) завязывайте-ка с виски и переходите на овсянку. - Это ещё почему? - А Боське не очень нравятся горячие канадские мужчины. Тем более пьющие. Генри разевал рот, как кукушонок в гнезде. Стэплтон был на седьмом небе от осознания своей невероятной находчивости. *** В субботнее утро Джек решил дать себе поблажку и понежиться в постели допоздна (с учётом того, что вечером в пятницу они с Мортимером засиделись над интересным черепом и не менее интересной бутылкой коньяка), но состояться этому плану было не дано. Часов в десять утра кто-то принялся настойчиво барабанить зонтиком в оконное стекло. - Чего... - Джек, которому снилось, как он прячется от Холмса в большом сундуке, сунул голову под подушку. Но звук никуда не делся. После третьей очереди энтомолог сполз с кровати и, протирая глаза, подошёл к окну. Внизу стояла Лора с тяжеленной корзинкой сельхозинвентаря. - Джек! - окликнула она. - Ты там встал? Уже десять часов! - Ну и что, что десять? - Мы же договаривались! - Ах, ну да... - Стэплтон почесал в затылке и поспешно присел, чтобы Лора не увидела его пижаму. - Я уже встал, и кофе попил, собираюсь и бегу. - А ты спорт любишь? - спросила по дороге Лора. - Предлагаешь пробежаться? - отозвался Стэплтон, зевая в весь рот. - Я и так за бабочками целый день бегаю - меня с болот веником выгоняли! Или поплавать в луже? - Ну что ты всё - лужа, лужа! Надо радоваться, что они у нас есть. Вот ты ходишь, ловишь бабочек, видишь эти самые лужи, а потом всё, придёт Холмс - и их не будет, понимаешь? - Опять говорильня, - буркнул любитель болот. До лощины имени Хьюго, посреди которой торчали два гранитных столба, добрались без разговоров. - По-моему, - Стэплтон огляделся, - Хьюго слопали вот тут, - и ткнул пальцем в то место, где растительности было поменьше. - А по-моему, - подловила его Лора, - ты всегда говорил, что его слопали вот тут, - и показала туда, где поднимались целые заросли камышей. - Ну зачем их выпалывать? - Стэплтон даже огорчился. "Ой, неужели действует? - подумала Лора. - Он думает о чём-то, кроме наследства! Котёночек мой бедный..." - Ты тоже заметил, какое чудесное состояние болот? - обрадованно начала она ему впаривать. - Ни море, ни суша, размытые полутона... Тебе ведь нравится, как лягушки квакают? И посмотри, какая прелесть! - тут Лора набрала полную горсть бурой камышовой пыльцы и фукнула в лицо Стэплтону. - Ах, ты так? - Джек подбежал и выстрелил камышом в Лору. - Ну, держись! Призрак съеденного Хьюго наблюдал из-за гранитного столба за задорно хохочущим потомком. Он-то прекрасно знал, что съели его не в камышах и не в траве, а аккурат под гранитным столбом, на курчавом вереске... но счёл за благо не портить обедню. *** Растрачивать попусту такой заряд аутотренированности было попросту жалко. Но по пути домой Стэплтону как нельзя кстати повстречался сэр Генри. Наследник был трезв и без шубы, но, по-видимому, этим его действия на пути к совершенству в Боськиных жёлтых очах и ограничились. - Ну, как продвигаешься? - придирчиво осведомился Стэплтон. - Вижу, что не очень. Ну-ка, пройдись! Генри подкрутил усы и послушно продефилировал по обочине тропинки. - Так я и знал, - укорил Джек. - Чего сутулишься, где пузо?! Ты же Баскервиль, а не каторжник невкусный! - А я так не могу! - запротестовал сэр. - Мне трудно из-под палки! - Да? - начал заводиться энтомолог. - А мне, думаешь, было легко с одним чемоданом из Коста-Рики удирать? У меня же не Коста-Рика была, а сплошная чунга-чанга! Грейпфруты всякие прямо под балконом росли. Море круглый год. А бабочки! Лови - не хочу! Раньше я, между прочим, на конференцию энтомологов первый был... а теперь второй за наследством, - закончил он вполголоса. - А я вот не могу без виски! - рассердился Генри. - На меня уже Ватсон косо поглядывает: что это вы, мол, сэр Генри, йогом заделались? - Примитив! - сердито фыркнул Стэплтон. - Мухолов! - обрадованно заорал Генри и, успокоив тем самым свою совесть, побежал домой наливаться виски. "Погорячился я всё-таки, - не удержался от мысли Джек, вспомнив, как однажды уже накричал на родственничка из-за Бэрил. - Такая операция провалиться может! Я спокоен. Я удивительно спокоен", - взял он себя в руки при помощи Лориной мантры и крикнул вслед сэру Генри: - А как же быть с собакой Баскервилей? Расчёт оказался верен. Упоминание о фамильной привидяшке живо вытеснило из головы Баскервиля даже мысли о предвкушении встречи с обожаемым канадским напитком. Старательно выпячивая пузцо, он заспешил назад. "Работает, - тепло думал Стэплтон, глядя на двоюродного братца глазами художника, кладущего последние мазки на "Мадонну Оньисанти", - ей-богу, работает! Ох, Генри, Генри, знал бы ты, какое чудо из тебя может получиться! Прямо заспиртовал бы и на камин поставил! Жаль, не увидишь ты, чем эксперимент закончится. Жаль!" *** Решающая часть эксперимента была запланирована на вечер пятницы. Стэплтон заранее отправил Бэрил в гости к Мортимерам, накупил продуктов и сам приготовил ужин по-костарикански - с переменным, конечно, но всё-таки успехом. Помешивая подгоревшее блюдо под названием чилли (а, Лестрейд с ним, что горелое, можно на латиноамериканскую экзотику списать), он ни с того ни сего вспомнил о Лоре и принял категорическое решение отбояриться от завтрашней вылазки в камыши, ибо после трёх часов у плиты, а уж тем более грядущих событий ему уж точно будет не до прополки родных болот. Едва Джек закончил в виде отдыха варить кофе, как в дверь постучался Генри. К приятному удивлению энтомолога, сэр за прошедшую неделю не терял времени. Он ухитрился-таки, наверняка не без помощи миссис Бэрримор, выщипать усы, а брюшко старательно подпирало изнутри канадский пиджак. - Вот что значит рациональная психотерапия! - сказал Стэплтон и позвал гостя за стол. Вечер летел незаметно. Генри с исключительной добросовестностью откармливался подгоревшим экзотическим чилли, запивал его кофе и разливался соловьём в адрес отсутствующей Бэрил. Стэплтон не без удовольствия оттягивал время, ожидая, когда за окошком сгустится туман. Наконец момент настал. - Ну что, готов попробовать? - Джек сунул под нос Генри последнюю чашку кофе и вышел из дома, мурлыча себе под нос: "Сегодня твой день, сегодня только твой день..." Это изрядно походило на Лорины мантры, но звучало симпатичней. В сарае ждала Боська. Она призывно тявкнула навстречу из-за двери и подтолкнула носом жестянку с фосфором. Пристроившись рядом с ней, Стэплтон принялся за работу. - Так, покрасил я тебя, - довольно прокомментировал он минут через пять, - фигурка, лапки... Так, что мы забыли - глаза, а в них глубина, а в них доброта... и с утра мы не позавтраканные, - закончил он, потрепав мастифку по ушам. Собака высунула фосфоресцирующий нос в приоткрытую дверь и с аппетитом принюхалась. - Секундочку, - пропел Стэплтон. - Мы спокойны. Мы с тобой удивительно спокойны. Тем более, он сам к тебе в лапы придёт... А ещё через пару минут, проводив раскормленного и сияющего Генри за ворота, аутотренер довольно потёр руки и спустил Боську с цепи. Шлёпавший домой по болоту сэр Генри услышал за спиной ворчание и топот собачьих лап. Обернувшись, он увидел в тумане мерцающий собачий силуэт, который вприпрыжку нёсся за ним и крутил хвостом, рассыпая белые искры. - Неужели начинается? - заволновался наследник. - Что мне там Джек говорил? Хорошая собачка, я, честное слово, в завязке... То есть нет. Ты такая светящаяся, честное слово, ты не ширпотреб, ты эксклюзив... *** А на следующее утро в Меррипит-хаус вломились вооружённые до зубов Холмс и Ватсон. Трудно описать их удивление, когда они обнаружили, что Стэплтон не торчит из Гримпенской трясины, а вполне себе сидит дома, мирно потягивая кофе. - Мистер Стэплтон! - прикрикнул было Холмс. - Мне не нужно наследство, - нараспев промолвил натуралист, отставив пустую чашку. - Мне абсолютно не нужно никакое наследство. - Что это значит, чёрт побери? - рявкнул Холмс, не сразу вспомнив о плане своего боевого друга. - Аутотренинг, - невозмутимо пояснил Стэплтон и подмигнул великому сыщику. - Вторую неделю занимаюсь. - Аутотренинг, значит? - вспылил Ватсон. - Нет, уж, мистер Стэплтон, который всё равно тоже Баскервиль - вы нам объясните, что такое с сэром Генри?! - Мне тоже интересно, что такое с сэром Генри, - отозвался мистер Джек, глядя в потолок. - А то, что его сегодня отправляют в Канаду в запечатанном сундуке! - сурово провозгласил Шерлок Холмс. - Потому что вчера мы еле оторвали его от вашей собаки! Вот я и спрашиваю: как вы, чёрт побери, ухитрились добиться, чтобы последний претендент на наследство Баскервилей по своей воле влез к собаке в пасть?! - Я его туда не звал, - махнул рукой Стэплтон, - и наследства мне никакого не нужно, как я уже сказал. - Но идея-то ваша?! - Идея вообще-то миссис Лайонс, - не моргнув глазом, парировал энтомолог, - а как наша учёная леди на неё набрела - я лично не спрашивал... Ватсон покраснел до рыжих усов. - В общем, если Генри по неопытности переборщил с аутотренингом, я тут абсолютно ни при чём, - закончил Стэплтон, - я максимум шестой подползающий... А теперь извините, джентльмены, я ещё не все упражнения сделал. "Пожалуй, будь у Холмса скрипка, он бы ей дал сейчас Ватсону в лоб", - предположил он, наблюдая из окна за уходящими сыщиками, но тут в калитку вбежала Лора. - Джек, где тебя носит? - закричала она. - Ты смотри, что я нашла на полянке под гранитным столбом! И выложила на подоконник перед Джеком клочок пергамента, на котором готическими буквами было написано: "Не выпалывайте камыши в моей лощине, мне с ними гораздо больше нравится. Хьюго". - Не может быть! - заметила Лора. - Получается, наш с тобой аутотренинг подействовал даже на твоего предка... Фантастика! Одномоментность существования... - Приехали, - задумчиво резюмировал Стэплтон, закуривая сигару.

Erubescent: Брависсимо Лоттик!

