Форум » Холмсо-Творчество прозаическое » О Холмсе с юмором. Анекдоты и карикатуры (продолжение) » Ответить

О Холмсе с юмором. Анекдоты и карикатуры (продолжение)

Sascha: После Чапаева и Штирлица, пожалуй, только о Холмсе и Ватсоне - как о героях кино- и телеэкрана - стали сочинять анекдоты, причем в отличии от "Труса-Балбеса-Бывалого", которые в анекдотах "прижились" под своими настоящими именами "Никулин-Вицин-Моргунов", Холмс и Ватсон не были "привязаны" и Ливанову и Соломину. - Холмс, а как вы думаете? - Так ведь это же элементарно, Ватсон! [more]Ватсон приходит в дом на Бейкер-стрит. Сидя в кресле, Холмс кидает ему: - Все-таки я не понимаю, Ватсон, как вы смогли при всей вашей добропорядочности влезть в драку на Парк Лейн. - Но, черт возьми, как вы узнали! - Элементарно, Ватсон, у вас на лбу след моего ботинка. Шерлок Холмс и Доктор Ватсон сидят утром у камина на Бейкер-стрит. Холмс читает газету, и, отвлекаясь, неожиданно спрашивает: - Ватсон, как вы думаете, что сказала бы ваша тетушка, узнав, где вы провели прошлую ночь? - В чем дело, Холмс? Я был всю ночь дома! - Я в этом не уверен. Дело в том, дорогой друг, что... Впрочем, не волнуйтесь: "Таймс" пишет, что пожар в вашем доме удалось потушить. Шерлок Холмс и доктор Ватсон отправились путешествовать пешком. В лесу их застает ночь. Поставив палатку, путники легли спать. Ночью оба просыпаются. Холмс спрашивает Ватсона: - О чем вам говорят звезды над нами? - Они мне говорят о том, что завтра будет прекрасная погода, а вам? - А мне они говорят, что у нас сперли палатку.* - Итак, дорогой Ватсон, вы уверены, что весне пока рано доверять, что это тепло обманчиво? - Откуда вы знаете, Холмс? - Но ведь вы надели сегодня теплое белье. - Как вы догадались, Холмс? - Это же элементарно, Ватсон! Идя ко мне, вы забыли надеть брюки. - Бэрримор, что у нас на завтрак? - Овсянка, сэр. - Бэрримор, что у нас на обед? - Овсянка, сэр. - Бэрримор, что у нас на ужин? - Котлеты. - УРА! - Из овсянки, сэр. Прогуливаясь по улице, Холмс с Ватсоном слышат: - УУУУУУУ!! Ватсон спрашивает Холмса: - Холмс, это воет собака Баскервилей? - Нет, Ватсон, - невозмутимо отвечает Холмс. - Это сэр Генри доедает свою утреннюю овсянку. - Ватсон, дружище, вы приготовили большую клетку, как я вас просил? - спросил Шерлок Холмс. - Приготовил. Но Холмс, объясните мне, зачем нам эта клетка? - Помилуйте, Ватсон, мы же джентльмены! Сер Генри Баскервиль с нами расплатился? - Расплатился! - Значит, пора перевозить собаку на другое болото, к другому сэру. - Бэрримор, что у меня хлюпает в ботинке? - Овсянка, сэр! - Овсянка?! Что она там делает?! - Хлюпает, сэр... - Черт возьми! Холмс! Вы опять изрешетили своим револьвером мои афганские трофеи! - Ватсон, вы просто скучный зануда. - Холмс, а как вы догада... - Элементарно Ватсон. - Это опять ваш дедуктив... - Нет это догадка. Шерлок Холмс спрашивает у Ватсона... - А меня больше интересует - что нужно делать, чтобы прокормить наш народ? Больше сеять или больше сажать? - Меньше есть, сэр! Холмс пришел в гости в доктору Ватсону: - Боже! Ватсон, вы изучаете химию? - Нет, это туалетный столик моей жены! Холмс и Ватсон идут по улице и догоняют двух дам, которые едят мороженое. Одна его кусает, другая лижет. Холмс спрашивает: - Ватсон, как вы думаете, которая из этих дам замужем? Ватсон подумал и говорит: - Вероятно, та, которая лижет мороженое. - Нет, Ватсон. Та, которая кусает. - Как вы догадались, Холмс? - Элементарно, Ватсон! У нее на руке обручальное кольцо. - Скажите, Бэримор, что это за леденящий душу вой? - Собака Баскервилей, сэр... - А вот