Форум » Холмсо-Творчество прозаическое » Кто в Меррипите хозяин » Ответить

Кто в Меррипите хозяин

Лоттик Баскервилей: И другие фанфики о Стэплтоне, буде таковые случатся.

Ответов - 204, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Лоттик Баскервилей: Михаил Гуревич А я и не думала, что так совпадёт - я-то писала окончание к Гранадовской СБ.

Михаил Гуревич: Лоттик Баскервилей пишет: А я и не думала, что так совпадёт Бывают странные сближения. (с)

Рени Алдер: Фу ты, Лоттик, угораздило же меня Вашу страшилку на ночь прочитать! Никакие это не Кристи с Дюмой, а вовсе даже По с Меримой. Буду теперь до утра бояться...


Лоттик Баскервилей: Рени Алдер Простите мастифищу непутёвую! А вообще я задумала, что сам Стэплтон приходит в этот трактир и рассказывает страшилку о себе - но, выходит, получился настоящий ужастик...

Лоттик Баскервилей: Кто узнает всех джентльменов из моей коллекции - тому пирожок)) КЛУБ ВЫПЛЫВШИХ ДЖЕНТЛЬМЕНОВ Круглолицый, курчавый шатен в одном жилете нажал несколько кнопок на репликаторе. Машина загудела и выдала дымящийся бумажный стаканчик с кофе. Джентльмен в жилете причмокнул, забрал его и растянулся в удобном кресле. К нему тут же подсел тощий проворный блондин в очках и картузе, который не мог скрыть трогательно оттопыренных ушей. - Так это вас первого собака в болото сшибла? - поинтересовался он. - А я думал, это я один такой... - Ничто не ново под луною, - ответил любитель кофейных автоматов, - Тем более в космосе, даром что там последняя граница. Сидевший у камина гладко выбритый джентльмен с лукавым прищуром при слове "луна" многозначительно подмигнул. - А потом она вас тоже из воды вытаскивала? - допытывался блондин в картузе. - Выкапывала, - поправил круглощёкий. - Мы с ней в какой-то песок вляпались, никогда такого не видел - марсианский, что ли? - Это вам повезло, у кого собака, - задумчиво ввернул загорелый голубоглазый джентльмен, поигрывая тростью с набалдашником в виде собачьей головы. - На собаку положиться можно. Меня вон сам Холмс вытаскивал. Тянет-потянет, а вытянуть всё равно не дали. - И как вы... - опешили от такого сценарного вероломства оба собеседника. - Ну как? Пришлось нырять, пока Холмс киношникам трубочный пепел на уши вешал. Только это между нами! - заговорщическим тоном закончил он. - До вас-то он хоть добежал, - вздохнул смуглый кудряш с немного раскосыми тёмными глазами. - А со мной сдрейфил, недополз. - Зато и подземного хода не увидел? - подколол его обладатель шикарных усов и бакенбардов. - Меньше хлама в чердаке - крепче спишь. А вам-то канон от начала до конца пришлось отрабатывать... - Не напоминайте, - вздохнул джентльмен с бакенбардами, - болото на ужин - это вам не шато-рёз. - Сдаётся мне, джентльмены, что мы говорим о разных Холмсах, - вздохнул джентльмен в круглых очках, с аккуратным пробором в русых волосах. - Мой, наверное, из фанона пожаловал. Я ему - руку дайте, а он шлангом прикинулся - так мол, тебе и надо. - Ну уж в фаноне нас не трогают, - вступил в разговор блондин в канотье, с острым подбородком. - А Холмсы у нас у всех разные, - хихикнул его сосед, тоже блондин, с тонкими усиками. - Ну, вам-то грех жаловаться, - хмыкнул голубоглазый, - вы у нас два сталкера... Сбежали - и привет! По коридору, вытирая висок платком, прошёл высокий жгучий брюнет с голубыми глазами. - Заглянете? - помахал рукой круглощёкий. - Не-е, - ответил тот, - я к собакам. Просят поучить, как Холмса с помощью варенья облапошить. Да, кстати, к вам дама идёт. - Бэрил? - хором уточнили несколько голосов. - Какая Бэрил? Доктор Стэплтон! Не одна, между прочим, а с зелёными кроликами. Джентльмен с лукавыми глазами встал и снял с полки чистую кофейную чашку. - Ну? - улыбнулся он. - У кого ещё есть такая женщина?