Godbye: Классно! Спасибо, Лоттик! Смешно получилось!

Miss Fortescue: Настоящий сюрприз! Спасибо, Лоттик! Даже настроение поднялось)))

maut: Браво, Лоттик!

Flower: Лоттик Баскервилей Спасибо, замечательный рассказ!

Elfia: Лоттик Баскервилей, хороший...

Михаил Гуревич: Лоттик Баскервилей пишет: какой интерес быть памятником? Да и оперой не лучше Лоттик Баскервилей пишет: Так, что мы забыли - глаза, а в них глубина, а в них доброта...

Miss Fortescue: Ну, вот мой вариант дальнейшей судьбы Стэплтона))) Просьба помидорами не кидаться Туман и дым над Гримпенской трясиной понемногу рассеивались. Холмс, Ватсон и Лестрейд с трудом выбрались на ровную дорогу и не спеша двинулись в сторону Баскервилль-холла. Стояла зловещая тишина. Вокруг не было ни души, только три фигуры медленно удалялись с болотных просторов. Впрочем, вскоре и они скрылись за горизонтом. Вдруг камыши содрогнулись от истерического хохота. Стайка перепуганных циклопидесов выпорхнула из орхидейных зарослей и заметалась в воздухе, услышав знакомый голос. - Ой, не могу, - задыхался от смеха Стэплтон, - тоже мне, сыщики! Энтомолог из глубинки обвёл вокруг пальца эксперта мирового уровня... Рассказать кому - не поверят! Стэплтон вытер платочком слёзы и присел на корточки. К толстому пучку камышей была привязана верёвка, конец которой уходил куда-то в глубины девонширского болота. Стэплтон потянул за эту верёвку и извлёк на свет Божий старый продырявленный кофейник. - Ваше здоровье, мистер Холмс! - захохотал энтомолог и вылил в болото остатки воды. - Видимо, в Вашей практике я буду первым, кто пустил в ход подобного рода трюк! Стэплтон удовлетворённо улыбнулся и стал осторожно пробираться по кочкам к тропинке. На обочине лежала огромная бездыханная собака. Намазанная фосфором голова теперь выглядела жалкой и несчастной. - Ну здравствуй, моя девочка, - сказал Стэплтон и вынул из кармана пиджака платок и флакончик с нашатырём. Смочив платок, он поднёс его к собачьей морде. Собака громко чихнула и подняла голову. - Вот и хорошо, - обрадовался хозяин. - Тебе бы ещё валерьяночки... Собака уставилась на него непонимающим взглядом. - Ну что же, извини, дорогая, в наших условиях это невозможно, - продолжал Стэплтон, вытирая нашатырным платочком фосфор с собачьей морды. - Нет, ну додумались же - взять с собой этого малахольного инспектора! Впрочем, всё это для нашего же блага. Он перевёл взгляд на траву. Все пять пуль, пущенные Лестрейдом, аккуратно лежали в двадцати сантиметрах от собачьего тела. Стэплтон запустил руку в другой карман и достал ещё один платок. Собрав пули, он бережно завернул их в платок, на котором когда-то собственноручно вышил маленькую бабочку. - Возьмём на память о нашей победе? - спросил Стэплтон и заговорщически подмигнул собаке. Та в подтверждение, видимо, хотела завыть, но вместо жуткого воя, наводящего ужас на весь Девоншир, получилось какое-то жалобное поскуливание. Стэплтон улыбнулся. - Ничего, будем лечиться. Пережить такое нервное потрясение - настоящий подвиг! Ну пойдём, пойдём, - потрепал он собаку по ушам и направился в сторону рудника. - Да уж, неплохо похозяйничали ищейки, - заключил энтомолог, осматривая лачугу. Ботинок Генри, некогда подвешенный к потолку в качестве люстры, теперь валялся на полу. Косточки несчастного спаниэля, аккуратно сложенные в углу, были разбросаны в радиусе двух метров. - Ну да ладно, - Стэплтон вздохнул с облегчением. - Главное, что не разьросали сено. Искать! Собака бросилась к сену и стала ожесточённо рыться в нём переднми лапами. Через пару минут перед Стэплтоном открылся блестяще сделанный им самим люк. Потянув за ручку, он открыл его, засучил правый рукав по локотьи запустил руку внутрь лазейки. - У каждого Баскервиля свой клад, - хитро прищурил глаза Стэплтон и вытащил... большой серый чемодан. - Не густо, конечно, но на первых порах хватит. Главное, что билеты целы. Поедем мы с тобой теперь в Коста-Рику. Красотища! Море, солнце... Там ведь, кажется, ещё остались незамужние красавицы? В ответ собака тоненько тявкнула, но уже увереннее, чем в прошлый раз. - И новые документы уже готовы, и новый образ, - продолжал Стэплтон, открывая чемодан. Под герметически упакованными свёртками с чем-то бумажным лежали круглые затемнённые очки, широкополая шляпа и накладные усы. - Пусть-ка кто нибудь попробует узнать в этом человеке Джека Степлтона, урождённого Баскервиля! - кивнул он в сторону чемодана... Серым ноябрьским утром представительного вида джентльмен с собакой отплыли из Плимута на пароходе в Коста-Рику. И никто не знал о том, что спустя несколько недель после этого стройная молодая женщина с огненно-рыжими волосами установила где-то на болоте в окрестностях Девоншира гранитный камень, на котором была выбита надпись: "Самому гениальному... энтомологу." Ведь никто так и не решился проникнуть в самое сердце Гримпенской трясины, хранящее так много тайн...

Лоттик Баскервилей: Miss Fortescue Ура-ура-ура!

Godbye: Miss Fortescue, здорово!

Miss Fortescue: Лоттик Баскервилей,Godbye "Я, на беду свою, бессмертен", - констатировал Стэплтон, вылезая из камышей.

Лоттик Баскервилей: Miss Fortescue пишет: на беду свою На беду любимой родни

Flower: Miss Fortescue Хороший рассказ!

Miss Fortescue: Ну что же, раз мой фанфик так хорошо пошёл, то могу и про Мориарти рассказать. Потом. Если захотите. (с)

Лоттик Баскервилей: Вот здесь мой новый фанфик. Просто комедия ситуаций. Основано в какой-то мере на реальных событиях)

maut: Лоттик Баскервилей прелесть...

Лоттик Баскервилей: maut Когда я жила в Москве, мы втроём угробили вечер на мытьё лапок маленького спаниеля. О том, что было бы с большой мастифкой, я только попыталась представить...

Рени Алдер: Лоттик Баскервилей Мне тоже понравилось! Написано легко-непринужденно и весело. Боську хочется поймать и тискать :-) за то, что она такая молодчага :-) ибо нефиг нас мыть, когда мы не хотим!

Лоттик Баскервилей: Рени Алдер пишет: Боську хочется поймать и тискать :-) Вот оно, моё "тлетворное влияние"!

Рени Алдер: Лоттик Баскервилей Сила искусства!

Miss Fortescue: Лоттик Баскервилей Надо же, какое чудо! Прочитала и получила море удовольствия!

Miss Fortescue: Вот, если кому интересно, мой новый фанфик о Стэплтоне, кроссовер по двум фильмам с Янковским - "Собаке" и "Приходи на меня посмотреть". Кто видел последний, тот поймёт, в чём вся соль))

Лоттик Баскервилей: Прелесть!)))

maut: Miss Fortescue Супер!

chumorra: Miss Fortescue

Erubescent: Miss Fortescue У Вас талантливое перо!

Лоттик Баскервилей: У меня, похоже, приступ совести и вдохновения - реализую давние планы. Ещё один фанфик. Поклонников меткого Лестрейда я очень прошу не обижаться. СЛЕДСТВИЕ ЗНАЕТ ЛУЧШЕ Полицейская виньетка - Охо-хо, не схватить бы ревматизм... - инспектор Лестрейд вытащил из кармана номер "Таймса", расстелил его на рыжей болотной кочке и с опаской уселся сверху. На поверхности Гримпенской трясины показался большой пузырь. Потом он с бульканьем лопнул, и над торфяными болотами воцарилась зловещая тишина. - Ну? - сурово спросил инспектор, пристально разглядывая болотное окно, хотя напрямую обращаться было не к кому - Холмс и Ватсон хозяйничали в сарайчике, исследуя в лупу якобы косточки якобы съеденного Снупи. - Думаете, раз пузыри кверху пустили, то мы до вас не доберёмся? А вот чёрта вам лысого, мистер Стэплтон! Не отвертитесь! Мы с мистером Холмсом все доказательства собрали. Хоть сейчас на тарелочке выложим! Где-то на том краю трясины в пересохших камышах прошуршал ветер. - Судите сами, - продолжал Лестрейд, немного поёрзав на жёстком револьвере, - Хьюго был? Был. Портрет есть? Есть? Сходство тоже есть? Тоже есть. Вот и мотив налицо. Даже, можно сказать, на лице. Поверхность трясины оставалась неподвижной. - Ах, мотива недостаточно? - съязвил Лестрейд. - Пожалуйста - кто сэру Генри в Лондоне на хвост сел? Следствие всё знает, будьте покойны. Думаете, мы вас с бородой не узнали бы? Ой, ошибаетесь - вы с ней такой получаетесь ласковый и нежный, что просто ух! Зверь. Из сарая выглянули Холмс и Ватсон, но не решились прервать этот вдохновенный монолог. Доктор даже вытащил блокнот и принялся делать заметки. - И насчёт сэра Чарльза мы тоже в курсе, - вкрадчиво промурлыкал инспектор. - Нет, ну признайтесь, всё-таки, мистер Стэплтон, то есть Баскервиль - хотелось ведь в замке родовом пожить, а? С молодой-то женой? Кстати - с которой из? Стайка лягушек, выбравшихся было на кочки порадовать болота очередным весенним концертом, разинула было рты, да так и застыла, устремив на инспектора выпученные круглые глаза - ни дать ни взять присяжные заседатели. - Скажите ещё, - Лестрейд, чувствуя зрительское внимание, расходился всё больше, - мы не докажем, что письмецо-то миссис Лайонс вы надиктовали! Да докажем, не сомневайтесь! А будет надо - и экспертизу стилистическую проведём. Вон у нас Ватсон писатель, он это в два счёта устроит... Сзади послышалось какое-то хлюпанье. - Но вот с каторжником Селденом, - злорадно вещал Лестрейд, - это вы лопухнулись основательно. Ну кто ж подумать мог, что этому уголовнику шубейка сэра Генри так впору придётся? Так что, мистер Стэплтон, нечего думать, что ежели вы жертва стихии, то и претензий к вам никаких! Собачку-то вашу мы, того, разъяснили. Потому что брали её тёпленькой, можно сказать - в полном фосфоре и с сэром в зубах... Шлёпанье за его спиной стало громче. На соседнюю кочку ловко перепрыгнул худощавый джентльмен в ещё недавно чёрном, а теперь зелёном от болотной тины сюртуке и с водяной лилией за ухом. - Да вы настоящий сказочник, мистер Лестрейд, - заметил он. Перепачканное илом лицо озарилось хитрой белозубой улыбкой. - Я прямо заслушался. Так что же мне светит на дне трясины - Андаманские острова пожизненно? Лестрейд машинально обернулся. - Вот только вас мне тут не хватало! - раздражённо отмахнулся он. - Брысь! Ходят тут всякие, следствию мешают... Так о чём бишь я? Ничего от нас не укроется, на то мы и Скотланд-Ярд...

maut: Лоттик Баскервилей пишет: Поклонников меткого Лестрейда я очень прошу не обижаться. А поклонник лиричного лестрейда в моем лице вам аплодируют.