это... вот... слышали?! Что это за ужасные звуки? - Кошка Баскервилей, сэр... - Бэримор, а почему вдруг сейчас наступила мрачная и зловещая тишина?! - Рыба Баскервилей, сэр... Приходит Ватсон к Холмсу - никакой, а Холмс ему и говорит: - Что, Ватсон, опять смотрели всю ночь порнуху? - Да, Холмс, но как Вы узнали? - Элементарно, Ватсон! Во-первых, у Вас красные глаза. - А во-вторых? - А во-вторых, Ватсон, в нашем доме никаких фильмов, кроме порнухи, нет! - Ватсон, а что это вы курите? Дайте угадаю - табак "Королева Вирджиния" с листочками вишни, из юбилейного выпуска в бархатной упаковке? - Поразительно, Холмс! Как это вы угадали? - Ей-богу, Ватсон! Ну не миссис Хадсон же сп?здила из моей комнаты последнюю пачку! Шерлок Холмс, доктор Ватсон, сэр Генри и Бэрримор охотятся за собакой Баскервилей. Холмс спрашивает: - Ватсон, что у вас с собой? - Револьвер, Холмс. - У вас, сэр Генри? - Мое ружье. - А у вас, Бэрримор? - Овсянка, сэр. Шерлок Холмс и Ватсон летели на воздушном шаре и совершили вынужденную посадку в пустыне. Вокруг от горизонта до горизонта - один песок... Вдруг видят - проходит мимо человек. Ватсон спрашивает у него: - Вы не могли бы сказать хотя бы приблизительно, где мы находимся? В ответ слышат: - Не только приблизительно, но и совершенно точно - вы находитесь в корзине воздушного шара! Холмс: - Да-а-а... Это - математик! Ватсон (изумленно): - Как Вы об этом узнали, Холмс? Холмс: - Элементарно, Ватсон! Только у математика мог быть такой абсолютно точный и абсолютно бесполезный ответ. Умер Шерлок Холмс, попал в рай. На вратах стоит апостол Петр и спрашивает его: - Ты кто? - Я самый лучший сыщик в мире. - Тогда пойди и найди мне в раю Адама и Еву, а то народу там много, а я их найти не могу. Шерлок Холмс уходит, через день приводит парочку и говорит: - Это Адам и Ева. - Как ты узнал?! - Это элементарно - они оба без пупков. - Ватсон! Вы съели 2 палки докторской колбасы?! - Холмс! Как Вы догадались? Это потому что я доктор? - Нет, Ватсон! Это потому что Вас колбасит. Доктор Ватсон спрашивает у Шерлока Холмса: - Скажите, милейший, а правда что вы видели собаку Баскервилей? На что Шерлок Холмс, протягивая ему свою трубку отвечает: - Попробуйте Ватсон, и вы еще не такое увидите. Сидит сер Баскервиль в своем родовом замке. Сидит отдыхает. Открывается дверь, заходит Беримор. - Сэр! - Да, Беримор? - Можно стакан воды? - Да конечно, берите. Беримор уходит. Через пять минут опять появляется. Говорит: "Сэр можно стакан воды". - Да, берите. Беримор уходит. Через две минуты дверь скрипит, заходит Беримор, ситуация повторяется. - Сэр, можно стакан воды? Баскервиль, недоуменно: "Что случилось, зачем вам вода?" Беримор невозмутимо: "Пожар, сэр!" Сидит в баре теплая компания. вдруг один спрашивает: а вот интересно почему Шерлок Холмс так и не был женат? Другой отвечает: Это же элементарно... Все хором: Ватсон! - Холмс, вот вы так любите прийти с улицы, помыть руки с мылом, выпить чашечку кофе и присесть у камина с трубочкой первоклассного турецкого табака. А представьте себе, что вдруг исчезнут мыло, кофе, табак! Как вы тогда будете жить? - Ватсон, я вам уже говорит: мы никогда не поедем в Россию! Сидят Холмс и Ватсон, Холмс курит, а доктор Ватсон читает газету... и вдруг Холмс спришивает: - Ватсон почему у вас такое странное имя - Доктор??? Шеpлок Холмс: - Ватсон, я вижу, вы пеpеволновались сегодня утpом... - Блестяще, Холмс! Снова ваш дедуктивный метод? - Гм... вы забыли надеть бpюки, Ватсон. Гуляя вдоль Темзы, Шерлок Холмс и доктор Ватсон увидели прелестную леди, которая барахталась в воде, размахивая