Irene: Лоттик Баскервилей, мне пирожка не надо, я не знаток экранизаций, и половины не узнала, но это чудесно. А дама с зелёными кроликами вне конкуренции.

Михаил Гуревич: Вы потом их всех расшифруйте!

Ashka: Лоттик Баскервилей пишет: Кто узнает всех джентльменов из моей коллекции - тому пирожок)) Я сегодня тоже без пирожка... Разве что половинку отломите?

Лоттик Баскервилей: СОБАКА МЮНХГАУЗЕНОВ Двери внизу захлопали одна за другой, будто вознамерившись сыграть какую-то невиданную гамму. Наконец, примерно на "до" второй октавы, распахнулась последняя, и в гостиную ввалился растрёпанный во всех отношениях Феофил. Бросив ружьё и шляпу на пороге, он пробежал через всю комнату, оставляя на лионском ковре ошмётки свежей торфяной грязи, и судорожно вцепился в дверцу шкафа, где выстроились в ряд бутылки с вином. - Фео! - Якобина фон Мюнхгаузен в изумлении оторвалась от правки очередного приключения покойного барона. - В чём дело? Рамкопф среагировал оперативнее: открыл бутылку рейнвейна и влил наследнику в рот изрядную порцию. Феофил икнул, разжал пальцы и пробормотал, заполошно хлопая ресницами: - Что, что... что это было? - Фео! Прекрати истерику! - вмешалась баронесса, но её прервал невозмутимый скрипучий голос Томаса: - Собака, вестимо. - Какая ещё собака? - оторопело переспросил Рамкопф. - Ну известно какая - собака Мюнхгаузенов. - Ты хочешь сказать, что собака может довести офицера... - Фео ещё ребёнок! - возразила баронесса, наливая трясущемуся отпрыску вторую порцию вина. - Ну хорошо, ребёнка... тьфу! - тут Генрих понял, что фраза звучит как-то не так, - одним словом, довести человека до такого состояния? - Так это смотря какая собака, - Томас вздохнул, не спеша подобрал шляпу и ружьё и положил их на стол. - Эта, - многозначительная пауза, - может. - Вот так новости! - Рамкопф обернулся к баронессе. - Что же вы не сказали, что ваш род преследует собака? - Она что же, и папу так... ? - поперхнувшись вином, выдавил из себя Фео. - Попробовала бы! - пожал плечами Томас. - Господина барона не очень-то попреследуешь. Слушалась его как миленькая! Бывало, свистнет господин барон ночью, а она тут как тут. Огромная такая и вся мерцает. - С чего это? - удивился Рамкопф. - От удовольствия. Особенно если ей ножку утиную бросить. Или там пряник... Известно, сейчас-то некому, вот она и того... Преследует. - Я не собираюсь быть утиной ножкой! - запротестовал Феофил. - И ничьей другой тоже! Проще говоря, если вы ничего не придумаете, я вызову её на дуэль! Здесь и сейчас! - На чём драться-то будешь? - осадила его мать. - Томас, немедленно зови господина бургомистра! Он, кажется, ещё не уехал... Через две минуты в дверях появился бургомистр. - Я ничего не хочу сказать, господа, - укоризненно заметил он, - но мне завтра на службу в магистрат. Не скажу, что это подвиг... - Магистрат подождёт! - баронесса в возбуждении вскочила с кресла. - Ваш долг - остаться здесь и спасти моего сына! Вы же были другом моего ненормального мужа! (В другое время и в другой компании она бы ни за что не позволила себе таких выражений). - Иными словами, - вывернулся из-за её спины Рамкопф, - вам что-нибудь известно о собаке Мюнхгаузенов? Бургомистр сел в кресло и протёр очки. - Вы бы, конечно, лучше спросили у фрау Марты... - он поймал взгляд хозяйки и тут же осёкся, - я хочу сказать, я мало что знаю. Дело в том, что Карл... ну, как бы поточнее выразиться... привёз её из прошлого. Из тыща шестьсот... дай бог памяти...сорок седьмого, что ли, года. - Для такого солидного возраста она неплохо сохранилась, - проворчал Рамкопф. - Ближе к делу! А барон случайно не говорил, как отправить её обратно в тыща шестьсот... сколько там? - Сорок седьмой, - со вздохом подсказал бургомистр. - Одним словом - назад в прошлое? - Вот назад никак нельзя, - развёл руками бывший друг Мюнхгаузена. - Карл говорил, что поймать её можно будет только в будущем. - Это когда же? - хором воскликнули собравшиеся (за исключением Томаса, который флегматично чистил ковёр). Бургомистр почесал в затылке. - Лет через сто. И... да, это может сделать только один знаменитый английский сыщик. - Через сто лет! - взвыл Феофил. - И что же нам пока делать?! Я столько взаперти не высижу! Ну уж нет, лучше что угодно, чем это... Дуэль! - Фео, возьми себя в руки! - прикрикнула Якобина. - Скажите лучше - может ли Карл привезти нам этого сыщика? Бургомистр поёрзал в кресле. - Не знаю, как вам и сказать. Видите ли... Карл уже был в том времени, и с этим самым сыщиком у него возникли какие-то... ну, недопонимания. Я не знаю всех подробностей, но... кажется, он не поверил, что барон может вытащить себя за волосы из болота. - Жалкий скептик! - вознегодовала Якобина. - Что ещё взять с англичанина! - Да не виноват он, - заступился бургомистр. - Служба у них такая, у сыщиков... - Значит, так, - объявил Рамкопф и принялся нарезать круги по комнате. - Завтра же во всех газетах появятся репортажи очевидцев о том, как барон Мюнхгаузен лично вытащился со дна болота! Я даю курс лекций в университете и выпускаю методичку! А вы, Якобина, просите аудиенции у герцога! Он должен утвердить проект парика, специально предназначенного для самовытаска! А если к нему добавить ещё и костюм... Томас поднялся с колен и опустил щётку в ведро. - Ну-ну, - вздохнул он и кивнул в сторону окна, откуда ещё слышались приглушённые завывания. - Схожу-ка я пока, отнесу ей овсянки... Животина всё-таки.