Miss Fortescue: Лоттик Баскервилей пишет: У меня, похоже, приступ совести и вдохновения - реализую давние планы. Надо сказать, очень удачно!

агидель: Лоттик Баскервилей пишет: Новый фанфик. Тапками не бить, Лоттик переел сгущёнки. Настроение соответствующее Мне, если честно, такой финал нравится куда больше настоящего. Все счастливы, как говорится, и волки сыты и овцы целы.

Miss Fortescue: А эту вещь я грозилась написать ко Дню рождения Лоттика, но закончила только сегодня)) СОБАКА ФРЕНКЛЕНДА Бэрил отложила спицы и в который раз посмотрела на часы. Куда Джек опять запропастился? Пора бы ему и вернуться… В прихожей хлопнула дверь. В комнату ворвался Стэплтон, весь в камышовом пуху и болотной тине. Чтобы избежать скандала, он с порога затараторил: - Как ты себя чувствуешь, дорогая? - Хорошо, но… я ужасно расстроена… - промямлила Бэрил, в ужасе разглядывая пиджак Стэплтона. За каким циклопидесом его опять носило? - Да? Это кстати. Дело в том, что я шёл как раз для того, чтобы тебя расстроить, и очень боялся. Но раз ты уже расстроена, тем лучше. Стэплтон уже собирался усесться в кресло, но Бэрил вовремя остановила его и с трудом стащила с него мокрый и грязный пиджак. - Увы, Бэрил, меня… сажают в тюрьму, - наконец объяснил Джек. Бэрил ахнула. - Это из-за того Лестрейда, которого ты подстрелил? - Нет, Бэрил, не из-за Лестрейда. - А за что? - За выпь! Глаза Бэрил округлились. Она с самого начала чувствовала, что интерес мужа к местной живности ничем хорошим не закончится. Но чтобы до такой степени… - Хотя, по правде говоря, дело не столько в выпи, сколько в этой старой свинье Френкленде, возле дома которого я охотился, - продолжал тем временем Джек. – Представляешь, он оказался председателем общества по борьбе с браконьерством… Я предлагал ему любые извинения, любой штраф, но он стоял на том, чтобы я сел! От волнения Стэплтон принялся распускать свитер, который жена вязала ему к зиме. Её это, похоже, уже мало волновало. - Ах, Боже мой, Боже мой… Зачем, зачем ты только охотился на его территории? - Это вышло совершенно случайно, - принялся оправдываться Джек. – Когда мы с Лорой вышли из кэба, то мы направились самой кратчайшей дорогой к середине Гримпена… Глаза Бэрил округлились ещё сильнее. - Погоди, погоди… С какой Лорой? Бэрил вопросительно уставилась на мужа. - А кто сказал «с Лорой»? - руки Стэплтона нервно вздрогнули. - А почему тебя это удивляет? - Прости, Джек, меня это больше чем удивляет! А кто такая… Лора? И тут Стэплтон понял, что влип почище трясины. Сочинять легенду было некогда, поэтому он набрал в лёгкие побольше воздуха и выпалил первое, что пришло в голову. - Собака!!! - Собака? И где ты её взял? - Мне её одолжил… Френкленд! - И собаку Френкленда… зовут Лора? -Лора!!! «Нет, ну надо же, как же ты похожа на Френкленда, - подумал Джек. – Не удивлюсь, если у старика по молодости была мимолётная интрижка в Коста-Рике…» - Что за фантазия – назвать собаку именем дочери? – продолжала допрос Бэрил. - Ну что ты хочешь от Френкленда? – Стэплтон вскочил и забегал по комнате. – Бэрил, ты меня поражаешь: назвать собаку именем дочери для тебя неудивительно, а дать мне собаку для охоты, чтобы потом засадить меня за решётку, – удивительно? Где логика? Я не понимаю! Ну да ладно, дело не в этом. Ну вот, идём мы с Л… с собакой, - подчеркнул он, - идём, разговариваем… - А кто… кто с кем разговаривает? – снова перебила Бэрил. - Ну понятно же, что я с собакой! Не собака же со мной! – раздражённо ответил Джек. Вот чёрт, лучше было бы сразу утопиться в трясине. – Ну вот, а мы идём, идём… Кругом природа, погода! Лора резвится, как ребёнок… Я и не заметил, как мы подошли к дому этого проклятого Френкленда! Вдруг что-то - бр-р – выпь! Лора как закричит нечеловеческим голосом: «Джек, стреляй!!!» - Да подожди! – опять перебила Бэрил. – Как же это собака может кричать нечеловеческим голосом: «Стреляй, Джек»? Ещё немного, и Стэплтон застрелился бы сам вместо выпи. - А ты что, хочешь, чтобы она кричала человеческим голосом? Естественно, нечеловеческим! Она закричала: «Гав, гав-гав!» У неё хвост в струнку, грудь - вот так, лапки - вот так, на лице румянец… - На чьём лице? - На моём! На мо-ём!!! Стэплтон принялся бегать взад-вперёд, как тигр по клетке. - Ты даже не представляешь: Лора, всегда такая спокойная женщина… - Так значит, Лора – всё-таки женщина? - Да нет, я говорю: Лора всегда такая спокойная… Женщина легко управится с такой собакой! И вдруг она рвётся вперёд, как бешеная! Я стреляю из одного ствола – выпь падает вниз. Я стреляю из другого – и вверх взлетает Лестрейд! Выпь молчит, Лестрейд кричит, все сбегаются! Теперь я - браконьер... Сегодня суд. Суд удаляется, суд возвращается, все встают – меня сажают. За мной приедет полицейский кэб, и меня, натуралиста Джека Стэплтона, повезут через весь Девоншир, как последнего забулдыгу! - Ах, Боже мой... Неужели ничего нельзя сделать? – вздохнула Бэрил. – Дорогой, я не представляю, как ты там будешь... Ты ведь не представляешь, какое там может быть общество... - Общество? – хмыкнул Джек. – Какой-нибудь сброд, с которым интеллигентному человеку нельзя будет поговорить! Бэрил в отчаянии заломила руки. - Господи, пошли, чтобы за это время посадили как можно больше образованных людей, чтобы тебе не было там скучно! «Конечно, зато ты здесь точно не соскучишься... с такими соседями», - ухмыльнулся про себя Стэплтон. В дверях раздался жуткий грохот, после чего появился перепуганный доктор Мортимер. Конечно, ведь входную дверь никто и не подумал закрыть, более того, никто не поправил коврик у входа, который хозяин Меррипит-хауса в спешке смял ногами в гармошку. - Мистер Мортимер, - затараторила Бэрил, - Вы слышали? Джека сажают в тюрьму! - Мисс Стэплтон, я вполне разделяю Ваше огорчение, - ответил доктор, беря на руки Снупи, чтобы тот не наследил в чужом доме. - Но, в конце концов, просидеть там каких-нибудь пару дней – это не так уж много! - Ну, во-первых, не пару дней, а десять дней, - поправил Стэплтон, - я дома не сидел столько дней подряд! - Ну, знаете, Стэплтон, никто не виноват, что Вы вдруг ни с того ни с сего стали охотником! – недовольно проворчал Мортимер. Вот так всегда: зайдёшь в гости в самый неподходящий момент, а потом расхлёбывай чьи-то неприятности... - Почему же Вы не отговорили его от этого? – продолжала возмущаться Бэрил. – А ещё друг! - Мисс Стэплтон, но я всегда высказывался против охоты! – возразил гость. - Ну, Вы, может быть, и против охоты, а Френкленд? Френкленд? Он даже одолжил ему свою собаку! - У Френкленда нет собаки! – удивился Мортимер. Сердце горе-охотника ушло в пятки. Чёртов Мортимер, святая простота, у него просто талант всё испортить! Брови Бэрил подскочили до самой причёски. - Джек мне только что сказал, что у него есть собака!!! Мортимер с ужасом понял, что снова сболтнул лишнего. Лисья сущность соседа не желала покоя и затеяла очередную интригу, в которую его, Мортимера, забыли или попросту не успели посвятить. Бэрил вопросительно уставилась на муже-брата. - Джек, ты что... ты мне сказал неправду? - Нет, но... – замялся тот. - Мисс Стэплтон, - вмешался Мортимер. – Неужели Вы думаете, что мистер Стэплтон может сказать Вам неправду? Ай-яй-яй... - Значит, Вы сказали неправду! – отрезала Бэрил. - Я? Я ни-ког-да не вру! – гордо отчеканил Мортимер. - Но Вы говорите, что у Френкленда нет собаки... - Да! - ... а Джек говорит, что есть... - Да! – пискнул из угла Стэплтон. - Значит, кто-то из вас обязательно врёт! – заключила Бэрил. «Сумасшедший дом», - подумал Мортимер, вытирая лоб платком. - Мисс Стэплтон, я сейчас Вам всё объясню, - начал он. – Дело в том, что... ровно двадцать минут назад... собака Френкленда... сдохла. Стэплтон об этом ничего не знает, а я знаю. Поэтому он говорит, что собака есть, а я говорю, что её нет! Джек облегчённо вздохнул. Надо же, оказывается, Мортимер может исправить ситуацию так же легко, как испортить! - А от чего она сдохла? – поинтересовалась Бэрил. - Разрыв сердца, - быстро нашёлся гость. – Прямо на моих глазах... Бедный Дик! Я так его любил... Стэплтон так и замер. Похоже, он переоценил Мортимера... - Почему Дик? – удивилась Бэрил. – Лора! - Лора – это дочь Френкленда, - осторожно уточнил гость. - Я знаю, что дочь! Но Джек мне сказал, что... собаку Френкленда... тоже зовут Лора! «Замкнутый круг какой-то, - в который раз мелькнуло в голове Стэплтона. - Уж лучше бы меня сожрала эта самая собака...» - Кто сказал? – не понял Мортимер. - Джек! А Вы говорите - Дик... - Кто? Я? Бедный доктор в который раз пожалел, что зашёл в гости к этой полоумной парочке. И тут его осенила догадка. - Но это же очень просто! Дело в том, что Дик стал Диком буквально перед смертью! А до этого он был Лорой! - А как такое может быть? - Дело в том, что Френкленд купил свою собаку, Лору, значительно раньше, чем поссорился со своей дочерью, Лорой. И когда он с ней поссорился, у него, как Вы сами понимаете, из-за этого начались недоразумения. Бэрил просто выходила из себя. - Я уже ничего не понимаю! Какие ещё недоразумения? - Это же очень просто, - Мортимер продолжал излагать легенду, которая рождалась прямо на ходу. – Скажем, Френкленд сидит один, ему скучно, он хочет позвать собаку. Естественно, он кричит: «Лора! Лора!» И что же получается? - Что получается? – переспросил Стэплтон, который никак не мог понять, чего добивается злосчастный гость. - Собака думает, что зовут миссис Лайонс, и не трогается с места! А Френкленд от старости забывает, что зовёт собаку, а не дочь, вспоминает миссис Лайонс и приходит в бешенство! – радостно закричал Мортимер, довольный собственной выдумкой. - Представляете, какая у старика была жизнь? Конечно же, он решил переименовать собаку, и назвал её... Диком. - Но Дик – это же мужское имя! – поразилась Бэрил. Джек схватился за голову. - Мужское, - кивнул Мортимер. Вот чёрт, опять незадача... – Мужское. Мужское! - Ну? – Бэрил ждала ясного ответа. - Но ведь как рассуждал Френкленд? - Как рассуждал Френкленд? – робко переспросил Стэплтон. На логический конец он уже не рассчитывал. - Если он даст собаке новое женское имя, скажем, Элиза, то что ждёт его в будущем? – продолжал выкручиваться Мортимер. – Характер у старика тяжёлый, дочь от него ушла, но собака – никогда! С другой стороны, мы ничего не знаем о его прошлом! Возможно, у него когда-нибудь объявится внебрачная дочь! И где гарантия, что его вторая дочь не окажется тоже Элизой? А? Где гарантия? Поэтому Френкленд и дал собаке новое мужское имя. Но собака, очевидно, этого не выдержала и сдохла... Сдохла Диком, будучи, по существу, Лорой! Уф... как у вас здесь жарко! Мортимер отдышался и с облегчением взглянул на Снупи. Тот одобряюще тявкнул. - Бэрил, принеси, пожалуйста, нашему гостю чашечку кофе, - улыбнулся Стэплтон. Всё-таки сосед умеет морочить людям голову, причём довольно успешно. Мортимер уселся в кресло и тут же подскочил. « Ну что за люди эти Стэплтоны? Несут какую-то околесицу про собак, бросают спицы прямо в кресле... Ноги моей больше не будет в этом сумасшедшем доме!»