руками. Как истинные джентльмены, они помахали руками в ответ. Как-то доктор Ватсон говорит Шерлоку: - Знаете, а у нас с моей женой будет сын! И знаете, как я его назову? Шерлок Холмс! - Вы дали мальчику правильную фамилию... - Бэримор! Что у нас сегодня на завтрак? - Солянка, сэр. - А почему не овсянка? - Подлянка, сэр! - Холмс, мы, кажется, докопались до истины! - Да, Ватсон, теперь попробуем выбраться из ямы. Лондон. Утро. Холмс сидит в гостиной своего дома на набережной Темзы, курит сигару, пьет кофе, читает Таймс. В окно светит солнце, река бросает блики на ковер с холодным оружием на противоположной стене комнаты. Раздается визг сжигаемых шин, стена, смотрящая на набережную падает, в комнату влетает уже разбитый автомобиль. Из него выглядывает бледный водитель. Джентельмен откладывает газету, ставит чашку кофе на столик, вынимает изо рта сигару и вопрошает: - Сэр, вы куда-то спешите? - О да, сэр. Я должен встретить тещу, прибывающую утренним континентальным экспрессом. - Через кухню вам было бы короче, сэр. - Холмс, я никак не пойму, почему такой милый ресторанчик назвали "Разбойничий"? - Это элементарно, Ватсон. Счет принесут - поймете! Сэр Джеймс сидит в своем лондонском доме перед горящим камином в кресле с бокалом виски. Раздается осторожный стук в дверь. Дворецкий: - Простите, сэр, по радио передают, что вода в Темзе поднялась на 3 фута. Сэр Джеймс: - Спасибо, Джон, ступайте... Через некоторое время опять раздается стук в дверь. - Простите, сэр, но по радио передали, что вода в Темзе поднялась еще на 5 футов. - Джон, не беспокойте меня пожалуйста. - Слушаюсь, сэр. Еще через некоторое время дверь осторожно приоткрывается. - Ну что там еще, Джон?! - Темза, сэр... Холмс садится в кэб. Кэбмен, оборачиваясь: - Мистер Холмс, маленькая загадка: сын моего отца но не я. Через несколько минут Холмс сдается. Кэбмен, с укоризной: - Мистер Холмс, это же мой брат. Вечером Холмс Ватсону: - Небольшая загадка, Ватсон - сын моего отца но не я? Черз полчаса Ватсон сдается. Холмс, надменно: - Элементарно, Ватсон это брат одного кэбмена! Холмс возвращается утром домой и видит валяющегося в грязи человека.Говорит вслух: - Так, будем рассуждать с помощью дедукции.Мужчина лежит лицом в грязь в трех случаях: если он мертв, пьян или устал.Если бы он был мертв, он бы не дышал.Если бы он был пьян, от него бы пахло.Итак, он устал.Мужчина устает так в двух случаях: от работы или от хорошей женщины. Занчит от женщины. Хороших женщин у нас в городе две: моя жена и жена Ватсона. Сам я иду от жены Ватсона, а моя жена ночью незнакомца в дом не пустить, следовательно...Ватсон, мерзавец, вставайте! Нажрались Холмс и Ватсон. Ватсон пошёл в туалет. Возвращается и говорит: - Странный у вас туалет Холмс, открываешь дверь, свет горит, закрываешь, свет гаснет. Холмс: - Сдаётся мне Ватсон вы в холодильник н@срали. - Бэрримор, что это ползет по салату? - Витамины, сэр! Идут Шерлок Холмс и доктор Ватсон по улице. - Знаете, Ватсон, вчера я видел за этим углом двух ребят, которые очень хотели набить мне морду. - А как вы догадались, Холмс? Опять ваш дедуктивный метод? - Это же элементарно, Ватсон! Не хотели бы - не набили бы! - Ватсон,- заметил Холмс,- да у вас лицо белее подушки! - К чему бы это, Холмс? - Пора, наконец, постирать наволочку, сэр! * В эксперименте, названном "Лаборатория смеха" и задуманном доктором Ричардом Вайзманом из Хертфордширского университета, участвовали около 100 тысяч человек. Они высказывали свое мнение на интернет-сайте. Этот Анекдот про Холмса и Ватсона был признан лучшей шуткой в мире. [/more]