Рени Алдер: Лоттик отметил юбилей Томас - душка.

maut: Лоттик Баскервилей Брависсимо!

Ashka: Лоттик Баскервилей пишет: для самовытаска Неологизм, однако!

Лоттик Баскервилей: Ashka Я его давно придумала))))) Если это была я, а не кто-то из моих собратьев по сердечной ране, т.е. диагнозу))))))

Алек-Morse: Разоблачение разоблачителя. Профессор встаёт на путь дилетанта, пытаясь опровергнуть Конан Дойла. Об этом пишет Пётр Моисеев в рецензии на книгу П. Байяра "Дело собаки Баскервилей". Цитата: "Книжка Байяра — типичное разоблачение, каковых в интернете вывешено много, в том числе на русском. (...) Однако перед нами все-таки книга, написанная профессором Университета Париж VIII, а посему это не просто вариация на темы Конан Дойля, а вариация с претензией… на статус литературоведческой работы! Как следствие, наше отношение к утверждениям автора не может не измениться. Беллетрист имеет право написать, что Конан Дойль ошибался и преступником в «Собаке Баскервилей» является совсем другой персонаж: все-таки беллетристика — всегда в той или иной степени игра (да простится мне это скомпрометированное слово), и мы понимаем, что такого рода утверждения в художественном произведении носят не вполне серьезный характер. Но если это утверждает литературовед, и утверждает всерьез, то он сам становится фигурой комической". вот тут эта рецензия - https://godliteratury.ru/projects/sobache-delo

Лоттик Баскервилей: Алек-Morse Интересно, на кого он там бочку катит, этот *с придыханием* литературовед?

Алек-Morse: Лоттик Баскервилей пишет: Интересно, на кого он там бочку катит, этот *с придыханием* литературовед? На Конана варвара нашего Дойла, как я понял из рецензии.

Лоттик Баскервилей: Алек-Morse Ну, это понятно, а кто Баскервилей-то истреблял?