Лоттик Баскервилей: Хорошую вещь прочитать никогда не поздно!)))

Pinguin: Люблю этот холмсо-эпизод.

LaBishop: Miss Fortescue пишет: - Да! – пискнул из угла Стэплтон. - Значит, кто-то из вас обязательно врёт! – заключила Бэрил. «Сумасшедший дом», - подумал Мортимер, вытирая лоб платком. - Мисс Стэплтон, я сейчас Вам всё объясню, - начал он. – Дело в том, что... ровно двадцать минут назад... собака Френкленда... сдохла. Стэплтон об этом ничего не знает, а я знаю. Поэтому он говорит, что собака есть, а я говорю, что её нет! Ух ты, только сегодня нашел время прочитать. И не то что не жалею, а очень доволен . Miss Fortescue, здорово!!! Качественно сделано.

Irene: собака Френкленда Ха-ха. Miss Fortescue , Интересно, а как выглядел бы Юрий Соломин в роли Степлтона?

Лоттик Баскервилей: "Как приятно и забавно, Что я очень нравлюсь вам!" - это Лоре)

Miss Fortescue: Irene пишет: Интересно, а как выглядел бы Юрий Соломин в роли Степлтона? Ачто, по-моему, получился бы очень колоритный Стэплтон! Не Янковский, конечно, но тоже вариант)) Да и вообще мне эта идея нравится - собрать всех Соломиных в одном фильме

Михаил Гуревич: Miss Fortescue пишет: Да и вообще мне эта идея нравится - собрать всех Соломиных в одном фильме Да бывало такое. И Вы знаете, в каком фильме. Хотя их несколько было. А сама история хороша

Miss Fortescue: Михаил Гуревич пишет: Да бывало такое. И Вы знаете, в каком фильме. Хотя их несколько было. Но я имела в виду именно наш Фильм

Михаил Гуревич: Miss Fortescue пишет: Но я имела в виду именно наш Фильм Тогда уж и всех Ливановых.

Natly Ravens: Извините, что вмешиваюсь в разговор, но очень хотелось бы попросить Лоттика принести в эту тему "Миску овсянки". Кажется, её на 221b ещё не было.. Лоттик Баскервилей , не откажите, а?

Лоттик Баскервилей: Natly Ravens Она находится в "Теме для Холмсо-гонщиков": Миска овсянки И там же - на всякий случай: Про умную собаку Баскервилей

Natly Ravens: Лоттик Баскервилей Спасибо

Erubescent: Лоттик Баскервилей Хвала лепо! Вы как всегда!