Ответов - 243, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Alexander Orlov: Вопросы литературы, № 7, 1985, C. 254-267 Рубрика В шутку и всерьез ПАРОДИИ. ЭПИГРАММЫ. ФЕЛЬЕТОНЫ ПЕРЕСМЕШНИК АЛЕКСАНДЕР МИЛН ДОКТОР УОТСОН ПРЕРЫВАЕТ МОЛЧАНИЕ (По поводу выхода в свет книги А. Конан Дойла "Рассказы о Шерлоке Холмсе") Издатель "Нейшн" предложил мне выступить на страницах журнала в связи с выходом в свет "Приключений" моего друга мистера Шерлока Холмса, которого (следует напомнить) впервые представил публике именно я. Предложение последовало весьма своевременно, поскольку, будучи человеком спокойного темперамента (если плохая погода не напоминает мне о старых ранах), я все же не из тех, кто может снести несправедливость, - как раз впечатление свершившейся чудовищной несправедливости осталось у меня по просмотре этой книги. Чтобы прояснить ситуацию, я должен доверить читателям кое-какие обстоятельства. Сделать это выпало мне на долю после того, как инспектор Лестрейд (вы, наверное, это помните) в марте нынешнего года упал в Саутленде с пирса во время отлива и вывихнул шейный позвонок, что отсрочило опубликование его мемуаров на неопределенный срок. В этих мемуарах, как объяснила мне вдова покойного, он наконец воздал бы мне должное, ибо ложно понимаемое чувство преданности по отношению к моему другу мистеру Холмсу помешало в свое время сделать это мне самому. В ходе повествования о наших похождениях мне приходилось неоднократно упоминать о медицинской практике в Паддингтоне, которой я занимался. Мало кто представляет себе истинный характер этой практики, ибо я не раз позволял себе водить за нос моего друга Холмса (человека весьма легковерного), в результате чего у читателя могло сложиться о ней ложное впечатление. Теперь же я свободно могу открыть правду: моим единственным пациентом была некая миссис Уизерс, скоропостижная смерть которой во время одной из наших совместных с Холмсом отлучек оставила меня практически без средств к существованию: пенсия по ранению явно не могла меня прокормить. Вполне естественно, что в этих стесненных обстоятельствах я был вынужден искать иные источники дохода. стр. 257 Писать мне нравилось всегда; рассказы о моем участии в боевых операциях, присылаемые мною еженедельно тетушке Эстер в Лимингтон, были переданы ею в "Лимингтонский курьер" и получили одобрение редактора, хотя из-за нехватки места и неожиданной катастрофы на газовом заводе, отвлекшей внимание читателей, они так никогда и не увидели свет. В надежде, что мое перо не потеряло остроты, я решил тогда описать в художественной форме некоторые из приключений, в которых мне с моим другом Холмсом довелось участвовать, и послать их в один из популярных ежемесячных журналов. Я могу не говорить о молниеносном успехе моего набега на литературу - это достаточно широко известно. Но средства, при помощи которых удалось достичь столь быстрого успеха, до сих пор оставались скрытыми от глаз читателя, и вот, скорбя об отсутствии инспектора Лестрейда, я наконец вынужден открыть секрет. Одним из наиболее плодотворных литературных приемов является Искусство Контраста. Мне помнится, что в письмах домашним с театра военных действий (где и было получено мое ранение) я часто и с неизменным успехом использовал этот прием, противопоставляя, например, величественность окружавшего нас горного пейзажа небрежности санитарного обслуживания и так далее. Так и в своих рассказах я решил достичь большего эффекта путем противопоставления характеров главных участников действия - Холмса и себя. Холмс был самым примечательным человеком, который когда-либо встречался на моем пути, но он был простым смертным. "Errare humanum est"1, как любил говорить мой лектор по анатомии. Холмс был достаточно человечен, чтобы совершать ошибки, и достаточно человечен, чтобы