Элейн: Алек-Morse пишет: написать, что Конан Дойль ошибался Кажется, у Джеймса Тербера был рассказ о том, как одна американка, взращённая на детективах, разгадала убийства в Макбете. И убийцей оказался не Макбет! Оставил он ее на том, что она пыталась раскрыть убийство в Гамлете...

Лоттик Баскервилей: Давно, ох и давно я не писала Просто_Так_о_Любимом_Герое. Вот это вдохновлено пересмотром СБ-83 с прицелом на хэпный энд. Предположим, что Холмс-Ричардсон всё-таки вытащил Стэплтона-Клэя из болота... но не в таком же виде его в полицию сдавать! А за дальнейшее я смиренно прошу прощения... Столь странное название, да и сюжет, навеяны эстонской сказкой (так что без знака от ПШХ тоже не обошлось): click here За анахронизмы коричневыми ботинками не бить. ШЁЛКОВЫЕ ЧУЛОЧКИ, СЕРЕБРЯНЫЙ УБОР Шерлок Холмс с удовлетворённым видом вышел из музейной комнаты и, бережно держа перед собой светящуюся изумрудно-зелёную пробирку, направился в конец коридора. У двери в ванную сидел на табурете доктор Ватсон, украдкой позёвывая в кулак. — Ну что ж, вот это мы подошьём к делу, — довольно улыбнулся великий сыщик и, покосившись на дверь, прибавил: — Сколько он там уже… отмокает? — Двадцать три минуты… — доктор глянул на часы с монограммой непутёвого Ватсона-старшего, — то есть нет, уже двадцать четыре. — Обещал уложиться в тридцать. Пора бы и закругляться, — Холмс подошёл к двери вплотную и собрался постучать, но потянул носом и остановился: — Что это? Неужели орхидеи? — Похоже на то, — подтвердил доктор. — Он, видите ли, начал с того, что распустил в ванне пару каких-то ароматических бомбочек. И ещё, кажется, пену. — Я как раз и хотел сказать — куплено на Оксфорд-стрит, — тут же пустил в ход метод дедукции Холмс. — Ошибаетесь, — послышалось изнутри, — всё из Кумб-Треси. — Ну, знаете, мистер Стэплтон, — парировал уязвлённый Холмс, — мой метод меня пока ни разу не подвёл. Оксфорд-стрит — значит, Оксфорд-стрит. Скажите лучше, вы там не утонули ещё? Для одного вечера двух раз как-то многовато. Время, между прочим, идёт… — Я как раз хотел вас попросить, — донеслось из ванной, — я совсем забыл, что после шампуня надо нанести кондиционер. У меня ведь есть ещё пара минут? — Пять с половиной, — уточнил пунктуальный Ватсон. — Вот спасибо, — за дверью раздался хлюпающий звук, с которым из флакона обычно выходит содержимое, а потом — плеск и блаженное мурлыканье. — Де Ла Мэр, — опознал Ватсон, разобрав слова песенки. Через несколько минут, постучав в дверь, он поинтересовался: — Ну как, вы уже… кондиционировались? — А мне бы без спешки… поездить в тележке… Секундочку, — мелодия оборвалась, сменившись более громким плеском. — Чёрт возьми, джентльмены, мне страшно неловко, но память после всего сегодняшнего совсем дырявая… ну вы же дадите мне потереть пятки пемзой? Сыщики переглянулись. — Чтобы это было последний раз, — строго наказал Ватсон, поймав утвердительный взгляд Холмса. — Куда уж последнее, — в тон ему отозвался за дверью Стэплтон и под шоркающий аккомпанемент замурлыкал