Jacky_Glayhem: ))))))раздолье для меня

Лоттик Баскервилей: ЭТЮД В ФОСФОРНЫХ ТОНАХ Встреча натуралиста Стэплтона и художника Лайонса состоялась на подчёркнуто нейтральной территории. Что Меррипит-хаус и Кумб-Треси – места для скандалов малоподходящие, было ясно обоим, но и на открытом воздухе скандалить тоже нужно умеючи. Зря, что ли, большая часть торфяных болот просматривается в подзорную трубу Френкленда? Хорошо ещё, что участок дороги между почтовой конторой и Гримпенской трясиной выпадал из поля зрения сутяжного агрегата. Но бережёного Хьюг бережёт, так что на всякий пожарный случай оба джентльмена держались подчёркнуто вежливо, основные надежды возлагая на подтекст. - Добрый день, мистер Лайонс, - медовым голосом поздоровался Стэплтон, снимая шляпу. – Что ж вы один ходите? Тут места, знаете ли, опасные… (В глазах его весьма ясно читалось: «В трясине я таких видал…»). - Да знаете, - в тон ему ответил художник, приподнимая берет, - в Кумб-Треси тоже иногда всякое случается… («Только попадись мне с Лорой – уши бы оборвал!» - послали его глаза не менее красноречивый подтекст). - Ну, сравнили, - чуть-чуть, для проформы, обиделся энтомолог за свою трясинную епархию, - у нас ведь, между прочим, силы зла шастают. («Искать вас гарантированно не будут, так что…») - Это какие же такие силы зла? – взъерошился Лайонс. («Не пугай, пуганые!») - Да хотя бы собака Баскервилей, - преувеличенно безмятежно поведал Стэплтон. - Неужто не слышали? Огромная такая собака, в темноте светится и воет. И голодная, говорят… - Светится, говорите? – в этот момент в Лайонсе заговорил художник, бесцеремонно пхнув (в том же Лайонсе) ревнивого мужа в рёбра. – Чёрт побери, интересная у вас достопримечательность! Так бы и нарисовал! - Ой ли? – совершенно искренне, без всяких подтекстов засомневался Стэплтон. – А карандаш из рук со страху не выскочит? - Хотите пари? – засверкал глазами художник. - Извольте! – пожал плечами Стэплтон. (Внутренний голос смущённо подсказывал, что это было бы по определению нечестное пари, но натуралист быстро напомнил ему, что Лайонс, в конце концов, сам нарвался). – На что спорим, на бутылку виски? - Ещё чего! – Лайонс понимал, что ему в любом случае нечего терять, и пустился во все тяжкие. – Спорим на мою Лору! В буквальном смысле: если я завтра представлю вам готовый портрет этой вашей Собаки Догвилля или как вы там выразились… - Баскервилей, - любезно поправил Джек. - Неважно. Одним словом – я рисую вашего болотного волкодава, и вы тут же оставляете в покое мою жену. Согласны? - А если нет? - Что – нет? - Не нарисуете. - Тогда чёрт с вами, - буркнул Лайонс. – Но имейте в виду, мистер Стэплтон – я писал этюды после четырёх бутылок бренди и выиграл стипендию Фортескью! Так что, - ухмыльнулся он, - это будет не совсем честное пари. - Я в этом не сомневаюсь, - промурлыкал энтомолог, снова ненавязчиво пуская в ход подтекст. Но Лайонс был настолько увлечён предвкушением победы, что не уловил его. Вернувшись в гостиницу, где он временно обретался, Лайонс тут же принялся собирать всё необходимое. Он уложил альбом, кисти и произвёл ревизию в ящике с красками. Итог его не удовлетворил – в наборе не было одной-единственной нужной ему краски, а именно светящейся. Но не таковский был Лайонс, чтобы из-за какого-то жалкого тюбика сдаваться без боя. Он выгреб из карманов последние деньги, твёрдо решив за гостиницу не платить (было бы за что!), и двинулся на поиски магазинов соответствующего профиля. Однако по пути ему вдруг вспомнилось, что в Гримпене и Кумб-Треси красками отродясь не торговали и именно по этой причине он от нечего делать оказался связан узами брака. Как раз в этот момент наш служитель муз проходил мимо Меррипит-хауса, где на крылечке в расстроенных чувствах сидела Бэрил. Её брат (он же муж) ни с того ни с сего вооружился шлейкой и двинул на Гримпенскую трясину, наказав ей по обыкновению «сидеть дома и помалкивать насчёт орхидей», что, разумеется, повергло уроженку Коста-Рики в немалое беспокойство. В тот момент, когда появился Лайонс, она уже собиралась махнуть рукой на всё и бежать в Баскервиль-холл с рекомендацией перейти на осадное положение. - Добрый вечер, мисс, - галантно поздоровался художник, сдёрнув с уха берет. – Не найдётся ли в вашем гостеприимном доме капельки светящейся краски? По-хорошему, Бэрил следовало бы помалкивать, но в свете последних событий Лайонс воспринимался не как свидетель, который вот-вот побежит к Шерлоку Холмсу, а скорее как товарищ по несчастью. - Сейчас посмотрю, - пообещала она не без злорадства и побежала в собачий сарай. Ей, а заодно и Лайонсу, повезло – в углу ещё стояла консервная банка с остатками фосфора на донышке. - Вот спасибо, - обрадовался художник, сунул банку в карман и зашагал к ближайшему пабу. После вещественной подготовки предстояла не менее важная – моральная. Будь, он, впрочем, понаблюдательнее, то спросил бы себя, куда исчез из кармана его любимый карандаш – синий с одного конца и красный с другого… Бэрил же, проводив Лайонса, не стала сидеть на месте. Её осенила не менее жуткая мысль – что, если художник тоже участвует в раскраске баскервильской собаки? Времени клеить письмо у неё не было (как, впрочем, и «Таймса» с клеем), поэтому наша леди, не теряя ни минуты, помчалась на болота в надежде найти Шерлока Холмса или, на худой конец, доктора Ватсона. Таким образом, к наступлению темноты все жители торфяных болот были в боевой готовности. Холмс и Ватсон отбили на всякий пожарный телеграмму Лестрейду, а сами, так его и не дождавшись, залегли под гранитным столбом. Доктор Мортимер завязал себе узелок на память, правда, всю ночь не мог вспомнить, зачем. Френкленд занял наблюдательную позицию на крыше, вооружённый горячим чайником и Уложением о наказаниях. Исключение составляли сэр Генри, слишком занятый взломом мини-бара, чтобы заметить, что Бэрримор с женой тщательно забаррикадировали его снаружи, а также Лора Лайонс, которая и вовсе не подозревала, какая борьба за права на неё разыграется в эту ночь. Стэплтон, провозившись с росписью Собаки дольше обычного, вывел её из сарая с тем расчётом, чтобы ровно в десять часов вечера быть на месте. (Видите ли, многолетний опыт убедил его, что в это время фосфор производит наиболее сногсшибательный и наследствогарантирующий эффект). Собака была изрядно удивлена, что вместо чёрного ботинка хозяин с хитрой улыбкой дал ей понюхать карандаш, синий с одного конца и красный с другого. Вдобавок пахло от него кем-то, явно не принадлежавшим к роду Баскервилей. Однако вопросов задавать не стала и по команде «Фас!» скакнула в туман. Тем временем художник Лайонс с комфортом разместился на холме, вежливо попросив оттуда часового, и водрузил на его место мольберт. Минут пять он выжидающе постоял с палитрой в одной руке и кистью в другой. Но проклятье болот материализоваться не спешило, и художник высвободил одну руку, с тем чтобы занять её фляжкой с грогом. Настроение сразу поднялось, и вместе с содержимым фляжки в Лайонса, приятно грея душу, перетекала уверенность в победе. В тот момент, когда часы с кукушкой в доме Френкленда ехидно прокуковали десять раз, а содержимое фляжки, как и терпение служителя муз, иссякло, из тумана вдруг послышался мерный топот и глухое хищное сопение. Лайонс заволновался и спешно обмакнул кисть в чёрную краску. Правда, он тут же пожалел об этом и сунул её в жестянку с фосфором, ибо на тропинку со скоростью полицейского парового катера (если бы он мог передвигаться по суше) вылетела, рассыпая синеватые искры, фосфоресцирующая собака высотой чуть ли не с обеденный стол. Лайонс во всю ширь распахнул глаза и живо зашуровал кистью. Собака, привыкшая к тому, что обладатели запаха, который обычно издавали принесённые хозяином игрушки, пускаются наутёк с воплями, остановилась и удивлённо покрутила мордой. - Вот! – обрадовался сияющий Лайонс. – Вот так и оставайся, я тебя сейчас и нарисую… Но тут собака заметила, что жертва, хоть и не собирается убегать, шуршит и постукивает чем-то заманчивым, и решила поближе посмотреть, чем именно. - Ну, ты куда?! – взвыл разочарованный Лайонс. – Такое было композиционное решение! Сидеть! Я кому говорю, сидеть, животное! Однако на изнывающую от любопытства собаку это не произвело эффекта. Она неотвратимо приближалась к мольберту. В тот момент, когда между ними осталось каких-то полтора собачьих прыжочка, нервы у художника сдали, и он, схватив мольберт и краски в охапку, скатился с холма вниз. Собака, чрезвычайно обрадованная тем, что новая игрушка бегает не хуже прежних, рванула в погоню. Лайонс пискнул, отшвырнул мольберт и припустил куда глаза глядят с альбомом в одной руке и кистью в другой. «Влип! – отчётливо подумалось ему. – Не видать мне Лоры, как своих ушей!» Но тут в творческом джентльмене взыграло оскорблённое самолюбие. Слыханное дело – проиграть пари болотному ботанику из-за какого-то настырного четвероногого привидения? Честь бывшего соискателя стипендии Фортескью (после четырёх бутылок бренди!) не позволяла сдаваться без боя. - Чёрта с два! – крикнул он топочущей вдогонку псине. – Я тебя всё равно нарисую! – И, то и дело оборачиваясь на бегу через плечо, принялся набрасывать в альбоме светящийся силуэт. Однако, как ни быстро возникал на альбомном листе новаторский шедевр, расстояние между его создателем и хвостатой натурщицей сокращалось ещё быстрее. В самый ответственный момент челюсти собаки сомкнулись на блузе Лайонса. Нечеловечески изящная линия хвоста превратилась в некую постмодернистскую загогулину. Болота огласились отчаянным воплем. Художник рванулся, оставив полу блузы в мастифьих зубах, и с разгону взлетел на гранитный столб. Собака разочарованно заметалась вокруг. - Что, съела? – переводя дух, хихикнул Лайонс. – Сиди теперь, сиди, я ещё тебя не дорисовал… Он поудобнее устроился на верхушке столба, а собака села внизу и огорчённо заскулила. Холмс и Ватсон в своём укрытии с удивлением наблюдали за этой сценой. - А вы уверены, что это не сэр Генри? – в четвёртый или пятый раз спросил Ватсон. - Сами посудите, - пробурчал Холмс, попыхивая трубкой, - разве сэр Генри когда-нибудь носил берет или рисовал по ночам этюды? - Первый раз слышу, - признался доктор. – А что же нам тогда делать? - А вот не скажу, - злорадно отозвался Холмс. – Вы же считаете, что я ничего не смыслю в вопросах современной живописи… На рассвете к гранитному столбу, небрежно помахивая сачком, приблизился Стэплтон. Его взору предстала умилительная картина: наверху на столбе сидел съёжившийся от холода Лайонс, а внизу разместилась торжествующая собака. - А я вас предупреждал, - пропел натуралист, снимая шляпу перед соперником. - Я вас тоже предупреждал! – хлюпая носом, провозгласил художник и помахал в воздухе альбомом. – Что, разве не похоже? - Ну-ка, покажите! – потребовал Стэплтон. Лайонс пораскинул мозгами, потом вырвал из альбома лист с рисунком, сложил из него бумажного голубя и спустил прямо в руки энтомологу. По мере того, как тот разворачивал голубя, его брови медленно и неуклонно ползли вверх. - Видали? – торжествовал Лайонс. – Только попробуйте ещё сунуться в Кумб-Треси! Но тут собака, до этого момента невозмутимо наблюдавшая за происходящим, вперевалочку подошла к хозяину, ухватила зубами листок и ничтоже сумняшеся съела его. - Это нечестно! – заверещал Лайонс. – Вы её подговорили! - Когда я, по-вашему, успел? – парировал Стэплтон. – Так что, прошу прощения – ваш выигрыш недействителен. Пойду, пожалуй, расскажу об этом миссис Лайонс… Он свистнул Собаку и направился в сторону Кумб-Треси. Лайонс проводил его тоскливым взглядом. Потом воздел руки к небу, уронив при этом коробку с красками, и сакраментально возопил: - Надо было поспорить на бутылку виски!

Miss Fortescue: Лоттик Баскервилей пишет: ЭТЮД В ФОСФОРНЫХ ТОНАХ Так вот она какая, история о Лайонсе! Лоттик Баскервилей пишет: Честь бывшего соискателя стипендии Фортескью

Лоттик Баскервилей: Miss Fortescue Эту стипендию вручали в рассказе "Три студента")

Miss Fortescue: Лоттик Баскервилей Я помню))) Это я так, "знакомые буквы" увидела)))

Natly Ravens: Лоттик Баскервилей, замечательная история! Лоттик Баскервилей пишет: - Сами посудите, - пробурчал Холмс, попыхивая трубкой, - разве сэр Генри когда-нибудь носил берет или рисовал по ночам этюды? - Первый раз слышу, - признался доктор. – А что же нам тогда делать? - А вот не скажу, - злорадно отозвался Холмс. – Вы же считаете, что я ничего не смыслю в вопросах современной живописи… Это больше всего понравилось)

Михаил Гуревич: Хорошо! Лоттик Баскервилей пишет: художник Лайонс с комфортом разместился на холме, вежливо попросив оттуда часового