обижаться, когда ему на них указывали. Поэтому я постепенно выработал у себя привычку в моих личных с ним отношениях и в повествовании, которое я предлагал на суд общественности, скрывать, насколько это было возможно, даже самые естественные ошибки моего друга и как можно ярче подчеркивать его замечательный талант, противопоставляя его моей напускной бестолковости. Я хочу напомнить читателям историю, известную как "Исчезновение леди Фрэнсис Карфэкс". В этом рассказе я описал, как Холмс, судя по внешнему виду моих ботинок, догадался, что я только что вернулся из турецкой бани. К тому времени я уже привык с восхищением признавать верность всех его наблюдений и немедленно просить объяснения, которое он жаждал дать. В данном случае он объяснил, что мои ботинки завязаны замысловатым узлом, который мог завязать только сапожник или прислужник в бане; весьма тонкое наблюдение и, несомненно, неглупое предположение. Но далее он продолжил: "Сапожник маловероятен, потому что бо- 1 "Человеку свойственно ошибаться" (лат.). стр. 258 тинки почти новые. Что же остается? Баня!" Но почему же, имея пару новых ботинок, я не мог пойти к сапожнику, чтобы купить домашние тапочки (что в действительности и произошло, ибо я только что получил гонорар от издателя), но почему же не мог я купить хотя бы вторую пару ботинок, не знаю; но, во всяком случае, я без труда и почти не отдавая себе в этом отчета быстро отреагировал: "Холмс, великолепно!" Тогда же он по брызгам на моем левом рукаве догадался, что я сидел с левой стороны кеба (что было верно) и, следовательно, был не один (что уже было неверно, ибо я, как большинство мужчин, предпочитаю сидеть, приникнув к стенке экипажа, а не прямо посередине). Но заметь я это Холмсу, он мог потерять уверенность в себе, если же я осмелился бы заметить об этом читателю, могла пострадать финансовая ценность рассказов. "Холмс, - сказал я вновь, - это потрясающе!" Ничего другого он и не мог предположить. Однако читатель может поинтересоваться, зачем же я все это рассказываю после стольких лет молчания? Ответ кроется в издании всех рассказов под одной обложкой. Если читатель обратится к последней части сборника, озаглавленной "Архив Шерлока Холмса", он найдет там два рассказа (могу без предубеждения сказать, худших в книге), написанных Холмсом самолично. Как писатель, который еще со времен военной службы серьезно относился к своему труду, я не могу возражать против принижения собственной роли, если от этого возрастает художественная ценность повествования. Но я, естественно, протестую, когда мое значение пытаются принизить другие. Более того, эти два рассказа были включены в "Архив Шерлока Холмса" без моего разрешения и, я могу предположить, в результате тайного сговора между Холмсом и издателями. Я отчаянно протестовал во время первой публикации этой книги, теперь я вновь отчаянно протестую. Я уже написал в Объединенную ассоциацию писателей и в Совет британских врачей. Я хочу привлечь внимание общественности к явно неверному утверждению в одном из рассказов, где с ложным правдоподобием утверждается: "Это случилось в январе 1903 года... Мой добрый Уотсон женился и покинул меня". Я женился, как, очевидно, помнят читатели, в 1887 году, и моя бедная жена умерла в начале 1890-х. По некоторым причинам, которые нет надобности сейчас излагать, я не женился вторично. В результате этой фальшивки ко мне уже наведывались из налогового управления и интересовались, нет ли у моей жены собственного капитала, а на имя миссис Уотсон пришел рекламный проспект, привлекающий ее внимание к новому чудодейственному методу уничтожения волос, предложенному каким-то индийским знахарем. Разве удивительно, что я вознегодовал? Я торжественно призываю издателей изъять этот том из продажи, хотя я первый пострадаю от этого в финансовом отношении.