новую мелодию — на этот раз нечто явно латиноамериканское. — Тридцать две минуты, — Ватсон щёлкнул крышкой часов. — Да что он там — жабры отращивает? — Не уверен, — Холмс понизил голос и жестом поманил друга от двери. — Напомните-ка мне, сколько водных процедур перенёс за сегодня наш любитель природы? Не считая грязевой ванны, конечно. — Дайте подумать, — доктор для верности даже начал загибать пальцы. — Сначала бомбочки с пеной. Потом смывал грязь. Потом был какой-то скраб, кажется, кофейный. Потом мыл голову шампунем миссис Стэплтон и чистил зубы… или наоборот? Неважно, в общем, дальше вы как раз и подошли. — Что ж, так я и подозревал, — резюмировал Холмс. — Скажите, Ватсон, неужели джентльмен удержит в памяти все эти, гхм, тонкости? — Я бы не смог, — честно признался доктор. — Вот и я о чём! Тут нужен принципиально иной склад ума. Одним словом, дорогой Ватсон, я не сомневаюсь, что нас с вами водят за нос. Более того, — тут знаменитый сыщик сделал страшные глаза, — я уверен, что никакого Стэплтона за этой дверью нет! — А кто же тогда… — Помилуйте, Ватсон, разве вы сами не догадались? Бэрил, конечно же! Кто ещё в доме может столько знать об уходе за собой? — И как же она туда… — Элементарно, Ватсон. Скорее всего, из ванной комнаты имеется какой-то ход во двор. И Джек через него вышел, а Бэрил, наоборот, проникла внутрь. Да-а… какая женщина, какие актёрские способности! — Будем брать? — доктор с готовностью поднял табурет. — Зачем же? Нет уж, я сейчас выйду наружу и сцапаю его тёпленьким. Подземного хода тут не будет, это вам не Сакс-Кобург-сквер. А вы сторожите дверь. — Нет уж, я с вами! — запротестовал Ватсон. — А вдруг он всё-таки заведёт вас в болото? — Отмывшись перед этим до скрипа? Сомневаюсь, — хмыкнул Холмс, засунул вещдок поглубже во внутренний карман и бесшумно двинулся к лестнице. Когда две пары ног протопали по ступенькам и внизу лязгнул засов, дверь ванной открылась, и оттуда в клубах пара вышел раскрасневшийся Стэплтон с полотенцем на шее. — Ушли? — он привалился к стене и перевёл дыхание. — Уфф… я уж думал, у меня в самом деле жабры вырастут. А-а… хорошо-то как. Сейчас бы чайку травяного… — Какой чай! — Бэрил тут же выглянула из спальни и впихнула братомужу в руки плечики с чистым костюмом. — Одевайся скорее, и волосы вытри как следует, не то простудишься!.. До сих пор толком не верю, что наш план всё-таки сработал… — Ну как же ему не сработать! — обезоруживающе улыбнулся Джек в тридцать два свежевычищенных зуба. — Я ведь с тебя брал пример! Сколько раз приходилось тебя дожидаться… — Ах, дожидаться?! — Бэрил схватила со стола практически пустой серебряный кофейник и запустила благоверному в голову. Джек едва успел пригнуться, и большая часть кофейной гущи оказалась на обоях, однако несколько внушительных потёков украсили-таки его физиономию и левый рукав халата. — Ну вот, — вздохнул мистер Стэплтон с преувеличенным огорчением, — опять мыться… И главное — потом, как последний олух, в таком виде обратно в болото полезу!