Лоттик Баскервилей: Miss Fortescue, ловите ваш деньрожденный подарок! ПРОКЛЯТЬЕ НА ВЫРОСТ Когда я буду именинник, Куплю я Боську за полтинник, Ей продавец измерит рост - Четыре лапы, пятый хвост... Скажу кузену я и дяде: С чего завидовать вам ради? Поскольку с нынешнего дня Есть шанс на Холл и у меня! - Ну что, будете сейчас забирать? Вопрос мистера Менгласа, собачьего заводчика с Фулхем-роуд, поставил Стэплтона в тупик. Ибо в этот самый момент он некстати взглянул на часы и понял, что влип. Дело в том, что в шесть часов вечера (а по летнему времени фактически дня) мистера энтомолога с сестрой ждал к чаю доктор Мортимер. А Бэрил ещё утром заявила, что не желает пропускать это мероприятие, так как Джек с его взращённой в Коста-Рике привязанностью к кофе не баловал её чайком. Но это ещё полбеды - хуже то, что к чаю (увы, не в качестве главного блюда) обещал быть и сэр Чарльз. А ему совсем не обязательно было лицезреть в дверях безнадёжно опоздавшего, взмыленного и обсыпанного собачьей шерстью соседа. Ещё Мортимеру можно было скормить байку о встрече с дикой кусачей выпью, а любезный дядюшка, не дай бог, ещё сопоставит два и два при встрече с фамильным проклятьем... О том же, чтобы устроить эту встречу, не откладывая дела в долгий ящик, прямо за чаем, не могло быть и речи. При всей, что скрывать, заманчивости прожекта. - А если не получится? - стросил Стэплтон. - У вас нет доставки на дом? - Сколько угодно! - по-милвертоновски, в тридцать два зуба заулыбался мистер Менглас. - Курьерская или почтовая? - Лучше почтовая, - решил энтомолог, мысленно принеся соболезнования родным и курьера, и почтальона. Потом черкнул на бумажке адрес - Кумб-Треси, вокзал, до востребования - и помчался на поезд. - А чего это вы так запыхались? - встретил его в дверях своего дома доктор Мортимер. - Не поверите, - пропыхтел натуралист, обмахиваясь шляпой. - Наскочил на дикую, зубастую выпь! Еле ноги унёс. Мортимер, не искушённый в вопросах зоологии, сочувственно поцокал языком. *** Следующие пять с половиной дней Стэплтон просидел как на энтомологических булавках. Он заходил на вокзал по три раза на дню, отчаянно при этом шифруясь от Бэрил и от Лоры. Собаки не было. На исходе шестого дня терпение, а точнее, нетерпение энтомолога было наконец вознаграждено. Посидев у Лоры, он на обратном пути решил заскочить на вокзал - без особой надежды на успех - и оказался там как раз в тот момент, когда носильщики сгрузили на платформу огромный ящик, густо усеянный штемпелями и забранный с одной стороны частой проволочной сеткой. Судя по размерам, в нём с комфортом мог разместиться средних размеров бенгальский тигр. - Это мистеру Стэплтону, до востребования? - не веря своему счастью, уточнил мистер Джек, торопливо расписался в квитанции и остался на платформе в обнимку с ящиком. Изнутри донеслось глухое требовательное ворчание. С опозданием доехавшее проклятье явно стремилось на волю. Рассудив, что после дальней дороги сарайчик на трясине будет не самым подходящим местом для нового друга, Стэплтон разыскал самый большой кэб и покатил в Меррипит-хаус, благо Бэрил в тот день не было дома. *** С трудом втащив урчащий и повизгивающий ящик в кухню, вспотевший Стэплтон вооружился кусачками и, мысленно перекрестившись, снял сетку. Ящик поразил его своей пустотой. - Неужели надули? - изумился Джек, отступая на шаг. - А что же тогда рычало? Он опустился на четвереньки, заглянул внутрь и тихонечко свистнул. Из ящика послышалась возня, и наружу выбрался на толстых разъезжающихся лапках... щенок, мохнатый, чёрный, с загнутыми вперёд ушами. Он поднял мокрый носик и принюхался. - Это... это и есть самый большой мастиф? - пробормотал обалдевший от неожиданности Стэплтон, вытаращенными глазами созерцая пухнатого пришельца величиной с шапку. - И как мне с тобой изображать проклятие рода Баскервилей?! Собачёныш ткнулся натуралисту в ноги и требовательно, жалобно заскулил. Он определённо проголодался. - Да, - продолжал размышлять вслух мистер Стэплтон, - но не покупать же мне взамен новую собаку! Во-первых, я же разорюсь, а во-вторых, куда я тебя дену, такого маленького? Малыш почуял, что речь идёт о нём, и тявкнул в знак согласия. На всякий случай Стэплтон снова влез в ящик со слабой надеждой, что там может оказаться мамаша щенка или, на худой конец, запас питания для него. Но всё, что ему удалось нашарить в куче стружек - это конверт с запиской следующего содержания: "Уважаемый мистер Стэплтон! Мы приносим свои извинения за то, что ввели Вас в заблуждение. Дело в том, что самые большие мастифы у нас закончились. Поэтому, чтобы загладить причинённые неудобства, мы предлагаем вам щенка той же породы и гарантируем, что при надлежащем уходе и кормёжке он вырастет до интересующего Вас размера. С уважением, Фирма Росс и Менглас". Будь у мистера Джека похуже с чувством юмора, он бы вспомнил пару забористых костариканских ругательств. Но он был человек мыслящий и вместо этого расхохотался. За этим занятием его и застигла неожиданно вернувшаяся Бэрил. - И что такого смешного в этом складе мусора на моей кухне? - требовательно вопросила костариканская красавица, но больше ничего в адрес братомужа высказать не успела. Щенок, забеспокоившись, что останется без обеда, заковылял прямо к ней, уселся на хвостик-пупочку и задрал кверху мордашку. - Ой, какой миленький! - Бэрил захлопала в ладоши. - Это мне? Джек, ты прелесть! - Тебе, конечно же, - с натянутой улыбкой ответил натуралист, надеясь, что со стороны не выглядит роялем в кустах. - Давай-ка согрей ему молока, пока я тут приберу... Даже не сняв перчаток, Бэрил бросилась топить плиту. Стэплтон довольно вздохнул: на лице супруги было написано очевидное стремление разделить с ним нелёгкий труд по взращению фамильного проклятья. В тот же вечер выяснилось, что малыш оказался малышкой. Супруги торжественно нарекли её заранее заготовленным именем Боська, напоили до отвала молоком и разместили на ночь в корзинке для вязанья. *** На другое утро Стэплтон проснулся от ощущения чего-то мягкого в районе его пяток. Он открыл глаза и увидел Боську, которая с комфортом устроилась у него в ногах и увлечённо терзала острыми зубёшками его домашнюю туфлю. Сев в постели, Джек увидел, что сестра-близнец последней в непотребно изжёванном виде валяется у порога. - Ну что мне с тобой делать, негодница? - добродушно укорил Стэплтон и попытался отнять неподходящую игрушку. Бося заворчала и упёрлась лапками - мол, не отдам! - Ну чему ты её учишь! - строго заметила Бэрил, появляясь на пороге спальни. - Да ладно тебе, - вступился за будущее проклятье энтомолог, - я всё равно хотел купить новые туфли... ("Между прочим, - добавил он про себя, - можно её на дядюшкины ботинки натаскивать...") Пусть ребёнок позабавится. - Нет уж, теперь моя очередь! - возразила Бэрил. - Иди к мамочке, солнышко, а папочка приготовит нам кофе на завтрак... - По-моему, Боське ещё рано кофе, - попытался схитрить Джек. - Ну, раз уж ты всё равно согреешь ей молока, разве трудно сварить и пару чашек кофе? - с непробиваемой холмсовской логикой заключила Бэрил. Стэплтон только вздохнул ("Чёртов кофе, надо же было похвастаться им в Коста-Рике!") и, зевая во весь рот, потащился на кухню. *** С того дня распорядок дня в Меррипит-хаусе существенно изменился. Вместо того, чтобы вставать ни свет ни заря и носиться за бабочками, Стэплтон ни свет же и ни заря нёсся в мясную лавку и возвращался с полным кульком мясных обрезков в качестве трофея. Боська встречала его с неизменным восторгом, с которым могла сравниться разве что скорость, с которой исчезало содержимое кулька. Чтобы отвлечь Боську от жевания ботинок, Стэплтон пытался брать её на экскурсии. Но малышка во время первой же прогулки сделала крайне антинаучный вывод, что бабочки - не предмет коллекционирования, а чрезвычайно занятная игрушка, и не раз энтомолог, погнавшись было за ценным трофеем, находил его (а точнее, те ошмётки и микрочастицы, что от него остались) в зубах своей лопоухой хищницы. Тем временем благодаря Френкленду и его всезнающей трубе о новом собачнике вскоре узнало всё болото. Через неделю в гости к Стэплтонам заявился доктор Мортимер и, обшарив все карманы, наконец извлёк из-под шляпы свёрток с бывшими игрушками Снупи. Подарок представлял собой горсточку отшлифованных Снупиными зубками костей различной степени допотопности. - А не рано ли? - забеспокоилась Бэрил. - Ничего, зубы крепче будут, - дал добро Стэплтон, у которого потеплело на душе при мысли о том, как при виде этих зубов ринется в пятки дядюшкино сердце, и они с Мортимером умилённо наблюдали за тем, как довольно ворчащая Боська поволокла из комнаты осьмушку когтя бронтозавра. *** Чем больше Боська росла, тем больше ела. А чем больше она ела, тем больше росла. Но вместе с тем чем больше она росла, тем больше денег уходило на мясные обрезки, а Боська, хотя и изгрызла в доме всё мало-мальски подходящее для точения зубов, до размеров фамильного чуда-юда пока, хоть лопни, не дотягивала. А было надо. Бэрил уже намекала, что заделать трещину в семейном бюджете поможет разве что ограбление почтового вагона, а Френкленд, найдя под балконом закопанную Боськой кость, начал собирать материалы по иску о незаконном захоронении на его участке. И в один прекрасный день (точнее, прекрасный поздний вечер) Стэплтон решился. Он сварил в жестянке странную смесь, совершенно без запаха, зато инфернально светящуюся. Чтобы раскрасить Боську, пришлось посадить её на цепь. Но всё равно будущее проклятье вертелось, как заводной апельсин, и через полчаса из сарая выбрались два светящихся болотных чудовища. То, что покрупнее, чертыхнулось сквозь зубы и побрело в дом умываться. Спустя ещё час у ворот Баскервиль-холла показались две чёрные (одна притом и мерцающая) тени. Одна из низ подкралась к дому, вытащила из рукава записку и просунула под дверь. Это было письмо якобы от Лоры, которое Джек, не успевший за всеми хлопотами сгонять в Кумб-Треси, нацарапал сам. Энтомолог немного постоял, и, как только за дверью послышались шаркающие шаги Бэрримора, метнулся назад к ограде. Пригибаясь, чтобы не увидели, и держа Боську под мышкой, он добрался до калитки в тисовой аллее и присел рядом. Вскоре из-за калитки потянуло табачным дымом. Сэр Чарльз выжидающе прохаживался туда-сюда по дорожке, время от времени стряхивая пепел с сигары. Боська недовольно завозилась и вдруг звонко и сердито чихнула. Сэр насторожился. - Стой, глупая! - зашипел Стэплтон и попытался накрыть Боську пиджаком, но было поздно: любопытная пёсья малышка протиснулась под калитку и побежала навстречу сэру Чарльзу. - Тьфу, пропасть, куда тебя... - Стэплтон вскочил и, заглянув через калитку, всерьёз подумал, а не сходит ли он с ума. Сэр Чарльз расширенными глазами созерцал катящийся на него круглый, мохнатый и звонко тявкающий метеор, и на его лицо постепенно вползало выражение, от которого его племянник чуть не загремел в обморок - выражение умиления и телячьего восторга. - Это ваша? - проворковал старый баронет, встретившись глазами с Джеком. - М-моя... - выдавил энтомолог, держась обеими руками за калитку. - Подарите! - умоляюще воскликнул сэр Чарльз, устремляя на Стэплтона влажный овечий взгляд. Стэплтон еле удержался на ногах, но тут у него мелькнула пока смутная, но уже простая в своей гениальности мысль. - Подарить не могу, - пропел он, - а поменяться - пожалуйста. - Что хотите? - не задумываясь, ляпнул сэр. Стэплтон сосчитал до пяти, набрал полную грудь воздуха и бухнул: - За Баскервиль-холл отдам! ...Калитка скрыла от него последние секунды падения сэра Чарльза. Дилемма оказалась старому Баскервилю не по силам.

Михаил Гуревич: Лоттик Баскервилей Какая хорошая сказочка! просидел как на энтомологических булавках доктор Мортимер и, обшарив все карманы, наконец извлёк из-под шляпы свёрток с бывшими игрушками Снупи Боська поволокла из комнаты осьмушку когтя бронтозавра Надеюсь, именинница не обидится, что я развернул прочитал её подарок раньше?

maut: Лоттик Баскервилей какая прелесть.. щенячий восторг!