Алек-Morse: Alexander Orlov пишет: ДОКТОР УОТСОН ПРЕРЫВАЕТ МОЛЧАНИЕ Ох непросто пришлось доктору Ватсону...

Алек-Morse: И снова предновогодний презент от Alexander-а Orlov-а не уверен, правда, что именно в эту рубрику, так как перед нами - документ своего времени, политический фельетон в форме, приближенной к стилизации рассказа АКД о ШХ. Из газеты "Известия", 1927 г., 18 мая - "То, чего не было" или лучше это в тему к советским карикатурам?

maut: ААА, какая прелесть!

Pinguin: Alexander Orlov, я понимаю, вы только недавно пришли на форум и решили быстро-быстро поделиться всем, что у вас накопилось за долгие годы. Только эффект получается смазанный. К примеру, я ваши посты вообще не читаю - слишком много букв сразу. Попробуйте сортировать и дозировать информацию. Таков совет.

Alexander Orlov: Это не накопилось, это мне недавно открылась пещера Али-бабы. А в 0:00 1 января моя карета может снова превратиться в тыкву. А совет принимается.

Михаил Гуревич: А Вы эту пещеру на флэшку скопируйте! А то жалко, если пропадёт.

Alexander Orlov: Как вы себе представляете копирование, например, сайта acdoyle.ru на флэшку?

Михаил Гуревич: Абсолютнро никак Я и флэшкой-то пользовался раза три в жизни. И не копировал, а смотрел.

Алек-Morse: - На букву «М» у меня подобралась отличная коллекция. Джек Свистун – мелкий мазурик. Говард Уилкинсон – магазинный махинатор. Джеймс Паттерсон – манчестерский маньяк. Эдди Трентон – мормонский мракобес. Питер Блэк – мастер мордобития. Мориарти – математик. И, наконец, Сирил Хоккинс – журналист, самый ужасный из всех. - Подчёркнут дважды и три восклицательных знака. А почему он на букву «М»? - Да потому что он просто чудак на букву «М»!!! Музыковед из «Морнинг пост». Послушайте, что он написал во вчерашней статье под названием «Мур-мур вместо музыки»: «…Но среди скрипачей-любителей недавно объявился один высокомерный выскочка, который возомнил себя реформатором музыки. На ежегодном собрании друзей лондонской филармонии он сыграл нечто такое ужасное, что и словами трудно описать. Звуки раздавались такие, будто кошка застряла в трубе!» Мерзавец, мракобес, мазурик и мегодяй! Каково, Ватсон?! А Ватсон в этот момент что-то старательно записывал в блокнот.

Михаил Гуревич: И играл он, надо полагать... правильно, "Мурку"!

ArKan: [img]http://img0.joyreactor.cc/pics/post/фильмы-твиттер-шерлок-холмс-(сериал)-1017950.jpeg[/img]

Михаил Гуревич: А что там у него на шапке?

Sam: По холмсовским местам Москвы. Осенью Пингвин проверял внимательность форумчан, поместив фото одного из красивейших холмсомест Москвы. http://221b.borda.ru/?1-1-0-00000091-000-120-0#061 Этот пруд, где начинался русский флот, назван в честь одного из персонажей Шерлокианы: Серебряно-Виноградный пруд.

Pinguin: Sam пишет: Этот пруд, где начинался русский флот Дайте угадаю. В этом пруду он и закончился? (А куда ему тут деваться!)

Sam: «Свои детские годы здесь провел сын Алексея Михайловича Петр. Гладь этого пруда рассекал он на плохеньком английском ботике, случайно найденном в амбаре. Дальше – история известная: Измайлово по велению императора Петра стали именовать не иначе как «Колыбелью российского флота», а сам ботик — «дедушкой российского флота».» http://kudago.com/msk/place/serebryano-vinogradnyj-prud/

Алек-Morse: За красотой не гнался. Просто перевёл на английский. Посмотрите, всё ли верно: UPD. Здесь будет отредактированное изображение. Оставайтесь с нами

Лоттик Баскервилей: Алек-Morse "some brandy" Бог подаст - по-английски "Lord will provide" "there is no God" (или, соответственно, no Lord")

Алек-Morse: Лоттик Баскервилей, спасибо. Постараюсь переработать.

Alexander Orlov: Согласен с Лоттик Баскервилей Алек-Morse, а для кого это? Будет ли понят комический элемент этого комикса?



полная версия страницы