Лоттик Баскервилей: Вот такой необычный кроссовер родился в переписке на Фикбуке по этому собакофильму. Фамилия Бонд обязывает! Нелюбителей агента 007 очень прошу раньше времени не разочаровываться! Возможен ООС Холмса. Но, во-первых, это я "Новой надежды" насмотрелась, во-вторых, его ждал неприятный сюрприз) ЛИЦЕНЗИЯ НА ПРОКЛЯТЬЕ Майкрофт Холмс запер за собой дверь говорительной комнаты в клубе «Диоген» и опустился в кресло напротив Шерлока. — Ну что ж, братец, — произнёс младший Холмс, раскуривая трубку, — я жду объяснений. — По-хорошему, мальчик мой, объяснений должен ждать я, — парировал Майкрофт. — Ты даже не представляешь, перед кем мне пришлось оправдываться за полчаса до твоего приезда. — Отчего же, — Шерлок скосил глаза на ковёр. — Этот сорт красноватой глины как раз характерен для его загородной резиденции. Но я не понимаю, откуда в столь высоких сферах взялся интерес к заурядному охотнику за чужим наследством, который уже избавил казну от расходов, отправившись пиявкам на корм? Неужели ты не мог раньше посвятить меня в подробности? — Прости, мальчик мой, — Майкрофт возвёл глаза к потолку. — Дело было слишком деликатное даже для тебя. Всё висело на волоске. Фактически по милости твоего недалёкого девонширского клиента ты чуть было не сорвал операцию, которая готовилась не один месяц. — И кого ты должен в этом винить? — хмыкнул Шерлок, выпуская колечко дыма. — Боюсь, братец, ты не представляешь, организация какого масштаба стояла за простым делом о наследстве, — Майкрофт пропустил справедливый упрёк мимо ушей. — Это целая агентурная сеть, охватывающая большинство колоний и доминионов. До недавнего времени они избегали Британских островов, но два года назад в Девоншир из Южной Африки был заброшен их первый резидент. — Вероятно, именно его мы знаем как сэра Чарльза Баскервиля, — понимающе кивнул Шерлок. — Ты, как всегда, догадлив, мой мальчик. Прикрытие было избрано идеальное — благодетель нищего края практически не встретил бы конкурентов на ближайших парламентских выборах. А они бы стали лишь первой ступенькой в его карьере. Время было дорого, и речь шла уже не об обезвреживании, а об устранении, желательно бескровном и бесшумном. Пришлось пустить в ход крайнее средство — вызвать из Коста-Рики агента 007. — Что это значит? — Лицензия на убийство, Шерлок. На несколько минут в комнате повисло молчание. — То есть ты хочешь сказать, что Стэплтон работал на тебя?.. А казённые деньги, школа в Йоркшире, брак с Бэрил — это всё легенда? — Ты будешь смеяться, мальчик мой, но легенда Баскервилей тоже была легендой. Вот такой каламбур. Кстати, попытка в срочном порядке выдрессировать собаку стоила нам секретной базы «Сент-Оливер»… Операция, как ты знаешь, прошла блестяще, не считая одного: наши противники что-то всё же заподозрили и попытались забросить в Англию нового агента. — Сэра Генри Баскервиля, — Шерлок проводил глазами ещё одно колечко дыма. — Честно говоря, я сразу заподозрил, что этот субъект слишком искушён для наивного сына канадских прерий. Хотя фамильное сходство подобрано блестяще, просто блестяще. В обоих случаях. — А теперь представь, что я пережил, когда выяснилось, что вы с Ватсоном записались в телохранители этого, как ты выразился, субъекта! А главное — накрутили его против Собаки. Так что к началу операции сэр Генри был во всеоружии. Наш агент слишком поздно понял, что «кузен» решил его одурачить, подсунув вместо себя каторжника Селдена, побег которого сам же и устроил, чтобы шантажировать Бэрриморов. План пришлось переделывать буквально на ходу. — То есть это не я спровоцировал Стэплтона, — язвительно продолжил Шерлок, — а он хотел, чтобы я поверил, будто он поддался на мою провокацию? Большое спасибо, Майкрофт, у тебя всегда были своеобразные представления о доверии и уважении. Особенно в семье. Майкрофт грузно поднялся с кресла и подошёл к окну. — Сказать по правде, я не сержусь на тебя, Шерлок. Ведь если разобраться, дело закончилось лучше, чем могло бы, пусть ты и действовал вслепую. Явка провалена, Баскервиль под надуманным предлогом покидает Англию, а мой агент 007 залёг на дно, практически в буквальном смысле. Кстати, если не секрет — что он успел нажать в тот момент, когда Ватсон закрыл глаза рукой? — Очки, — в голосе младшего Холмса прозвучала еле уловимая удивлённая нотка. — Гвоздик на оправе с левой стороны. В приёмную, ведя на поводке брыластую чёрно-коричневую собаку, без стука вошёл худой светловолосый джентльмен в сером в тонкую полоску костюме и круглых очках. — Добрый день, мисс Саманта, — поздоровался он, снимая шляпу. — Мистер М. у себя? — Он в клубе «Диоген», — секретарша взглянула на часы, — подъедет минут через двадцать. Билеты на пароход уже заказаны. Не желаете ли чаю? — Лучше кофе, — Джек Стэплтон, агент 007 Её Величества, уселся в кресло и с удовольствием вытянул ноги. — Холодный кофе с ложечкой мартини. Смешать, но не взбалтывать.



полная версия страницы