Miss Fortescue: Михаил Гуревич пишет: Надеюсь, именинница не обидится, что я развернул прочитал её подарок раньше? Вы в этом уверены? Хотя я всё равно не против)) maut пишет: щенячий восторг! То же самое сказала и я на другом форуме))) Лоттик,

Лоттик Баскервилей: Ко дню рождения Олега Янковского - новая сказка по мотивам фильма "Стиляги". Это в некотором роде продолжение рассказа "Всё врут календари". СВЯЗАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕЛЬЮ Коста-Рика, 1911 г. Мистер Джек Стэплтон открыл дверь асиенды своим ключом и вошёл. Его встретила полная тишина, а в пустой столовой обнаружились следы обильных и продолжительных возлияний. Теми же, кто эти следы оставил, в доме и не пахло. Спотыкаясь о бутылки из-под мадеры и ананасные хвостики, Стэплтон дошёл до ванной и узрел там своего отпрыска по имени Хьюго. Тот, вооружившись кисточкой и акварельными красками, увлечённо разрисовывал в розовый цвет толстого щенка мастифа. - Перестань издеваться над животным! - проворчал энтомолог. - Кто так красит! У меня в шкафу для кого целая банка фосфора? Хью покраснел и поспешно сунул уличающую банку под умывальник. - Зайди ко мне, - распорядился Стэплтон. - Ага, сейчас, - торопливо кивнул Хью. Отец и сын вошли в кабинет. Предвидя нагоняй, Хью забился в угол кожаного дивана и принялся с преувеличенным интересом разглядывать бабочек под стеклом. - Сдаётся мне, мои слова как циклопидес, - начал Стэплтон, меряя шагами кабинет, - в одно ухо влетают, в другое вылетают. К примеру, когда я предлагал надеть на собаку бронежилет, - тут он, к удивлению Хью, открыл ящик стола и извлёк из него весьма экстравагантный корсет из розового кружева, - я совсем не ЭТО имел в виду. - А-а, это Инес, - вспомнив, заулыбался Хью. - Ну... или Долорес. Стэплтон иронически вздохнул. - Я вполне допускаю, что эта твоя Долорес согласилась помочь тебе в беде. И даже оторвала от сердца вот эту вот, хм... экипировку. Просто имей в виду: однажды это найдёт мама. И тогда проблемы будут у меня. - Ладно, попрошу её раздобыть настоящий, - сострил Хью, надеясь, что теперь пронесло. - Погоди, - остановил его отец. - У меня к тебе серьёзный разговор... - Он отпер мини-бар, где рядом с бутылками и коробками сигар стояла большая мерцающая жестянка. - Брал фосфор? - Не-не, - заволновался Хью (не дай бог, отец дознается, что на самом деле он стянул две сигары). - Убью, - беззлобно пообещал Стэплтон, закуривая. - Выслушай меня как следует, Хьюго. Я сегодня был в британском консульстве. Если повезёт - если очень повезёт - тебе в ударном порядке сделают загранпаспорт. И ты поедешь в Девоншир. - Ух ты! - Хью вскочил с дивана. - В Баскервиль-Холл? - Подожди, - осадил его Стэплтон. - Ты туда не в игрушки играть едешь. Речь идёт об очень большом наследстве. Если всё пройдёт на ура, то ты вернёшься в Коста-Рику, установишь свою личность в нашем бесценном британском консульстве и затребуешь наследство отсюда. - А... как же замок? - Нет, подожди. Ты согласен? Да или нет? - Да, конечно! - Тогда слушай и мотай на ус, - Стэплтон отмахнулся от залетевшего в окно мотылька. - Завтра ты купишь себе нормальный английский костюм и резиновые сапоги. Потом возьмёшь мой сачок и засядешь за определитель бабочек средней полосы. Второе - завтра с утра мы с тобой идём на болото. Практиковаться. Хью вытаращил глаза. - Ты уж меня извини, - продолжал энтомолог, дымя сигарой, - но в девонширских болотах свои порядки. Или ты их принимаешь... или езжай в Йоркшир учить детей природоведению. Ты, верно, и на кочке никогда не танцевал? - Стэплтон вдруг завёл патефон и начал лихо выстукивать подошвами чечётку. - Инспектор палит, брызги во все стороны, а ты пляшешь... Хоп! Хоп! Вот эти твои танцы с сеньоритками в тавернах... это жалкая пародия на то, что было у меня! Любовью к наследству переболеть никогда не поздно, - неожиданно заключил он, присаживаясь к столу. Хью следил за ним с разинутым ртом и вытаращенными глазами. - Да-а... И это всё? - Остался один пустяк, - Стэплтон выключил патефон. - Тебе понадобится сестра. - Сестра? - Хью окончательно растерялся. - Где я её возьму? Мама, что ли, родит?! - "Мама"! - передразнил отец. - Совсем семейную историю забыл! Запомни: чтобы завести сестру, тебе нужно жениться. Только смотри, не бери креолку, намучаешься с ними потом... Да уж, - задумчиво резюмировал он, стряхивая пепел с сигары, - ни одному сыщику не придёт в голову, что тот же самый план можно снова пустить в дело через двадцать лет... после того, как он прогорел!

Денис: Лоттик Баскервилей, суперр! хохотал на весь дом!

maut: Лоттик Баскервилей Роскошно! Отличный подарок на День Рождения О. И.

Михаил Гуревич: Лоттик Баскервилей пишет: Просто имей в виду: однажды это найдёт мама. И тогда проблемы будут у меня. Хороший рассказ!

Pinguin: Не помню точно, какое это имеет отношение к "Стилягам" - но вышло живенько, да.

Лоттик Баскервилей: Pinguin Сцена Фреда с отцом. Я сначала хотела сделать к ней смешные субтитры, но с моим Movie maker'ом овсянки не сваришь.

Pinguin: Да я смотрел, но не произвело, поэтому подробностей не помню.

Miss Fortescue: Лоттик Баскервилей Класс! Подарок удался на славу))) Мой подарок несколько объёмнее, поэтому будет чуть позже))

Лоттик Баскервилей: История с мотивами "Тайны Ситтафорда" А. Кристи и фильма "Д'Артаньян и три мушкетёра" РАЗ В ГОДУ Дартмур, 1899 год. В трактире "Три короны" на окраине Эксгемптона, маленького городка среди дартмурских вересковых пустошей, было малолюдно. Проливной дождь, не прекращавшийся полдня, удерживал дома большую часть завсегдатаев, и в каминном зале, теснясь поближе к огню, сидели в основном приезжие. Чарльз Эндерби, специальный корреспондент газеты "Дейли ньюс", вошёл и с размаху захлопнул за собой дверь. Он повесил на деревянную вешалку свой зонтик и макинтош, с которых струилась вода, и взвыл от разочарования - все кресла у камина были безнадёжно заняты. Внимание Чарльза привлёк мужчина, сидевший за столиком в углу перед бутылкой бренди. - Простите, сэр, здесь не занято? Незнакомец поднял голову. У него были густые курчавые усы и бакенбарды. - Можете сесть, - глухо сказал он и, явно желая этим ограничиться, уткнулся в стакан. Эндерби заказал тройную порцию скотча, но горячительный напиток лишь разогрел в нём желание излить душу после многочасовой беготни по городу. - Ну и погодка нынче! - заметил он, обращаясь скорее в пространство, нежели к собеседнику. - В такой день хозяин собаку на улицу не выгонит. А лужи? Вы когда-нибудь видели такие лужи? Я чуть не утонул посреди мостовой! Незнакомец вдруг отодвинул стакан и повернулся к Чарльзу. Взгляд его серых глаз был мутным от выпитого, и трудно было понять, чего в нём больше - иронии или сочувствия. - Ваше несчастье, дорогой сэр, просто смешно, - произнёс он хрипловатым голосом. - Надеюсь, что это самые глубокие лужи в вашей жизни. - Он сделал большой глоток бренди и продолжил, опустив голову: - Один мой друг, здешний натуралист, ровно десять лет назад утонул в трясине. - Со... соболезную, - журналиста передёрнуло. - Я не знал. Он жил в Эксгемптоне? - Нет, на ферме, посреди торфяных болот. Мало кто знал этот опасный край лучше него. - Как же это случилось? - спросил Чарльз почти машинально. - Это долгая история, - взгляд незнакомца сделался усталым и далёким. - Но вам лучше узнать всё. Мой друг хотел завладеть состоянием своего престарелого родственника. Речь шла о титуле и больших деньгах, и ради этого он был готов на любой риск. В этих местах давно ходит легенда о чудовищной собаке. Зная, что старик суеверен и болен, мой друг спустил на него злобного пса - и он умер от страха. Чарльз почувствовал, как по его спине пробежал холодок. - Но тут случилось непредвиденное. Объявился ещё один претендент на наследство где-то в Новом Свете, и всё пришлось начинать сначала. Однако судьба распорядилась по-другому. В дело вмешались частные сыщики, а затем и полиция. Они сорвали все планы, и моему другу пришлось скрыться в самом сердце болота, куда никто, кроме него, не знал дороги. Но в ту ночь густой туман сделал болото непроходимым... - Он замолчал и одним глотком допил свой бренди. - Один, в темноте, медленно и неотвратимо... Страшная участь. - Страшная, - согласился Эндерби. Он забыл о виски, его била дрожь. Незнакомец вдруг рассмеялся. - Извините, сэр, мне нельзя пить много бренди. Когда я выпью лишнего, я обязательно рассказываю какие-нибудь страшные истории. Однако мне пора, - он взглянул за окно - тучи медленно расходились - надел плащ и коричневую кепку и, кивнув на прощанье, вышел. Чарльз в растерянности поискал глазами трактирщика. - Скажите, - взволнованно спросил он, - тот джентльмен, который здесь сидел... вы его знаете? - Этот? - переспросил трактирщик. - Странный господин. Как его звать - не знаю. Он приезжает сюда каждый год, день в день, девятнадцатого октября. Сидит здесь один и пьёт. А вечером всегда уходит. Куда - понятия не имею. Чарльз Эндерби подошёл к окну. Дождь перестал, в почти чёрном небе слабо поблёскивали звёзды. Где-то в конце улицы виднелась едва различимая фигура в кепке и плаще, уходившая туда, где начинались безлюдные торфяные болота...

Михаил Гуревич: Лоттик Баскервилей пишет: курчавые... бакенбарды Лоттик Баскервилей пишет: Он приезжает сюда каждый год, день в день, девятнадцатого октября. Лоттик Баскервилей пишет: фигура в... плаще Это был Пушкин? В означенном 1899 году ему как раз сто лет исполнилось

Лоттик Баскервилей: Михаил Гуревич А я и не думала, что так совпадёт - я-то писала окончание к Гранадовской СБ.

Михаил Гуревич: Лоттик Баскервилей пишет: А я и не думала, что так совпадёт Бывают странные сближения. (с)

Рени Алдер: Фу ты, Лоттик, угораздило же меня Вашу страшилку на ночь прочитать! Никакие это не Кристи с Дюмой, а вовсе даже По с Меримой. Буду теперь до утра бояться...

Лоттик Баскервилей: Рени Алдер Простите мастифищу непутёвую! А вообще я задумала, что сам Стэплтон приходит в этот трактир и рассказывает страшилку о себе - но, выходит, получился настоящий ужастик...

Лоттик Баскервилей: Кто узнает всех джентльменов из моей коллекции - тому пирожок)) КЛУБ ВЫПЛЫВШИХ ДЖЕНТЛЬМЕНОВ Круглолицый, курчавый шатен в одном жилете нажал несколько кнопок на репликаторе. Машина загудела и выдала дымящийся бумажный стаканчик с кофе. Джентльмен в жилете причмокнул, забрал его и растянулся в удобном кресле. К нему тут же подсел тощий проворный блондин в очках и картузе, который не мог скрыть трогательно оттопыренных ушей. - Так это вас первого собака в болото сшибла? - поинтересовался он. - А я думал, это я один такой... - Ничто не ново под луною, - ответил любитель кофейных автоматов, - Тем более в космосе, даром что там последняя граница. Сидевший у камина гладко выбритый джентльмен с лукавым прищуром при слове "луна" многозначительно подмигнул. - А потом она вас тоже из воды вытаскивала? - допытывался блондин в картузе. - Выкапывала, - поправил круглощёкий. - Мы с ней в какой-то песок вляпались, никогда такого не видел - марсианский, что ли? - Это вам повезло, у кого собака, - задумчиво ввернул загорелый голубоглазый джентльмен, поигрывая тростью с набалдашником в виде собачьей головы. - На собаку положиться можно. Меня вон сам Холмс вытаскивал. Тянет-потянет, а вытянуть всё равно не дали. - И как вы... - опешили от такого сценарного вероломства оба собеседника. - Ну как? Пришлось нырять, пока Холмс киношникам трубочный пепел на уши вешал. Только это между нами! - заговорщическим тоном закончил он. - До вас-то он хоть добежал, - вздохнул смуглый кудряш с немного раскосыми тёмными глазами. - А со мной сдрейфил, недополз. - Зато и подземного хода не увидел? - подколол его обладатель шикарных усов и бакенбардов. - Меньше хлама в чердаке - крепче спишь. А вам-то канон от начала до конца пришлось отрабатывать... - Не напоминайте, - вздохнул джентльмен с бакенбардами, - болото на ужин - это вам не шато-рёз. - Сдаётся мне, джентльмены, что мы говорим о разных Холмсах, - вздохнул джентльмен в круглых очках, с аккуратным пробором в русых волосах. - Мой, наверное, из фанона пожаловал. Я ему - руку дайте, а он шлангом прикинулся - так мол, тебе и надо. - Ну уж в фаноне нас не трогают, - вступил в разговор блондин в канотье, с острым подбородком. - А Холмсы у нас у всех разные, - хихикнул его сосед, тоже блондин, с тонкими усиками. - Ну, вам-то грех жаловаться, - хмыкнул голубоглазый, - вы у нас два сталкера... Сбежали - и привет! По коридору, вытирая висок платком, прошёл высокий жгучий брюнет с голубыми глазами. - Заглянете? - помахал рукой круглощёкий. - Не-е, - ответил тот, - я к собакам. Просят поучить, как Холмса с помощью варенья облапошить. Да, кстати, к вам дама идёт. - Бэрил? - хором уточнили несколько голосов. - Какая Бэрил? Доктор Стэплтон! Не одна, между прочим, а с зелёными кроликами. Джентльмен с лукавыми глазами встал и снял с полки чистую кофейную чашку. - Ну? - улыбнулся он. - У кого ещё есть такая женщина?

Irene: Лоттик Баскервилей, мне пирожка не надо, я не знаток экранизаций, и половины не узнала, но это чудесно. А дама с зелёными кроликами вне конкуренции.

Михаил Гуревич: Вы потом их всех расшифруйте!

Ashka: Лоттик Баскервилей пишет: Кто узнает всех джентльменов из моей коллекции - тому пирожок)) Я сегодня тоже без пирожка... Разве что половинку отломите?

Лоттик Баскервилей: СОБАКА МЮНХГАУЗЕНОВ Двери внизу захлопали одна за другой, будто вознамерившись сыграть какую-то невиданную гамму. Наконец, примерно на "до" второй октавы, распахнулась последняя, и в гостиную ввалился растрёпанный во всех отношениях Феофил. Бросив ружьё и шляпу на пороге, он пробежал через всю комнату, оставляя на лионском ковре ошмётки свежей торфяной грязи, и судорожно вцепился в дверцу шкафа, где выстроились в ряд бутылки с вином. - Фео! - Якобина фон Мюнхгаузен в изумлении оторвалась от правки очередного приключения покойного барона. - В чём дело? Рамкопф среагировал оперативнее: открыл бутылку рейнвейна и влил наследнику в рот изрядную порцию. Феофил икнул, разжал пальцы и пробормотал, заполошно хлопая ресницами: - Что, что... что это было? - Фео! Прекрати истерику! - вмешалась баронесса, но её прервал невозмутимый скрипучий голос Томаса: - Собака, вестимо. - Какая ещё собака? - оторопело переспросил Рамкопф. - Ну известно какая - собака Мюнхгаузенов. - Ты хочешь сказать, что собака может довести офицера... - Фео ещё ребёнок! - возразила баронесса, наливая трясущемуся отпрыску вторую порцию вина. - Ну хорошо, ребёнка... тьфу! - тут Генрих понял, что фраза звучит как-то не так, - одним словом, довести человека до такого состояния? - Так это смотря какая собака, - Томас вздохнул, не спеша подобрал шляпу и ружьё и положил их на стол. - Эта, - многозначительная пауза, - может. - Вот так новости! - Рамкопф обернулся к баронессе. - Что же вы не сказали, что ваш род преследует собака? - Она что же, и папу так... ? - поперхнувшись вином, выдавил из себя Фео. - Попробовала бы! - пожал плечами Томас. - Господина барона не очень-то попреследуешь. Слушалась его как миленькая! Бывало, свистнет господин барон ночью, а она тут как тут. Огромная такая и вся мерцает. - С чего это? - удивился Рамкопф. - От удовольствия. Особенно если ей ножку утиную бросить. Или там пряник... Известно, сейчас-то некому, вот она и того... Преследует. - Я не собираюсь быть утиной ножкой! - запротестовал Феофил. - И ничьей другой тоже! Проще говоря, если вы ничего не придумаете, я вызову её на дуэль! Здесь и сейчас! - На чём драться-то будешь? - осадила его мать. - Томас, немедленно зови господина бургомистра! Он, кажется, ещё не уехал... Через две минуты в дверях появился бургомистр. - Я ничего не хочу сказать, господа, - укоризненно заметил он, - но мне завтра на службу в магистрат. Не скажу, что это подвиг... - Магистрат подождёт! - баронесса в возбуждении вскочила с кресла. - Ваш долг - остаться здесь и спасти моего сына! Вы же были другом моего ненормального мужа! (В другое время и в другой компании она бы ни за что не позволила себе таких выражений). - Иными словами, - вывернулся из-за её спины Рамкопф, - вам что-нибудь известно о собаке Мюнхгаузенов? Бургомистр сел в кресло и протёр очки. - Вы бы, конечно, лучше спросили у фрау Марты... - он поймал взгляд хозяйки и тут же осёкся, - я хочу сказать, я мало что знаю. Дело в том, что Карл... ну, как бы поточнее выразиться... привёз её из прошлого. Из тыща шестьсот... дай бог памяти...сорок седьмого, что ли, года. - Для такого солидного возраста она неплохо сохранилась, - проворчал Рамкопф. - Ближе к делу! А барон случайно не говорил, как отправить её обратно в тыща шестьсот... сколько там? - Сорок седьмой, - со вздохом подсказал бургомистр. - Одним словом - назад в прошлое? - Вот назад никак нельзя, - развёл руками бывший друг Мюнхгаузена. - Карл говорил, что поймать её можно будет только в будущем. - Это когда же? - хором воскликнули собравшиеся (за исключением Томаса, который флегматично чистил ковёр). Бургомистр почесал в затылке. - Лет через сто. И... да, это может сделать только один знаменитый английский сыщик. - Через сто лет! - взвыл Феофил. - И что же нам пока делать?! Я столько взаперти не высижу! Ну уж нет, лучше что угодно, чем это... Дуэль! - Фео, возьми себя в руки! - прикрикнула Якобина. - Скажите лучше - может ли Карл привезти нам этого сыщика? Бургомистр поёрзал в кресле. - Не знаю, как вам и сказать. Видите ли... Карл уже был в том времени, и с этим самым сыщиком у него возникли какие-то... ну, недопонимания. Я не знаю всех подробностей, но... кажется, он не поверил, что барон может вытащить себя за волосы из болота. - Жалкий скептик! - вознегодовала Якобина. - Что ещё взять с англичанина! - Да не виноват он, - заступился бургомистр. - Служба у них такая, у сыщиков... - Значит, так, - объявил Рамкопф и принялся нарезать круги по комнате. - Завтра же во всех газетах появятся репортажи очевидцев о том, как барон Мюнхгаузен лично вытащился со дна болота! Я даю курс лекций в университете и выпускаю методичку! А вы, Якобина, просите аудиенции у герцога! Он должен утвердить проект парика, специально предназначенного для самовытаска! А если к нему добавить ещё и костюм... Томас поднялся с колен и опустил щётку в ведро. - Ну-ну, - вздохнул он и кивнул в сторону окна, откуда ещё слышались приглушённые завывания. - Схожу-ка я пока, отнесу ей овсянки... Животина всё-таки.

Рени Алдер: Лоттик отметил юбилей Томас - душка.

maut: Лоттик Баскервилей Брависсимо!

Ashka: Лоттик Баскервилей пишет: для самовытаска Неологизм, однако!

Лоттик Баскервилей: Ashka Я его давно придумала))))) Если это была я, а не кто-то из моих собратьев по сердечной ране, т.е. диагнозу))))))

Алек-Morse: Разоблачение разоблачителя. Профессор встаёт на путь дилетанта, пытаясь опровергнуть Конан Дойла. Об этом пишет Пётр Моисеев в рецензии на книгу П. Байяра "Дело собаки Баскервилей". Цитата: "Книжка Байяра — типичное разоблачение, каковых в интернете вывешено много, в том числе на русском. (...) Однако перед нами все-таки книга, написанная профессором Университета Париж VIII, а посему это не просто вариация на темы Конан Дойля, а вариация с претензией… на статус литературоведческой работы! Как следствие, наше отношение к утверждениям автора не может не измениться. Беллетрист имеет право написать, что Конан Дойль ошибался и преступником в «Собаке Баскервилей» является совсем другой персонаж: все-таки беллетристика — всегда в той или иной степени игра (да простится мне это скомпрометированное слово), и мы понимаем, что такого рода утверждения в художественном произведении носят не вполне серьезный характер. Но если это утверждает литературовед, и утверждает всерьез, то он сам становится фигурой комической". вот тут эта рецензия - https://godliteratury.ru/projects/sobache-delo

Лоттик Баскервилей: Алек-Morse Интересно, на кого он там бочку катит, этот *с придыханием* литературовед?

Алек-Morse: Лоттик Баскервилей пишет: Интересно, на кого он там бочку катит, этот *с придыханием* литературовед? На Конана варвара нашего Дойла, как я понял из рецензии.

Лоттик Баскервилей: Алек-Morse Ну, это понятно, а кто Баскервилей-то истреблял?



полная версия страницы